Криминал

Кладбищенские войны: победителей осудят

21:57:01, 29 мая 2006
Кладбищенские войны: победителей осудят
Услышав приговор, главный свидетель обвинения Сергей Залесский, на «плодах» деятельного раскаяния которого выстроено практически все «Кладбищенское дело», с трудом удержался на ногах. Вместо 7 лет и двух месяцев условно, потребованных для него прокурором в прениях, ради которых он на следствии написал явку с повинной, подробно расписал структуру и деятельность «банды Волошинова» и придерживался своих признательных показаний в течение всего процесса, он получил 6 лет 6 месяцев строгого режима.

В отношении остальных подсудимых, по версии обвинения, воевавших в 2000-2001 годах с «Тамбовской» ОПГ за контроль над деятельностью кладбищ Ломоносова, Петродворца и Стрельны, суд требования прокуратуры смягчил. Так, банщик из Ломоносова Сергей Лебедев и официально неработающий Николай Бергер, которым государственный обвинитель в прениях потребовал пожизненных сроков, удостоились «лишь» 25 лет строгого режима. А третий несостоявшийся «пыжик» - неработающий Андрей Соколов – получил 17 «строгих» лет. Неработающие Александр Бабич и Анатолий Быстров получили по 10 лет строгого режима, коммерческий агент ООО «Доброта» Олег Толмачев – 9. Три года общего режима получил и житель Ломоносова Кирилл Вилкас, который признан виновным лишь в хранении под страхом расправы оружия банды у себя в квартире.

Борьба за «царство мертвых»

В 90-х годах прошлого века бывшие сотрудники Бабигонского и Иликовского кладбищ Николай Волошинов и Алексей Соловьев учредители охранное предприятие «Сезам», набрав сотрудников из безработных жителей Ломоносова и Стрельны. ЧОП, по данным следствия, не только охранял кладбища, но и «решал» другие «вопросы», принося Волошинову и Соловьеву неофициальный доход.

Так было до весны 2000-го года, когда на кладбищенский бизнес положило глаз «тамбовская ОПГ», которое, по мнению прокуратуры, представляли Александр Голубев, Владимир Михайлов, Алексей Ляшок, Сергей Быстров и Юрий Шадрин. На Бабигонском кладбище раздались пистолетные и автоматные выстрелы. Волошинов и Соловьев с огнестрельными ранениями оказались на больничных койках. Кладбища перешли в руки агрессоров.

ЧОП «Сезам» готовилось к ответному удару целый год. Наконец, Волошинов и Соловьев дали отмашку. Как установил суд, 2 апреля 2001 года Николай Бергер, предупрежденный по рации о приближении Владимира Михайлова, подкараулил его в подъезде дома в Ломоносове и разрядил ему в спину и затылок обойму автомата «Калашникова».

21 июня 2001-го года в 2 часа ночи Николай Бергер с автоматом и Сергей Залесский с пистолетом затаились в подъезде дома в Петродворце, где жил Алексей Ляшок. Потерпевший вошел в подъезд, где ждали предупрежденные о его приближении киллеры, и получил в спину «множественные огнестрельные ранения», от которых скончался на месте. Сергей Залесский на следствии и в суде утверждал, что принял участие в убийстве лишь под страхом смерти и расправы над близкими и при этом сам стрелял не в жертву, а в стену. Однако эксперты нашли в теле Ляшка помимо огромного количества пуль калибра 7,62 еще и две 9-миллиметровые пули.

«Ответный удар» или «удар в спину»?

2 июля в спортзале «Атлетической гимнастики» на Фурштатской получил не совместимые с жизнью огнестрельные ранения Алексей Соловьев. Подсудимые утверждали, что за этим убийством стоит «тамбовская ОПГ», но суд установил, что «черное дело» задумал Волошинов, чтобы единолично управлять бизнесом. А исполнил Андрей Соколов при содействии Лебедева. Роль последнего ограничилась лишь «некачественным» исполнением роли личного телохранителя Соловьева в спортзале: на его глазах Соколов разрядил в жертву обойму ПМ и покинул место преступления.

Последний эпизод дела – убийство еще двоих предполагаемых «тамбовцев» Сергея Быстрова и Юрия Шадрина – суд счел недоказанным. 16 октября 2001-го года на дороге к Иликовскому кладбищу, по которой обычно регулярно ездил Шадрин, была организована засада. Соколов изготовил две «конструкции типа «еж» из гвоздей и досок», которые должен был бросить под колеса «Мерседесу» Шадрина, а Бабич, Бергер и Лебедев засели в кустах у обочины с автоматами. Однако в тот день покушение не состоялось: на горе киллеров случайно наткнулся грибник, которому пришлось объяснять, что делают люди с оружием у дороги. Неустановленный следствием лесной прохожий поверил (или сделал вид что поверил) версии о «тренирующихся военных» и ретировался, но засада была в срочном порядке снята. А спустя двое суток Шадрин и Быстров на том же месте были расстреляны из автоматов неизвестными.

Суд не усмотрел доказательств того, что стреляли именно подсудимые, и признал их виновными лишь в подготовке к убийству. А дело об убийстве управляющего Иликовским кладбищем Шадрина и его водителя Быстрова было выделено в отдельное производство и возвращено в прокуратуру на доследование.

В конце ноября 2001-го года Волошинов в сопровождении «охранников» явился на оба кладбища, выстрелами в воздух остановил там работы, собрал вокруг себя сотрудников и заявил им о своем возвращении.

Право на реабилитацию

Кроме Сергея Залесского прокуратуре на следствии помог и Андрей Соколов. Оказавшись в зале суда в одной клетке с «товарищами по делу», он от своих следственных признаний отрекся и заявил, что оклеветал себя и других, поддавшись на обещание выпустить его из-под стражи. Но суд счел правдивыми именно первые показания.

Ни один из свидетелей, перечисляя членов банды, описывая их функции и распределение ролей, не сообщили ни следствию, ни суду никаких фактов преступной деятельности подсудимого Дениса Васильева. Суд установил лишь, что он был «ближайшим помощником Волошинова на Иликовском кладбище», сотрудником коего являлся. В связи с этим Васильев был оправдан по всем пунктам обвинения.

А сам Волошинов все еще в розыске, и дело его живет... то есть – выделено в отдельное производство.

Павел Горошков,
Фонтанка.ру

Фонтанка.ру

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100