Криминал

Квартирное рабство

01:26:04, 22 августа 2005
Квартирное рабство
«Люди как люди, квартирный вопрос испортил их», — изрек в свое время герой Михаила Булгакова, маэстро человеческих душ Воланд. Но, наверное, даже сам Князь Тьмы не мог себе представить, на что будут идти люди, чтобы завладеть вожделенными квадратными метрами. Разброс преступлений, совершающихся из-за недвижимости, в Петербурге сегодня велик как никогда — мошенничество, вымогательство, убийство и, наконец, рабство. Именно с рабством пришлось столкнуться семье простых петербуржцев.

История одного исчезновения

Геннадий Комаров исчез осенью 2002 года. Сначала родственники даже не забеспокоились: он частенько запивал и иногда пропадал на несколько дней. Но через несколько месяцев отец Геннадия пошел на прием в отдел уголовного розыска 9-го отдела милиции Красносельского РУВД. Оперативники пообещали разобраться. Дело затянулось. В мае 2003 года скончался отец Геннадия. А в июне по совету адвоката в милицию снова обратился сводный брат Комарова — Валерий Стеклов. После смерти отца он решил добиваться возбуждения разыскного дела по факту исчезновения брата. Ответ из правоохранительных органов пришел только в октябре 2003 года — дело о розыске было принято в производство.

Для оформления принятия наследства Валерию пришлось через суд добиваться, чтобы ему выдали форму 9. Когда он ее получил, его едва не хватил удар. Оказалось, Геннадий приватизировал квартиру, продал ее и выписался в Псковскую область, в деревню Боярская. Учитывая этот факт, судья наложил арест на жилье до выяснения обстоятельств исчезновения мужчины и таинственной продажи квартиры.

Параллельно Валерий решил вести собственное расследование. Он поехал в деревню Боярская, нашел тот дом, где согласно документам должен был проживать пропавший брат. Стоит ли говорить, что там он никого не нашел. Местные жители и слыхом не слыхивали ни о каком Геннадии Комарове. А в декабре 2003 года правоохранительные органы приостановили розыск (об этом факте, правда, никто из Красносельского РУВД сообщить родственникам не удосужился). Только в феврале 2004 года, после обращения семьи в вышестоящие органы, прокуратурой Красносельского района было возбуждено уголовное дело по статье 105 — «убийство». Все родные исчезнувшего мужчины считали, что его нет в живых.

В конце мая Валерию позвонил ошарашенный адвокат. Он сказал, что Геннадий, живой и невредимый, явился в Красносельскую прокуратуру. «Меня многое насторожило тогда, — рассказывает Валерий, — и его неожиданное появление, и то, что он пришел с адвокатом, хотя больших денег у него отродясь не водилось, и его понурый вид, и то, как он с нами общался». По его словам, Геннадий толком так и не ответил ни на один вопрос следователя. Сказал только, что работал все это время в разных местах, место своего нынешнего проживания сообщить отказался. «А когда я увидел, что около прокуратуры моего брата поджидает целая толпа кавказцев, я вообще испугался», — завершил свой рассказ Валерий.

После того появления в прокуратуре Геннадий снова исчез. Родственникам не звонил и никак не давал о себе знать. Уголовное дело об убийстве, естественно, закрыли. Но Валерий свое расследование решил продолжить. Для начала он заинтересовался личностью покупателя и тем лицом, кто по доверенности приватизировал и продал квартиру брата. Покупателем трехкомнатной квартиры оказался пивший запоем гражданин по фамилии Баженов. До того, как купить жилье Геннадия, он при очень странных обстоятельствах продал свою комнату в центре города и тоже переехал в Псковскую область. Странным оказался и тот факт, что посредниками продажи комнаты были те же самые лица, которые помогали приобрести квартиру Геннадия Комарова.

Лакомый кусок

Несмотря на то что уголовное дело было прекращено, Валерий продолжил бороться за жилье брата в гражданском порядке. Еще в 2003 году он подал иск в суд о признании сделки купли-продажи квартиры недействительной. А в 2004 году стал говорить о мошенничестве. В суде защищать права своего клиента — покупателя Баженова должен был адвокат, но вместо него на все заседания стал ходить некий Тимур, представившийся его помощником. Самое интересное, что этот Тимур был в числе тех самых посредников, отправивших Баженова в Псковскую область. На многие, на очень многие вопросы судьи этот «уважаемый» помощник толком ответить не смог: ни на вопрос, почему до сих пор новый владелец не въезжает в купленное жилье, хотя прошло больше года, ни на вопрос, откуда взялись средства на покупку трехкомнатной квартиры у скромного жителя деревеньки под Псковом... Так бы и длился этот процесс, если бы месяц назад к своему брату Валерию Стеклову не прибежал Геннадий... От истории, которую он рассказал, волосы у всей родни встали дыбом.

Началось все с того, что однажды после очередных алкогольных возлияний он проснулся в незнакомой квартире у каких-то кавказцев. Через некоторое время его отвезли в деревню Марьково Сланцевского района. Там находились еще несколько таких же горьких пьяниц, среди которых был и будущий владелец его квартиры — Баженов. Всего в домике в разные периоды обитали от 8 до 12 человек. Жильцам регулярно привозили спирт в больших количествах, пьяницы пили и со дня на день ожидали смерти. За то время, что там был Геннадий, от недоедания и алкоголя умерло несколько человек. Еще трое сбежали в город, чтобы написать заявления в милицию, но след их простыл.

Всеми делами в жутком домике заправлял некто Расул Ибдулла-оглы Гусейнов. Однажды, когда Геннадий и его товарищ по несчастью (тот самый Баженов) вернулись вместе со своими тюремщиками из поездки за продуктами, оказалось, что все остальные жильцы куда-то подевались. Пленники остались вдвоем.

Комаров и Баженов догадались, что и их в скором времени куда-нибудь денут. Весной 2004 года пленников отвезли в Ропшу помогать строить дачу Гусейнову. А в один прекрасный день Геннадия Комарова приодели и повезли в город, в прокуратуру. По дороге помощники Гусейнова запугивали Комарова, угрожали расправиться с семьей, если тот скажет родственникам, где он находится.

Мы не рабы, рабы не мы

Услышав эту историю, Валерий принял решение привести брата в зал судебных заседаний, чтобы тот рассказал судье про все свои мытарства. А тем временем около злополучной квартиры началась странная суета. Позвонили соседи и сообщили, что «несколько кавказцев взламывают двери». Когда Валерий, вооруженный решением суда, прибежал к дверям, там стоял собственной персоной господин Гусейнов с помощниками, которые потрясали доверенностью от «владельца» Баженова на распоряжение имуществом. Не дожидаясь приезда фактического хозяина жилья (Валерия), они поторопились вызвать милицию и МЧС, чтобы вскрыть замки.

Ретивые помощники Гусейнова на ломаном русском пытались объяснить вызванным сотрудникам МЧС, что они и есть «хозаина квартыра». Представители милиции потребовали от Валерия отдать им ключи, совершенно игнорируя наложенный судьей районного федерального суда арест на жилье. Этот документ доблестные стражи порядка, видимо, посчитали филькиной грамотой. Спасло положение только то, что адвокат семьи Стекловых успел взять у судьи еще одно, повторное (!) решение об аресте квартиры. После предъявления новых документов и разбирательства в милиции представители «владельца» Баженова уехали.

Сейчас Валерий не только добивается в суде возврата имущества брату, но и пытается обратить внимание правоохранительных органов на преступную группу, как он считает, промышляющую мошенничеством (а может, даже и убийствами) социально незащищенных петербуржцев с целью завладения их квартирами.

Но эта тема, как оказалось, совершенно не интересна ни милиции, ни прокуратуре Красносельского района, которая регулярно отделывается от назойливого гражданина отписками. Никого не интересует, что у нас в Петербурге, городе, который городские власти позиционируют как «город с европейскими традициями», под самым носом у правоохранительных органов процветает дикое средневековое рабство.

В руки семьи Стекловых попала записная книжка, принадлежавшая ранее одному из кавказцев из окружения Гусейнова. В книжке этой имеются адреса и телефоны квартир. Среди этих телефонов Стекловы нашли и телефонный номер своей квартиры. И много имен было написано напротив других телефонов. Имя несчастного пьяницы Баженова тоже. Не пожалев времени, Валерий позвонил по этим телефонам. Как оказалось, всего за год 90 процентов указанных в записях кавказца квартир внезапно поменяли своих хозяев. Где эти хозяева теперь, никто сказать не берется.

Кристина Важенина
Газета Московский Комсомолец в Питере №31/59 за 03-08-2005

МК в Питере

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100