Криминал

«Дело Шутова» близится к финалу

19:04:08, 08 ноября 2005
«Дело Шутова» близится к финалу
Городской суд Петербурга наконец закончил затянувшееся более чем на год судебное следствие по «делу Шутова» и перешел к прениям. Почти четыре десятка адвокатских отводов составу суда (не считая нерассмотренных), пятеро удаленных до конца судебных прений подсудимых (включая и самого подсудимого депутата Законодательного собрания), жалобы адвокатов на анонимные звонки с угрозами жизни и здоровью, гипертонический и подозрение на гипотонический криз Юрия Шутова – все это, можно надеяться, позади.

Прежде чем дать слово прокуратуре, председательствующий судья Александр Иванов огласил справку из тюремной больницы имени Гааза, куда вчера доставили законодателя с диагнозом «кома 1-2 степени». Как гласит приобщенный к делу документ, «в настоящее время состояние Шутова Юрия Титовича оценивается как средней тяжести, стабильное. Пациент находится в сознании, изъявляет множество жалоб на самочувствие. Давление зафиксировано на отметке 160 на 90».

Первая фраза государственного обвинителя Сергея Бундина вызвала в зале удивленный шепот, и не зря: без преувеличения можно говорить о том, что по другую сторону стены «Крестов» слова прокурора вызовут эмоции куда более бурные. А начал прокурор с того, что из обвинения прокуратура считает необходимым исключить пять эпизодов, в числе которых убийство заместителя председателя Комитета администрации Петербурга по потребительскому рынку Евгения Агарева и директора НПО «Источник» Николая Болотовского.

Прокуратура считает, что установка и активация взрывчатки, причинившей Агареву несовместимые с жизнью раны, произвел гражданин Федоров, а осведомленность и тем более причастность к убийству ныне подсудимых в ходе судебного следствия подтверждения не нашли. Сам же Федоров не смог предстать перед правосудием, так как был убит в 1998-м году (этот эпизод также вменяется членам «банды Шутова», и по нему прокурор выскажется на следующем заседании в «Крестах»).

Не вменяется более подсудимым и убийство директора НПО «Источник» Николая Болотовского, хотя прокуратура и считает доказанным умысел подсудимого депутата Законодательного Собрания Петербурга Юрия Шутова на завладение этим предприятием. Примечательно, что дольше всех на непричастности Шутова к убийству Николая Болотовского настаивал отец погибшего, о чем неоднократно и заявлял в правоохранительные органы.

Не видит гособвинение необходимости уголовного преследования подсудимых за подготовку к заказанному не установленным следствием лицом убийству журналиста Александра Невзорова в августе 1999-го года: после нескольких дней наблюдений за потенциальной жертвой Шутов якобы дал указание отложить убийство на неопределенный срок, а затем «деятельность банды была пресечена». Это трактуется прокуратурой как добровольный отказ от подготовки к совершению преступления, освобождающий от уголовной ответственности.

Та же судьба постигла обвинение в подготовке к заказному убийству приготовление к убийству председателя Совета Директоров ЗАО "Петербургская топливная компания" Андрея Степанова в ноябре 1998-го года. Согласно утверждениям прокуратуры, наблюдение за Степановым и попытка проникновение в его дом имели место, но и в этот раз Юрий Шутов якобы дал «отбой».

Убийство гражданина Александра Здобина, участие в котором подсудимых Рогожникова, Лагуткина и Николаева по мнению обвинения доказано, прокурор попросил считать «эксцессом исполнителей», совершенным из хулиганских побуждений и носящим незапланированный характер, и приписку «в составе ОПГ» просил убрать. Теперь гособвинение вменяет лидерам предполагаемой группировки лишь организацию похищения, а 19 колющих ударов отверткой и не менее 12-ти ударов разбитой бутылкой, приведшие к смерти потерпевшего, исполнители нанесли ему «по собственной инициативе».

В такую же формулировку облекли обвинители и эпизод с разбойным нападением на гражданина Юрия Смирнягина и похищением его документов. По мнению прокуратуры, умысел нападения возник у подсудимых Рогожникова и Никифорова во время совместного с потерпевшим распития спиртного и к делам банды отношения не имел.

Тем не менее, статья 209-я УК РФ осталась в обвинении практически всех подсудимых. Переквалификации, по мнению обвинения, подлежит лишь часть третья в часть первую данной статьи в обвинении самого Юрия Шутова. Это связано с тем, что формулировка «с использованием служебного положения» не подтвердилась. Напомним: Шутову вменяется совершение преступлений в период, когда он был председателем региональной комиссии по сбору информации по итогам приватизации. Однако, как сообщил в своей речи прокурор, в ответ на судебный запрос из Госдумы РФ пришли документы, опровергающие легитимность этой комиссии, что исключает сам факт наличия у подсудимого особого служебного положения. Впрочем, как отметил Сергей Бундин, ответственность за использование своего пусть и не легитимного статуса председателя комиссии для получения у директоров предприятий отчетной документации с целью использования ее в дальнейшем для шантажа с депутата не снимается.

Остальные 20 эпизодов дела обвинение сочло полностью доказанными. Из них сегодня прокурор успел поведать суду лишь о семи. Среди которых подготовка к убийству петербургских бизнесменов Геннадия Устименко и Олега Снегирева в 1998-м году по заказу их должника - председателя Совета директоров финансово-промышленной группы "РоссКо" Дмитрия Филиппова, убийство самого Филиппова («заказанные» предприниматели находились под усиленной охраной, и исполнители сочли более легким устранение заказчика). Убийство предпринимателя Александра Алексеева в мае 1998-го года. Убийство заведующего юридической консультацией N 30 СПбГКА Игоря Дубовика в феврале 1998 года и т.д. Прения продолжатся на следующем заседании по данному делу, которое назначено на 9 ноября.

Павел Горошков,
Фонтанка.ру

Фонтанка.ру

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100