Криминал

Суд не нашел ОПС наркоторговцев на Васильевском

13:03:49, 09 сентября 2009
Суд не нашел ОПС наркоторговцев на Васильевском

Городской суд вынес приговор по громкому уголовному делу, имеющему с легкого пера журналистов много названий: "милицонеры-наркоторговцы", "милицейская крыша", "дело Амиго". Оперуполномоченный Андрей Лебедев, по версии обвинения, лидер организованного преступного сообщества, получил по приговору 3,5 года колонии поселения, так как суд установил, что хоть опер и имел отношение к наркобизнесу на Васильевском острове, но лидером ОПС не был. По простой причине - никакого ОПС не было. Вообще. Если следствие уверено, что преступное сообщество было, и Лебедев – его лидер, где железобетонная доказательная база? А если – нет, тогда к чему весь этот цирк с разоблачением наркомафии в погонах?

Тысячи, а может, сотни тысяч бумажных листов были потрачены на составление материалов следствия, одного только обвинительного заключения на 70 (!) томов. Уголовное дело, главным фигурантом которого был оперуполномоченный отдела уголовного розыска КМ Василеостровского РУВД Андрей Лебедев, направили в суд сентябре 2008 года. Затем дело вернули в прокуратуру (судья усмотрел процессуальные нарушения), после обжалования этого решения в Верховном суде материалы возвратили в горсуд, и в мае этого года началось рассмотрение.

Старший лейтенант милиции Лебедев был задержан сотрудниками госнаркоконтроля в декабре 2006 года. Изначально ему вменялась попытка получения взятки, но затем статью переквалифицировали в 210 УК РФ (организация преступного сообщества), далее добавились почти 30 эпизодов попыток и непосредственно сбыта наркотиков. Заключительным аккордом стали две статьи Уголовного кодекса: 285 и 286 (злоупотребление и превышение должностных полномочий). Параллельно с этим в прессе делались громкие заявления о том, что обезврежена настоящая наркомафия, которая на протяжении 2-х лет поставляла и реализовывала героин на территории Васильевского острова.

По версии следствия, контролировал весь этот наркобизнес Лебедев, который в 2004 году создал преступное сообщество и имел подпольную кличку Амиго. Поставлял наркотик гражданин Эстонии Виталий Зборщик. Партию героина поставщик лично, либо через курьера оставлял в квартире дома 15 по Морской набережной, затем Всеволод Казанкин и Алексей Широков расфасовывали товар на более мелкие партии и сбывали через Екатерину Филатову, Ольгу Никифорову, Владимира Немышева, Константина Архипова и Владимира Леденева, которые, в свою очередь, делили героин на разовые дозы. По версии следствия, ежемесячный доход преступного сообщества составлял около полумиллиона рублей. Впоследствии по аналогичной схеме были созданы еще три группы. Во всех четырех группах была жесткая дисциплина, даже за мелкие проступки применялись серьезные штрафные санкции.

Безнаказанное существование мафии на Васильевском острове, по мнению следствия, объяснялось тем, что прикрывали тылы наркоторговцев сотрудники милиции - замначальника 16-го отдела милиции Василеостровского РУВД капитан Сергей Тишков, старший оперуполномоченный того же отдела старший лейтенант Александр Рябцев, и оперуполномоченный Лебедев – глава, идейный вдохновитель и жесткий лидер. Все трое представителя власти постоянно держали «руку на пульсе», при возникновении какой-либо заинтересованности со стороны коллег, милиционеры давали указание наркодилерам временно остановить работу. Если "торговцы смертью" попадались в силки закона, Лебедев, Тишков и Рябцев бросались на выручку.

Такова была позиция следствия и такое обвинение было предъявлено: Амиго уличался в создании и руководстве преступного сообщества, ему как главе наркомафии вменялось почти 30 эпизодов сбыта наркотиков, плюс превышение и злоупотребление своим служебным положением. Тишков и Рябцев обвинялись в создании ОПС, превышении полномочий с тяжкими последствиями и сбыте наркотиков. Организованным Амиго наркоторговцам была предъявлена (помимо 210 статьи) серия сбытов и его попытки: Зборщику – 23 эпизода, Казанкину и Широкову – по 22 случая, Филатовой – 11 раз, Никифоровой – 8, Немышеву – 4. Еще двое обвиняемых: Константин Архипов и Владимир Леденев, по версии следствия, сбывали героин 10 и 8 раз соответственно.

Приговор, вынесенный 26 августа 2009 года, удивил многих. Самое суровое наказание получили Владимир Немышев (13 лет колонии строгого режима) и Виталий Зборщик (12 лет колонии строгого режима). Люди, которые, по утверждению обвинения, были лишь марионетками в руках Амиго. Сам Лебедев приговорен к 3 годам 6 месяцам колонии-поселения, его коллеги Тишков и Рябцев – к 9 годам колонии строгого режима, Филатова проведет в ИК общего режима 9,5 лет, Никифорова на полтора года меньше. Казанкин и Широков получили по 8 и 7 лет (!) условно, а Архипов и Леденев и вовсе были оправданы судом.

Такой неожиданный поворот объясняется достаточно просто: обвинение не смогло доказать виновность подсудимых во всех тех грехах, что им вменялись. Суд отверг львиную долю эпизодов либо в связи с отсутствием события преступления, либо за непричастностью фигурантов. В итоге из целого списка злодеяний у Лебедева остался только один факт превышения должностных полномочий. По одному эпизоду у Тишкова с Рябцевым, по 4 факта у Зборщика, Казанкина и Широкова, 7 - у Филатовой, 5 - у Никифоровой и 3 – у Немышева. На суде было наконец установлено, что же все-таки происходило в 2004 году на Васильевском острове. Казанкин, Широков и Зборщик объединились в устойчивую преступную группу в целях сбыта героина. Параллельно с ними Филатова организовала свою группу, которая состояла из Никифорова и Немышева. Оба объединения активно взаимодействовали друг с другом, а Лебедев, Тишков и Рябцев "крышевали" наркоторговцев: предупреждали о рейдах, вытаскивали из изоляторов в случае задержания. В частности, капитан Тишков и старлей Рябцев были признаны виновными в том, что старший лейтенант по прямому указанию начальника подложил в карман местного наркомана 30 чеков героина. При помощи угроз и физического насилия Рябцев заставил потерпевшего взять на себя не только вину задержанного на тот момент Немышева, но и признаться в совершении 10 краж на территории района.

Занимателен тот факт, что и в ходе предварительного следствия, и на суде двое фигурантов – Казанкин и Широков – активно признавались (и это стало основанием для предъявления обвинения Лебедеву) в том, что входили в состав преступного сообщества под предводительством Лебедева. Но суд расценил эти показания как недостоверные, мало того, было установлено, что сотрудник милиции не имел отношение к руководству и организации ОПС, так как не было самого сообщества. Были всего-навсего устойчивые группы, членов которых за отдельную плату прикрывали трое милиционеров, за что и были приговорены к реальному сроку лишения свободы, из которых почти по 3 года уже отсидели - пока шло следствие. Чтобы было еще понятнее: Лебедев не был отцом наркомафии с большой буквы Амиго, а всего лишь являлся рядовым "оборотнем", любимой присказкой которого была фраза: "Buenos dias, amigo". А вот Казанкин и Широков, в своем внезапном порыве правдолюбия признавшиеся в том, что торговали наркотиками с 1999 года, получили условные сроки. Суд учел их активное сотрудничество со следствием, и это при том, что в основном активность эта была нацелена на возведение напраслины (как получается из приговора) на Лебедева. Во время следствия, кстати, оба оставались на свободе. По всей вероятности, у правоохранительных органов есть все основания верить людям с 10-летним стажем в наркобизнесе, что они больше не будут.

Юлия Никитина, "Фонтанка.ру"

Фонтанка.ру

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100