Криминал

16 лет для старшего санитара

15:05:37, 29 апреля 2010
16 лет для старшего санитара

За убийство и организацию банды бывшего старшего санитара Городского паталогоанатомического бюро Валерия Бурыкина приговорили к 16 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима. При этом, его могут обвинить ещё в 3-х убийствах - так что, "дело санитаров" не закончилось.

Но промежуточные итоги можно подвести: представляется, что этот успех в борьбе с преступностью – прежде всего результат хитросплетения интриг, грамотного пиара и своевременного совпадения интересов милиции и бизнеса.

Всё впереди

С бывшим старшим санитаром СПб ГУЗ «Городское паталогоанатомическое бюро» (ГПАБ) Валерием Бурыкиным, его бывшим бизнес-партнёром, инспектором по административным вопросам ГПАБ Павлом Беляевым и их окружением молва связывает более двух десятков преступлений — это взрывы, поджоги, избиения и убийства.

Среди жертв этих преступлений — первый заместитель председателя Комитета по здравоохранению Владимир Жолобов, бывший главный нарколог СЗФО Леонид Шпиленя, главный детский нарколог Петербурга Вячеслав Ревзин, заместитель главного врача Городской наркологической больницы Лариса Артюховская, бывший старший санитар ГПАБ Сергей Ефимов, юрист Алексей Храпунов, этот список можно продолжить.

В некоторых из этих преступлений уже поставлены «юридические точки».

За убийства Сергея Ефимова и Ларисы Артюховской к разным срокам наказания приговорены Павел Беляев, санитары 2-й и 3-й городских больниц Дмитрий Полешкин и Алексей Чабан. За убийство Ларисы Артюховской также наказаны судом бывший главный врач Городской наркологической больницы Сергей Тихомиров и генерального директора ООО «КредоМЕД» Марат Дрейзин.

Кроме того, Павел Беляев, Марат Дрейзин, Сергей Тихомиров и бывший санитар морга 4-й городской больницы Александр Сыров признаны виновными в нападениях на бывшего главного нарколога СЗФО Леонида Шпиленю. Однако, их уголовное преследование было прекращено в связи с истечением сроков давности.

А Валерий Бурыкин сегодня признан виновным в бандитизме и в организации убийства Сергея Ефимова. Кроме того, его, по нашим сведениям, планируют обвинить в организации ещё 3-х убийств. Так что, «дело санитаров» продолжается, в связи с чем полезно вспомнить, как оно начиналось.

Убойные письма

"Дело санитаров" началось вовсе не с убийства Сергея Ефимова, как это принято сегодня считать. Более того, долгое время раскрытием этого преступления никто серьёзно не занимался. Как иначе объяснить, что стрелявший в Ефимова санитар морга 3-й городской больницы Алексей Чабан был арестован лишь через 3 года после самого преступления. При том, что оказавшаяся в момент убийства рядом с мужем и чудом выжившая после выстрела в голову Татьяна Ефимова сразу узнала стрелка и сообщила об этом правоохранительным органам? А сам Ефимов прекрасно понимал, что будет убит, и перед смертью оставил записку, в которой указывал на Бурыкина как на организатора собственной гибели.

Нет, сначала было слово.

Люди, которым смерть Сергея Ефимова не казалась безразличной, написали несколько анонимных писем, где указали как на бездействие правоохранительных органов, так и на целую серию нераскрытых кровавых преступлений, связанных с деятельностью ГПАБ. Большинство писем попало федеральным руководителям силовых структур, которые, как водится, перенаправили их обратно в Петербург, где уголовному делу, возбуждённому по факту убийства Сергея Ефимова и покушения на убийство его жены, была уготована судьба очередного "глухаря".

Но одно письмо оказалось в распоряжении журналистов АЖУРа, предпринявших собственное журналистское расследование. В результате была опубликована серия материалов о добром десятке нераскрытых убийств, связанных с ГПАБ.

Тут-то последовала реакция правоохранительных органов. Бывший начальник бывшего УБОП Владимир Печников вызвал нашего корреспондента, чтобы задать интересный вопрос: почему это некоторые фрагменты составленной его сотрудниками справки по убийствам санитаров городских моргов один в один совпадают со статьями в газете "Ваш тайный советник", которую издаёт АЖУР?

Наверное, предполагалось, что журналист признается в краже ценной рукописи и в плагиате, но случилось по-другому. Справка оказалась датированной более поздним числом, чем соответствующая публикация. Вопрос о защите авторских прав замяли. В общем, пиcьма и публикации оказались эффективны.

Впрочем, на этом, наверное, всё равно бы всё закончилось, а Бурыкин оставался бы столь же далёк от скамьи подсудимых, как и раньше - кабы не ещё два обстоятельства.

Обстоятельство первое:
Милицейская составляющая убийства Ларисы Артюховской

27 августа 2004 года в собственном подъезде была взорвана заместитель главного врача Городской наркологической больницы Лариса Артюховская.

Преступление имело одну интересную особенность, благодаря которой на нём количество пролитой крови и правоохранительного бездействия наконец-то переросло в качество. Эта особенность заключалась в том, что милицейскому руководству было заранее известно о подготовке убийства Артюховской. Причём, известно было от разных источников, в том числе, от самой Артюховской и из протоколов прослушивания телефонных переговоров — в отношении Павла Беляева и ряда лиц из его окружения в то время проводились активные оперативные мероприятия в рамках другого уголовного дела.

Лариса Артюховская так же узнала, что ее собираются убить. Информацию о готовящемся преступлении она получила от бывшего начальника УВД по Приозерскому району Ленинградской области Сергея Пантюхина, который принимал участие в обсуждении деталей готовящегося убийства — став пенсионером МВД, он оказался в ближайшем окружении Павла Беляева.

Артюховская обратилась к тогдашнему начальнику 1 отдела ОРЧ-1 (Управление уголовного розыска) Романову. У этого офицера было много важных дел (начальник, все-таки), посему он направил Ларису Артюховскую к своему подчиненному Курмаеву, который с важным видом ее выслушал и, надо полагать, дал несколько мудрых советов.

Естественно, милиционерам не пришла в голову мысль предотвратить готовившееся преступление. Зато потом не возникло проблем со сбором доказательств — так Павел Беляев и несколько его товарищей оказались за решёткой.

Объявленного в международный розыск Валерия Бурыкина задержали на австро-венгерской границе в начале осени 2008 года. Но это резонансное задержание тогда ещё вовсе не означало, что завершится оно обвинительным приговором суда. Судьба Бурыкина определилась позднее, когда главным свидетелем обвинения стал давний партнёр Бурыкина, уже осуждённый за убийство Артюховской Павел Беляев.

А чего это вдруг Беляев стал поддерживать следствие? Существуют разные точки зрения. Например, официальная: профессиональное мастерство оперативников, которым удалось убедить осуждённого за 2 убийства и бандитизм человека свидетельствовать против своего бывшего партнёра.

Но эта версия представляется сомнительной - ближе другая, практичная.

Весной 2007 года Валерий Бурыкин, находясь за границей, вступил в активную электронную переписку с корреспондентом АЖУРа Германом Петровым. В частности, он прислал копии писем Павла Беляева, которые тот писал, видимо, из "Крестов". По контексту угадывалось: между Бурыкиным и Беляевым произошёл серьёзный конфликт, чем активно пытаются воспользоваться люди, связанные с питерским бизнесменом Игорем Минаковым и известным деятелем похоронного бизнеса Валерием Ларькиным. Воспользоваться - в смысле уговорить Беляева с ними сотрудничать. Зная несколько прямолинейный характер Беляева, можно было предположить, что у людей Минакова ничего не получится - сдавать своих (в данном случае Бурыкина) не престижно. Но был нюанс.

Когда Павел Беляев оказался в тюрьме в качестве обвиняемого в организации убийства Ларисы Артюховской, у него появился адвокат Дмитрий Соболев. Адвоката в соответствии с неписанным кодексом чести нанял Валерий Бурыкин, избежавший ареста, но вынужденный скрываться за границей.

К адвокату возникли вопросы, переросшие в обоснованные предположения: не пытался ли Валерий Бурыкин руками адвоката «засадить» Беляева как можно на дольше, чтобы остаться единственным хозяином огромного бизнеса? Возникшие в связи с этим открытием сложности взаимоотношений описывать не будем — это слишком надолго отвлечёт читателей. Достаточно вспомнить, что 1 августа 2007 года года Дмитрия Соболева застрелили в подъезде своего дома — во дворе которого много лет назад он познакомился с Бурыкиным.

И с этого момента Валерий Бурыкин и Павел Беляев перестали быть единой командой. Так что, посланцы от олигарха Минакова пришли в нужный момент и в нужное место. Не случайно некоторое время спустя Бурыкин оказался в тюрьме, а Беляев превратился в главного свидетеля обвинения.

И только с этого момента началось эффективное милицейское расследование преступлений, которые сегодня инкриминируются Валерию Бурыкину и, пожалуй, последнему верному ему человеку Алексею Чабану. Видимо, немалую роль в милицейской активности сыграло милицейское прошлое Игоря Минакова и его ближайшего окружения — родственность душ часто способствует консолидации интересов.

И нам представляется, что Павел Беляев вовсе не мстил своему бывшему партнёру — он защищал бизнес-империю, которой тогда очень боялся лишиться. В этой коммерческой составляющей у Павла Беляева действительно имелся лишь один шанс — именно им он успешно воспользовался.

Сегодня принято считать, что практически вся «коммерческая» часть петербургской похоронки контролируется бизнес-группой, к которой причасляют Игоря Минакова и Валерия Ларькина с одной стороны, Александра Нечаева и Павла Беляева с другой. И стороны эти, как нам кажется, сумели достигнуть взаимопонимания по большинству ключевых вопросов.

За что боролись

Бизнес, за который Валерий Бурыкин боролся все эти годы, фактически был создан им самим вместе с покойным Сергеем Ефимовым и Павлом Беляевым в далёком 1989 году. Именно тогда появилось в нашем городе новое государственное учреждение здравоохранения - "Городское паталогоанатомическое бюро".

Идея создания ГПАБ была исключительно полезной – субординативное отделение паталогоанатомов от прочих врачей, чтобы первые не покрывали ошибки последних. Однако на почве этой здравой идеи родился монстр. Родился, как водится, в полном соответствии с вечно недоразвитым российским законодательством.

Дело в том, что услуги, которые предоставляли вошедшие в ГПАБ морги, были крайне немногочисленными - их объективно не хватало для удовлетворения активно растущих в тот период времени запросов многих богатеющих граждан. Мало было помыть труп и положить его в гроб, родственникам хотелось, чтобы покойник был нарядно одет, прилично выглядел, был быстрее предан земле, а не через несколько недель в порядке очереди, чтобы его хранили как полагается в холодильнике и так далее, и так далее. Но ничего этого прейскуранты государственного ГПАБ не предусматривали.

Спрос родил предложение, которое и взялись обеспечивать Валерий Бурыкин и его товарищи. Сначала такие услуги предоставлялись по-чёрному, потом, ближе к 1992-му году на базе ГПАБ появилось хозрасчётное отделение, которое по своим прейскурантам но в рамках пабовской бухгалтерип оказывало многочисленные дополнительные услуги населению.

Понятно, что контролировать такой разветвленный бизнес в 9-ти входящих в ГПАБ моргах, включая огромный морг Бюро судебно-медицинской экспертизы, крайне сложно. Тем более, что в список дополнительных услуг входили и услуги врачей паталогоанатомов, которые делали срочные вскрытия. Поэтому Валерию Бурыкину крайне важно было поставить во главе каждого из 9-ти моргов своего старшего санитара и заставить хозрасчётное отделение ГПАБ заключать договора на поставки материалов для работы с трупами с нужными компаниями.

Это, кстати, весьма важный момент: ведь один из стабильных источников морговских доходов - макияж трупов. Представим: макияж одного трупа обходится клиенту, например, в 1000 рублей, на самом деле он стоит 100, но в договоре с фирмой-поставщиком материалов указываются затраты, скажем, в 900 рублей. И эти 800-900 рублей чистой прибыли с каждого трупа каждого из входящих в ГПАБ моргов старшие санитары соответствующих моргов должны были отдать в «кассу» компании.

Понятно, что добиться такой тотальной организованности возможно лишь при хорошо налаженном контакте с первым лицом заведения. Не случайно свидетем в "деле санитаров" выступает глава ГПАБ Георгий Ковальский.

После убийства Сергея Ефимова, ориентировочно, в 2002 году, схема платной работы моргов ГПАБ несколько изменилась. Вместо хозрасчётного отделения в каждом морге появились частные структуры, с которыми руководство ГПАБ стало заключать договора аренды символических площадей в моргах, что позволяло этим структурам оказывать платные услуги населению через собственные бухгалтерии, а не через бухгалтерию ГПАБ.

В одном из судебных заседаний было озвучено, что с крупного морга в 2006-2007 годах таким образом зарабатывалось до 1.5 миллиона рублей в месяц. Речь, якобы, идёт о наличных деньгах, которые ежемесячно старший санитар такого морга передавал посланцу Бурыкина. Знающие люди утверждают, что в целом морги ГПАБ приносили до 6 миллионов рублей в месяц. Более половины этой суммы тратилась на оплату услуг всех «посвящённых», остальное составляло чистую прибыль.

Говорят, эти деньги в лучших традициях развивающейся экономики вкладывались в легальный бизнес: в оптовые поставки итальянской обуви в Россию, в дорогую недвижимость в Германии, которая до сих пор сдаётся в аренду, и так далее.

Светлана Стрельцова, Константин Шмелев

"Фонтанка.ру"

 

Фонтанка.ру

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100