Криминал

Присяжные победителей не судят

21:02:06, 18 октября 2006
Присяжные победителей не судят
После оправдательного вердикта, вынесенного присяжными заседателями по делу вьетнамского студента Ву Ань Туаня, так и тянет спросить: а кто они, эти присяжные? Что это за люди, которые с легкостью ставят крест на кропотливой, хотя, возможно, и не столь убедительной работе следствия и прокуратуры? Чем они руководствовались, когда выносили свое решение, поощряемые возгласами из зала про «самый гуманный суд в мире»? И самое главное: насколько обоснован их «гуманный» вердикт – уже третий по счету в печальном мартирологе громких националистических дел, рассмотренных петербургскими присяжными?

Известно, что коллегия присяжных по делу вьетнамского студента Ву Ань Туаня была отобрана лишь со второго раза. В первый раз 28 марта многие не выдержали неразберихи (два часа им пришлось толпиться в коридоре, прежде чем их запустили в зал), другие не вынесли заковыристых расспросов о собственной личной жизни и отношении к национальному вопросу. Кто-то посчитал, что не сможет пожертвовать полугодом жизни ради решения чужой судьбы. В результате, было отобрано лишь 11 заседателей, и повторный набор был назначен на 18 апреля.

Тогда на «кастинг» пришло более сотни потенциальных присяжных. Около половины из них также взяли самоотвод, однако оставшихся хватило, чтобы стороны смогли отобрать из них дюжину основных и десяток запасных. При этом и защита, и обвинение воспользовались своим правом на мотивированные и немотивированные отводы. Так, по решению адвокатов получил отвод кандидат с ярко выраженной кавказской внешностью, а также один чрезмерно агрессивно настроенный претендент с внешностью славянской. Обвинение в свою очередь дало отворот двоим кандидатам из той же возрастной категории, что и подсудимые.

Домработница, инженер, воспитатель детского сада, научный сотрудник, директор фирмы, пенсионер и другие представители «народа» под руководством водителя трамвая полгода изучали то, что им представляло обвинение. Затем – два месяца – то, что им представила защита. И вчера вынесли вердикт. Они знали о реакции правозащитников и политиков на вердикт по делу об убийстве Хуршеды Султоновой, слышали по телевизору слова губернатора Валентины Матвиенко по поводу вердикта по делу об убийстве Ролана Эпоссака. И тем не менее, приняли решение, которого от них ожидал мало кто из тех, кто не был посвящен в тайны этого закрытого процесса. И теперь осуждать присяжных не решается ни губернатор, ни прокуратура.

Губернатор Петербурга Валентина Матвиенко отметила, что суд присяжных – это народный суд, и с ее стороны оценивать этот вердикт некорректно, пусть лучше в этом разбираются юристы. Пресс-секретарь прокуратуры Петербурга Елена Ордынская заявила, что дело будет изучено и обжаловано лишь в том случае, если будут найдены процессуальные нарушения.

Юлий Рыбаков, сопредседатель правозащитной фракции петербургского «Яблока», назвал вердикт «показателем кризиса системы власти»:

- С одной стороны, наличествуют поощряющие условия для преступника, с другой - ничего не сделано для того, чтобы вооружить правоохранительную систему инструментами для борьбы с преступностью. Мы не знаем, то ли уголовный розыск опять поторопился и поймал не тех, то ли прокуратура в силу бездарности своих работников не смогла подготовить убедительного обвинения. Нельзя также отрицать, что сами присяжные заражены национализмом и готовы умышленно покрывать преступников. В жизни происходят такие ситуации, когда чутье народа может оказаться справедливее, чем буква закона. Но, чтобы всем было ясно, в чем ошибка государственной машины, необходимо, чтобы суд был открытым. Особенно это важно, когда дело имеет общественное значение.

Юрий Вдовин, председатель правозащитной организации «Гражданский контроль», настроен скептически по отношению к органам следствия:

- Я подозреваю, что следствие, уверенное в том, что судебные органы штампуют любые представления, готовилось к процессу непрофессионально. И в реальном состязательном процессе в присутствии присяжных не смогло одержать победу над адвокатурой. Но немалую роль в вынесении оправдательного вердикта сыграло и поведение «группы поддержки»: активисты сомнительных в плане толерантности организаций и черносотенная пресса втолковывала общественности, что тема «русского фашизма» – это ширма для антинародной политики властей, да и вообще между наркоторговлей и этническими группами существует прямая связь. Присяжным же, как водится, трудно закрыться от внешнего потока информации, как того требует процедура, во время принятия судьбоносного решения. Они могут отражать ксенофобские настроения, царящие в России. Я также не исключаю, что на присяжных могло оказываться давление. Но это никоим образом не порочит саму систему присяжных заседателей. Суд присяжных вживляется в больную, зависимую от исполнительной власти судебную систему РФ, и приживается тяжело. Она должна развиваться для оздоровления судебной системы в России.

Юрий Беляев, лидер «Партии Свободы», осужденный за разжигание национальной розни, полностью поддерживает вердикт присяжных:

- Разумеется, положительно! Что тут можно сказать? Бездарная милиция, бездарный 18-й отдел вместе со своим главарем. Они же что? Хватают, бьют, выбивают. Со мной, вон, то же самое. В общем, очень положительно, и считаю, пора нашему, так сказать, руководителю рассмотреть этот вопрос. И вообще, поменять состав личный 18-го отдела, начальника поменять. Потому что оперативники тамошние уже выработались, найти убийц не могут. Придут нормальные опера – и будут нормально работать и нормально всех найдут. А найти, я считаю, надо. Ведь мы не в банде же живем. Если вот так вот безнаказанно будем кого-то даже за правое дело резать, то тогда это уже не государство. А завтра кто-то решит, что я каким-то требованиям не соответствую и зарежет... Вот я знаю, как искать.

Адвокаты обвинявшихся в убийстве вьетнамского студента Ву Ань Туана уверены, что общественность – на их стороне.

Владимир Бобров:

- Победителей не судят: есть такая поговорка. Состязательность процесса была налицо, и то, что вердикт был вынесен в пользу подсудимых, говорит лишь об одном: защита была на высоте, а доказательства, выдвинутые обвинением, были, мягко говоря, слабоваты. Институт присяжных формируется, приобретает вес и кредит доверия. И вчерашний вердикт – это еще одна большая победа на этом пути. Что бы там ни говорили те, кому он не нравится, я могу сказать: все было по закону. Председательствующий судья работал на должном уровне, грамотно разъяснял присяжным все тонкости процесса, не влияя при этом на их точку зрения.

Ирина Болисова:

- Иногда бывает ощущение момента истины. Так вот, вчера был именно такой момент. Вердикт взвешенный, умный, продуманный, логичный. На самом деле, суд присяжных сегодня – это единственный шанс для любого человека на справедливое решение своего дела. Когда двенадцать посторонних людей, которым не нужно ни защищать честь мундира, ни сохранять какие-то посты, изучают только факты и принимают единственно верное решение. Я вам так скажу: если дело хорошо расследовано, ни профессиональный судья, ни суд присяжных никогда не вынесут оправдательного решения. В нашем деле был блестящий государственный обвинитель, прокурор высочайшей квалификации. Она выполнила свой долг на высшем уровне, и как юрист перед юристом я снимаю перед ней шляпу. Но ведь нельзя найти черную кошку в темной комнате, если ее там нет! Ее искали полгода, и не нашли.

Руслан Комев:

- Все правильно, доказательств, кроме признаний одного подсудимого, от которых он отказался, у них не было, и обвинение ни на чем больше не строилось. Следствие еще поступило весьма дальновидно, объединило несколько дел в одно, чтобы не портить статистику прокуратуре. Если бы был один эпизод с вьетнамским студентом, был бы вердикт абсолютно оправдательным. А так – хоть какой-то эпизод остался, так вроде бы и не абсолютно оправдательный. Опять же, я думаю, что они обязательно обжалуют его в надзорной инстанции. Хотя бы придерутся к этому перерыву в совещании присяжных. В праве здесь белое пятно, и однозначного ответа на вопрос: можно или нельзя так делать – нет. Если, к примеру, обратиться к опыту развитых европейских держав, где институт суда присяжных работает достаточно давно, то так делать нельзя.

Павел Горошков,
Павел Викторов,
Фонтанка.ру

Трижды гуманный суд Петербурга

Фонтанка.ру

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100