Криминал

"Мне кажется, визит Ямадаева был согласован..."

17:37:03, 20 сентября 2006
"Мне кажется, визит Ямадаева был согласован..."
Сулим Ямадаев показал пример: люди из Чечни легко могут прибыть в Петербург с оружием, чтобы, не обращая внимания на правоохранительные органы, делать то, что им вздумается. В городе на Неве произошло то, что случилось несколько лет назад в столице, с той лишь разницей, что сюда чеченцы приехали решать экономический вопрос со своими земляками, а туда – политический с российским правительством. Потому тут это ударило только по генеральному директору отдельно взятого предприятия, а там по всем, кто пришел посмотреть «Норд-Ост». Но это случилось, и это – последнее предупреждение...

Такие мысли беспокоят сегодня большинство горожан. Именно с этих неприятных тезисов началось наше интервью с президентом Вайнахского конгресса (так называется чеченская диаспора Петербурга) Абдуллой Даудовым:

- Мне кажется, - возразил Абдулла Хамидович, - что сравнение с «Норд-Остом» тут неуместно.

- Почему неуместно? В обоих случаях большие группы вооруженных людей из Чечни прибыли в центр города для решения каких-то своих вопросов. И никто их не остановил, никто не задался вопросом: не являются ли вооруженные чеченцы членами незаконных вооруженных формирований?

- Это Ямадаев-то - член незаконных вооруженных формирований?! Вы, наверное, не в курсе. Ямадаев – российский генерал, назначенный на высокий пост в Чеченской республике российским правительством. Это человек, который во время войны не позволил разрушить Гудермес и ближайшие населенные пункты. Не позволил в том числе и Дудаеву.

Я предлагаю прекратить рассматривать произошедшее как конфликт с участием чеченцев. Это был конфликт, в котором участвовали граждане Российской Федерации. Со всеми, вытекающими отсюда правовыми последствиями. И сравнение с трагедией в «Норд-Осте» тут недопустимо. «Норд-Ост» захватили террористы, на территорию «Самсона» прибыли сотрудники российских правоохранительных органов.

- Но, простите, после визита этих сотрудников генеральный директор предприятия оказался в больнице со следами пыток.

- А такого не бывает после общения с сотрудниками правоохранительных органов других национальностей?

- То есть, вы оправдываете произошедшее?

- Ни в коем случае! Я прошу рассматривать произошедшее как инцидент с участием вооруженных людей. Какая разница, какой эти люди национальности? Они были вооружены, они безобразно вели себя по отношению к гражданину России Хамзату Арсамакову. Они должны отвечать за это в соответствии с российским законодательством, независимо от того, чеченцы они или узбеки, милиционеры они или офицеры Российской армии. Если было совершено уголовное преступление, виновные должны быть наказаны. Но не потому, что они чеченцы, а потому, что они преступники.

- А вы знакомы с Ямадаевым?

- Нет. Но я знаком с Хамзатом Арсамаковым, он мой друг и ученик, он учился на историческом факультете Санкт-Петербургского государственного университета. Кстати, а вы уверены, что на «Самсон» приезжал именно Ямадаев? Что, ему послать, что ли, некого?

- Насколько мне известно, у потерпевшей стороны «подлинность» Ямадаева сомнений не вызывает.

- Мне очень не хочется верить, что это был он. Понимаете, эта проблема намного шире национальной чеченской. Если это был Ямадаев, выходит, на криминальную разборку приезжал российский генерал, высокопоставленный российский чиновник. Это позорит не Чечню, это позорит государство, у которого генералы на разборки ездят.

- Но наши читатели воспринимают произошедшее как некую «чеченскую угрозу»: мол, чеченцы настолько склонны к силовым решениям конфликтов, что там даже генералы лично людей пытают...

- Не хочу вас обидеть, но это предрассудки, которые появились у людей, в том числе, благодаря средствам массовой информации. Многие привыкли приписывать нам всякие негативные черты в качестве национальных особенностей. А почему бы не вспомнить, например, про то, что у чеченцев не принято сдаваться в плен? Почему бы не вспомнить, что именно благодаря этой национальной чеченской черте мы до сих пор гордимся стойкостью защитников Брестской крепости? Это Сталин вычеркнул из учебников истории, но среди защитников Брестской крепости были около 400 чеченцев. Более того, в Хасавюрте до сих пор живет человек, который водрузил красное знамя над Рейхстагом. Да-да, вместе с Егоровым и Кантарией. Это сделали три советских воина. Почему мы не вспоминаем, сколько среди чеченцев героев России?

- Ямадаев тоже герой России...

- Да, я знаю. Но, повторяю, я не уверен, что это был он. А, если все-таки он, то у меня вопросы к тем, кто его назначил на высокие должности. Нельзя предоставлять пост, от которого зависит судьба целого народа, человеку, который сначала служил какому-то идолу, потом черту, а потом чем-то услужил власти.

- Вы, простите, кого имеете в виду?

- Никого конкретно. Я имею в виду ситуацию в целом. А «чеченской угрозы» в нынешнем, обывательском понимании этого термина, не существует. Чеченская угроза – это те же парни, которые служили в ОМОНе на чеченской войне, вернулись оттуда с переломанной психикой и стали бандитами. И сегодня в Петербурге они просто бандиты – независимо от того, русские они или чеченцы. А то интересный расклад получается: чеченские милиционеры вмешались в коммерческий конфликт – все говорят о терроризме, а, когда выясняется, что русские по национальности сотрудники Генеральной прокуратуры кого-то «крышуют», то, мол, все нормально, мы их уволим! Ну, в крайнем случае, привлечем к уголовной ответственности за превышение должностных полномочий.

- И, тем не менее, вооруженные люди из Чечни спокойно прибыли в центр Петербурга, несмотря на все меры безопасности. Вы говорите, что эти люди – сотрудники правоохранительных органов. Наверное, так и есть. Но мне представляется сомнительным, что они отмечали командировочные удостоверения в управлении кадров нашего ГУВД.

- Не знаю насчет ГУВД, но мне кажется, если это был Ямадаев, то вопрос о его приезде был согласован. Пусть неформально, но на очень высоком уровне. Понимаете, когда террорист Шамиль Басаев говорил, что доехал только до Буденновска, потому что гаишники оказались слишком жадными, и деньги кончились – а так, дескать, собирался в Москву – я в это не верю. Попробовали бы мы с вами сесть в автобус и с оружием в руках покинуть зону боевых действий! Нас задержали бы на первом же блок-посту!

Есть масса нюансов, которые позволяют предположить, что теракт в Буденновске был очень выгоден тогдашней российской элите – с целью формирования «правильного» отношения к чеченцам у глав европейских стран. Вот Басаев и доехал до Буденновска, а потом уехал обратно на автобусах, которые, как выяснилось, под охраной ОМОНа заранее стояли в соседнем поселке...

- Это, если не ошибаюсь, Басаев говорил, что Петербург чеченские боевики не рассматривают как место для проведения террористических актов.

- Совершенно верно, и дело тут вовсе не в том, что об этом сказал Басаев. Петербург – культурная, интеллектуальная столица России, это прекрасный многонациональный город. Чеченцы не сделают ничего плохого нашему городу, потому что этому нет предпосылок.

Герман Петров,
Фонтанка.ру

Рейд чеченской милиции на питерское предприятие завершился скандалом
Судебное разбирательство между «Самсоном» и «Салолином»

Фонтанка.ру

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100