Криминал

ХРОНИКИ КИСЛОТНОЙ ДИСКОТЕКИ

04:46:20, 01 марта 2006
Поздно вечером, когда пустеет общественный транспорт и усталый город готов заснуть, наступает время "кислотных" дискотек. Многие приходят на них с таблетками или порошком в потайных карманах. Они идут, чтобы "оттянуться", и не думают, что для многих из них эта ночь закончится в отделении милиции или на больничной койке.


"НОЧЬ КИСЛОТЫ"

Неиссякаемые толпы подростков спешат к спорткомплексу "Юбилейный" по площади, освещенной сумеречным светом и усеянной тремя слоями мусора. Их не задевают серые тени бомжей, хватающих с земли алюминиевые банки и уцелевшие бутылки, они не обращают внимания на хруст раздавленного стекла, впивающегося в подошвы их ботинок. Там, за стеклянными дверями, их ждет полное раскрепощение.
Цепкие руки милиционеров на входе ощупывают их тела, извлекая недопитые бутылки и банки. Но это не беда: каждый знает, что спиртное можно купить внутри. Вновь прибывшие смешиваются с возбужденными полуголыми существами, чтобы через несколько минут самим принять такой же облик.
Громадная арена спорткомплекса забита настолько, что нечем дышать и негде передвигаться. От оглушительной музыки вибрируют стены и пол, в голове путаются все мысли. Человеческий пот вперемешку с алкогольными испарениями создают чудовищный смрад.
Шлемы на головах омоновцев мгновенно запотевают. Подготовленные выносливые люди в бронежилетах и зимних куртках словно не замечают чудовищной духоты и оглушительной музыки. В эту ночь им не удастся расслабиться. Их задача - следить за порядком в скопище.
В одиннадцать вечера в пикете милиции уже "кайфуют" трое пристегнутых к батарее подростков. У каждого нашли изрядное количество наркотиков. Все они - несовершеннолетние.
У Саши П. затравленные воспаленные глаза наркомана со стажем. При досмотре на его трусах обнаружился кармашек. А в нем - 4 розовые таблетки: экстази. Молодой человек утверждает, что купил таблетки в другом районе города по 200 рублей за штуку. Потом выясняется, что заплатил за них полторы тысячи. Парень не в состоянии подсчитать, сколько будет 200, умноженное на 4.
Саша рассказывает мне, что пришил кармашек на машинке, дескать, друзья посоветовали. При этом парень упорно утверждает, что купил таблетки впервые в жизни, хотел попробовать. Милиционеры ему не верят. "Что ж ты не "закинулся" дома?" - спрашивает один из них. "Хотел поколбаситься", - бормочет он в ответ. Сейчас он с трудом стоит на ногах и сползает на пол. Изможденные глаза смотрят, не мигая, на яркую лампочку под потолком.
Четыре таблетки экстази - слишком большая доза. На веселую ночь с лихвой хватило бы и двух. А если бы парень съел все четыре, то помер бы где-нибудь в дискотечном зале или карете "скорой помощи". Не исключено, что розовые таблетки, которые он бережно носил около своих гениталий, предназначались для продажи. Слишком уж серьезно он подошел к их хранению и перевозке...
У Димы М. - лицо пока еще вменяемого человека. В кармане его шортов милиционеры нашли изрядное количество белого порошка. Это - синтетический наркотик "Спид - И". Парень утверждает, что купил его впервые и опять же в другом районе.
Я долго смотрю в его лицо. Он сам выбирает, стать ли ему законченным наркоманом или выйти в люди. У него пока есть шансы. Парень понимающе кивает мне, мол, больше не буду. Но кто знает, как он поведет себя, когда ему вновь предложат попробовать...

МАГАЗИН В ТУАЛЕТЕ

В руках у омоновца оживает рация. В сквере возле Князь-Владимирского собора двое попытались ограбить парня. Несколько бойцов мчатся туда. Через считанные минуты они водворяют в пикет двоих мужчин. Потерпевший - молодой парень - идет следом. Василий П. рассказывает, что познакомился со своими обидчиками в сквере. Те, узнав, что он при деньгах, поволокли его к ларьку, потребовали купить выпивку. Но Василий смог повалить на землю двоих грабителей, превосходящих его по комплекции, а потом убежал.
"Никогда таких ментов не встречал! Вы представляете, я сказал им, а они сразу схватили этих..." - тараторит Василий, который действительно поражен действиями омоновцев. Успокоившись, он рассказывает, что первым делом побежал в метро и рассказал о случившемся тамошнему милиционеру. "А он мне показал нашивку на рукаве, говорит: "Ты читать умеешь? Мы отвечаем только за метро. Так что гуляй отсюда!" Я спрашиваю, может ли он опознать этого милиционера. Василий отвечает, что может.
Хорошо бы пойти в метро и поговорить с этим "блюстителем порядка", но омоновец зовет меня в медпункт. Там случилось ЧП.
Добраться туда непросто. Тысячи полуголых ошалелых существ непонятного пола и возраста заполнили все уголки стадиона и желеобразной массой текут в разные стороны. Протискиваясь между ними, я ощущаю их липкую кожу, чувствую нестерпимый запах, глохну от воплей и свиста.
В медпункте на кушетке лежит в полуобморочном состоянии девушка со связанными ногами. Ее без сознания приволокли из дискотечного зала. Местный врач Алла Юрьевна моментально ставит диагноз: она законченная наркоманка и приняла избыточную дозу. Девушка не может вспомнить свое имя. Ее глаза с чудовищно расширенными зрачками смотрят в одну точку. Сотрудник ОМОНа снимает на видеокамеру ее безжизненное лицо и задает вопросы, которые остаются без ответа.
"Как бы она коня не двинула", - говорят врачи, отправляя ее в отделение токсикологии. Они знают: больше двух-трех лет ей не прожить...
В коридоре перед милицейским пикетом лицом к стене стоят несколько молодых людей наркоманского вида. Помимо омоновцев, здесь работают сотрудники нескольких подразделений Петроградского РУВД: вневедомственной охраны, ППС, угрозыска, а также участковые. Без дела не сидит никто. Прямо в коридоре они тщательно обыскивают всех подозрительных. Заставляют снимать и отряхивать обувь и носки, выворачивают карманы и исследуют их содержимое, стаскивают одежду и нижнее белье. Милиционеры с отвращением поднимают с пола и исследуют каждый ошметок грязи, выпадающий из их одежды и обуви. Перед досмотром каждому предлагают добровольно сдать все запрещенные предметы, интересуются, есть ли наркотики. Все это фиксируется на видеопленке. Приходится все время кричать, поскольку громкая музыка и вопли веселой толпы не позволяют слышать человека, стоящего в нескольких сантиметрах.
На столе лежит "улов" милиционеров: пакетики с порошком и таблетки. Здесь есть все - экстази, гашиш, героин и белое вещество, которое хозяева называют "скорость". После составления протокола всю эту дрянь кладут в белые конверты и запечатывают. В милицейском пикете и в коридоре перед ним сидят уже около десяти человек в наручниках. Но это еще не все...
В туалетах спорткомплекса полный аншлаг. Многие идут туда, чтобы спокойно уколоться, покурить или проглотить таблетку. "Дурь" можно купить тут же. Об этом свидетельствуют показания нескольких наркоманов.
Охранники спорткомплекса и милиционеры регулярно извлекают отсюда тех, кого удается поймать с поличным. Один из них - мужчина лет под тридцать. При виде милиционеров он засунул руку в унитаз чуть ли не по самый локоть. Как оказалось, утопил гашиш. Остатки наркотика были извлечены из его кармана. Теперь мужчинка сидит в пикете и грызет ноготь на той самой руке...

ЛИЧНЫЙ ДОСМОТР

Из служебной уборной, заливаясь слезами, выходит симпатичная блондинка в сопровождении милиционерши. Только что на ее теле искали наркотики. Их не было. Теперь девушка горько оплакивает свое унижение и обиду. Милиционеры извиняются перед ней, дескать, осечка вышла. Молодой человек трогательно утешает ее, стирает ладонью слезы с ее лица и подставляет свое плечо. Я отвожу глаза, поскольку нет сил на это смотреть.
Примерно через час все из того же отхожего места приводят еще одну парочку. У "кавалера" тут же находят наркотики. Надо обыскать его юную спутницу. Участковый тянет меня за рукав и говорит: "Пойдем, поможете мне". Позже выяснится, что он принимал меня за сотрудницу пресс-службы ГУВД. Только за дверью служебной уборной я понимаю, что должна сделать. Мурашки забегали по спине и потемнело в глазах. Хочется уйти, но одна мысль останавливает меня: чем я лучше тех, кто каждый день вынужден ощупывать чужие тела, рыться в карманах? Только тем, что они обязаны это делать, а я - нет?
Милиционер отворачивается и дает команды. Кусая губы от стыда и отвращения, я извлекаю из карманов девушки мелочь, прикасаюсь к ее мокрой от пота коже, заглядываю под белье. Наконец, докладываю, что ничего нет. Участковый уходит, и мы остаемся одни. С трудом ворочая языком и стараясь унять дрожь, я пытаюсь извиниться перед бледной пятнадцатилетней девочкой. Она повторяет: "Я все понимаю, только почему со мной это случилось?" Неизвестно, кому сейчас хуже, ей или мне...
Милиционеры с извинениями провожают девушку, объяснив, что ее друг поедет в отделение. А я понимаю, что никогда не смогу забыть то, что случилось несколько минут назад...
Из шока меня выводит новый звонок из медпункта.

ДЕНИСКА И "МИККИ МАУС"

Рита стоит на четвереньках и скулит, точно затравленная собака. Врачи говорят, что она съела "рыжего Микки Мауса". Это синтетический наркотик. Алла Юрьевна сразу определяет, что она попробовала его впервые.
Некоторое время спустя Рита приходит в себя. Стены больше не надвигаются на нее, и шкаф с медикаментами не собирается ее проглотить. Перед глазами перестали кружиться всякие мушки, белочки и прочие порождения ее галлюцинаций. На их место приходит стыд. Рите 21 год. Этой женщине с умным симпатичным лицом явно не место в этом аду. "Были проблемы, хотелось забыться", - шепчет она.
Вслед за Ритой в медпункт приволакивают Дениску. Впрочем, его имя выяснится минут через двадцать. А пока высокий, довольно крепкий еще парень корчится на кушетке, бьется головой о доску, царапает стену. Он наглотался адской смеси героина и экстази. Врачи находят остатки этой отравы в его кармане.
Как только детина успокаивается, врач "скорой помощи" бесстрашно наклоняется над ним и спрашивает имя. "Денис", - еле слышно шепчет он. Свою фамилию, отчество и год рождения он не помнит. "Может быть, имя тоже не его?" - размышляют врачи, но продолжают ласково называть Дениской. В мобильном телефоне у парня обнаруживается запись под именем "Мама". Как только врач говорит, что ее сын лежит тут с наркотической интоксикацией, мамаша бросает трубку. "Эх, опять не узнали его фамилию и отчество", - сокрушается врач...
На часах 4 утра. Но в милицейском пикете по-прежнему кипит работа. Часть задержанных готовят к отправке в 71-й отдел. Моих старых знакомых наконец-то отстегнули от трубы и разрешили одеться. Одновременно идет обыск новых подозреваемых.
Усталый оперативник беседует с девчонкой, которую застали в туалете нюхающей белый порошок. Для наглядности ей демонстрируют кадры, только что отснятые в медпункте. "Посмотри, в кого ты превратишься, если не завяжешь с этим", - говорят ей. На лице 17-летней девочки появляется страх. Может быть, в эти минуты ей спасли жизнь...
Морозный уличный воздух приводит в чувства и позволяет вздохнуть полной грудью. Припорошенный снегом омоновский офицер смотрит вслед обкуренным и полураздетым девочкам. "Кто-то бешеные деньги заколачивает, а эти малявки пропадают. Надо бы закрыть это безобразие", - говорит он. Однако офицер понимает, что никто не собирается закрывать эту дискотеку. Она приносит большой доход. Уже завтра здесь будет новая "ночь кислоты".

Невское Время

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100