Криминал

Подпольный отдел милиции

16:57:18, 10 ноября 2010
Подпольный отдел милиции

Впервые шесть сотрудников петербургской милиции, подозреваемые в особо тяжком преступлении и скрывающиеся от следствия, решили публично выступить в СМИ и рассказать, кто мог довести задержанного до морга. Ровно месяц назад в больнице Санкт-Петербурга скончался 28-летний Денис Выржиковский. СКП заявил, что причиной смерти явились пытки в стенах Московского УВД.

14 октября этого года на официальном сайте СКП по Петербургу появилась информация с заголовком «В Санкт-Петербурге местный житель скончался в больнице в результате его избиения и применения пыток в УВД Московского района».

Шесть лейтенантов

А за день до сообщения СКП возбудил уголовное дело по статье "Причинение тяжких телесных повреждений, повлекших смерть", и фактически обыскал четыре кабинета в помещении отдела уголовного розыска. Лукавость заключалась в том, что при всем этом официально было заявлено, что разыскиваются неустановленные лица. Хотя все ГУВД, УВД Московского района и СКП прекрасно знали, о ком идет речь.

Журналисты АЖУРа встретились с сотрудниками отдела по борьбе с имущественными преступлениями (ОБИП) Московского УВД. Они приняли решение не скрывать свои фамилии и публично рассказать свою версию случившегося.

Вот их имена: начальник ОБИП старший лейтенант Илья Гальчук, старший лейтенант Дмитрий Ситников, старший лейтенант Игорь Семенов, лейтенант Александр Саенко, лейтенант Сергей Лучутенков, лейтенант Руслан Ишталов. В основном с журналистами общался начальник подразделения 26-летний Илья Гальчук.

- Мы пришли к вам без фантазий, что нам сразу поверят. Наивно так думать в период, когда слова "милиционер" и "упырь" стали синонимами. Наша просьба: уже спокойно, а не в момент новостийного бума, отнестись к тем фактам, которые мы хотим обнародовать, – начал повествование Илья Гальчук.

Преамбула миссии

Преамбулу самой трагедии Гальчук и его коллега Ситников изложили в следующей последовательности, и она практически не отличается от информации, которая проходила в СМИ: 29 сентября этого года хозяева квартиры на Ленинском проспекте задержали мошенницу, которая вместе со своей подельницей под предлогом проверки показаний счетчиков пыталась украсть их личные вещи. Вызванный наряд милиции доставил девушку в 12 отдел милиции Московского УВД. Ею оказалась ранее судимая наркозависимая Наталья Сотина, уже находящаяся под подпиской о невыезде за Выборгским УВД. Ее подруга, также судимая Ольга Зверькова, сбежала чуть ранее приезда милиционеров. 1 октября Зверькову и ее сожителя Выржиковского задерживают.

«Зверькова признается в паре эпизодов, остальные же – штук пять пытается вспомнить, но с трудом, так как все улицы у нее в голове перепутались. Выржиковский тоже признается. А Сотина, отпущенная еще 29 сентября, для проведения следственных действий не является, она отвечает, что у нее маленький ребенок и посылает нас», – объясняет Гальчук и продолжает: «Следователь Черная принимает решение: нет Сотиной – нет действий. Хотя дело по краже и мошенничеству есть.

Докладываем начальнику криминальной милиции УВД подполковнику Михаилу Васильеву. Ждем пресс-службу ГУВД. Пресс-служба снимает их примерно в 23:30. Выржиковский рассказывает, что был на одном эпизоде и сдавал похищенные мобильные телефоны. Уезжает пресс-служба в 00:10. При этом Выржиковский чувствует себя нормально, как вы видите – руки не переломаны, как после будет указано в телефонограмме».

Его коллега Дмитрий Ситников продолжает: «Около часа ночи отправляем обоих в 12 отдел, так как вели они себя, мягко говоря, некультурно. И мы, честно говоря, забываем о них – наша миссия закончена. К тому же второе октября, а в этот же день нам еще в рейд возле СКК».

12 октября

- Узнали о смерти Выржиковского 12 октября. Я строчу отчет для совещания, а мне звонит дежурный 12 отдела Плехов и говорит, мол, нехорошая пришла телефонограмма по нему, а он умер. Чего мне врать – у товарища был СПИД последней степени, туберкулез, гепатит, постоянные героиновые ломки, запои, так что рыдать я не стал и не придал значения. После совещания мне то же самое говорит начальник КМ Васильев. И что? К тому же мне было известно, что второго утром его забирала скорая с эпилепсией, и у врачей претензий не было, – говорит Гильчук.

С 13 на 14 октября

- А 13-го октября я сижу в кафе в УВД, а мне звонят и говорят, что пришли из прокуратуры и собираются ломать кабинеты. Но, добавляют, что ничего страшного, мол, вы подходите, все нормально. Конечно, нормально, если кабинеты вскрывают. Мы приходить не торопимся, начинаем интересоваться по связям, товарищам. Нам кричат из прокуратуры города – вас всех шестерых решено закрыть за убийство. А начальство продолжает названивать – собирай все подразделение. Ну, я и собрал, только не там, где им бы хотелось. И правильно сделали, так как уже 14 октября все газеты написали, что мы палачи и запытали человека. Дальше контроль у министра. Мы понимаем, что никто ничего уже выяснять не собирается – наши головы должны торчать на кольях – успокаивать народ, – говорит Гальчук.

Дмитрий Ситников с ним согласен: «В начале нам не поверили даже коллеги. Начальник убойного отдела Андрей Селюгин спрашивает: «Вы что, ох..ли?». Так что говорить о горожанах. Из наших кабинетов изъяли наручники – какая неожиданность, зарегистрированный травматический пистолет, блокнот с записями и боксерские перчатки в пыли. Мест, где мы якобы подвешивали 120-килограммового мужчину, а на ноги цепляли ему гири, обнаружено не было. Очевидно, мы ежедневником его переломали».

Видеофакты

В результате беседы сотрудники ОБИП предложили обратить внимание на следующие факты:

1. Видео пресс-службы ГУВД от 1 октября в 23:45, где Выржиковский не выглядит человеком после пыток и признается вместе со своей сожительницей;

2. Видео с камер УВД (2 октября, в 0:30), когда Выржиковский выходит из УВД с оперуполномоченными (изъято СКП);

3. Видео с камер 12 отдела милиции (2 октября, примерно около часа ночи), когда Выржиковский самостоятельно снимает ремень и шнурки (изъято СКП);

4. Видео с камер 12 отдела милиции (2 октября, около восьми утра), когда Выржиковский выходит в сопровождении врача скорой помощи Цветкова (изъято СКП);

5. Диагноз, поставленный врачом скорой помощи седьмой подстанции Цветковым, после того, как он был вызван в 12 отдел милиции (2 октября, в семь утра) при припадке Выржиковского (диагноз эпилепсия, повреждений не зафиксировано), Цветков допрошен;

6. Диагноз дежурного врача 26 больницы (2 октября, в 08:33), после передачи Выржиковского Цветковым (никакой телефонограммы не поступало);

7. Телефонограмма от 4 октября из 26 больницы, переданная устно по телефону дежурному 12 отдела милиции (запись разговора также сохранена), которая зафиксирована так: «4.10.10 в дежурную часть поступила телефонограмма №5311 из 26-ой больницы о том, что 2.10.10 в 08:28 на автомашине скорой помощи 7/3733 доставлен гражданин Выржиковский… Диагноз: токсическая энцефалопатия, эписиндром, состояние после серии судорог, хронический гепатит «С», ВИЧ от двухтысячного года, состояние средней тяжести, помещен в реанимацию».

Скорая vs больница

Как рассказали «Фонтанке» на станции скорой помощи №7 Московского района, действительно, именно их бригада выезжала по вызову в 12 отдел милиции в ночь с первого на второе октября. Сигнал от правоохранителей поступил в связи с эпилептическим припадком у одного из задержанных — Выржиковского. По прибытии бригада во главе с врачом Цветковым подтвердила эпилептический припадок. При этом пациент пожаловался на боль в плече. Медики плечо осмотрели, но никаких морфологических изменений (травм, переломов, ссадин, синяков и даже покраснений) не обнаружили, о чем в медицинские документы была внесена информация. На станции утверждают, что, если бы на теле пациента были выявлены какие-либо травмы, то эту информацию они в обязательном порядке бы занесли в документы. А соответственно из отдела милиции Выржиковский уехал в больницу без синяков и переломов.

Как сообщили «Фонтанке» в городской больнице №26, пациент прибыл к ним с травмами. «Где он их получил, не наше дело, наше дело лечить», - отметили в стационаре. К сожалению, утверждают медики, состояние здоровья пациента (хронические заболевания, которые свели на нет его иммунитет) осложняло лечение, и в результате, несмотря на все усилия, привело к летальному случаю. При этом в больнице выразили удивление информацией о том, что телефонограмма поступила в милицию только 4-го и, якобы, без указания травм. «Такого не может быть. С учетом выходных дней, возможна небольшая задержка. Но мы сразу ставим о подобных случаях в известность все уполномоченные органы», - уверили «Фонтанку» в больнице.

Никто не хотел убивать

- Умер Выржиковский 10 октября. Что произошло с четвертого по десятое? А нехорошая телефонограмма пришла к нам только 12 октября. Так что происходило с 10 по 12 октября? – задает вопрос следствию Гальчук.

- А, по Вашему мнению, что произошло? – спросили журналисты «Фонтанки».

Мнение руководителя ныне подпольного отдела следующее: «Все проще. Дело в том, что в Московском районе нет вытрезвителя, и давно уже в 26-ую больницу свозят неадекватных граждан. В 26-ой – это поток. У них есть три комнаты-«карцера».

 

И это естественно, так как поведение некоторых агрессивное. Применяются наручники, ремни. Никто Выржиковского убивать не собирался. Просто после четвертого с ним что-то случилось – или припадки, или агрессия. И, вероятно, его отправили в эти камеры. А так как у него ВИЧ с 2000-го года, то любые сильные перетягивания образуют обширные гематомы, кости у него при его жизни как спички – потому и переломы. Отсюда и родился миф, что его подвешивали и пытали. А если пытали, то с нами в заговоре участвовали и дежурные 12-ого отдела, и врачи, и санитары. А уже потом, наконец, нашелся честный доктор. А это исключено, просто на уровне здравого смысла».

Позиции

Начальник управления уголовного розыска Константин Власов так прокомментировал «Фонтанке» случившееся: «Как только я получил информацию о том, что мои подчиненные подозреваются в убийстве, тут же была предложена помощь в оперативном сопровождении, но СКП от нее отказался и воспользовался услугами службы собственной безопасности ГУ МВД по Северо-Западу. Не доверяют – нет проблем, только тогда они должны и разбираться не в эмоциональных публикациях, а в самом происшествии. А на сегодня, кстати, до сих пор не установлена причинно-следственная связь между травмами и смертью. Так что сама квалификация статьи 111, часть 4, преждевременна. К тому же есть здравый смысл, на уровне дилетанта. Скажите, как у потерпевшего остались следы от наручников на 10 октября, хотя ему надевали их 1 октября? Это как же их надо было в руки вбивать? А у меня есть подозрения и информация, что браслеты сняли незадолго до морга. Но это уже другая история».

Начальник ГУВД Владислав Пиотровский также согласился выразить свою точку зрения: «Я полностью владею информацией. И я говорил и прокурору города Зайцеву, и начальнику СКП Лавренко, что если опера руки прикладывали, то давайте сажать их. Но таких данных нет. Наоборот, мое мнение – произошла трагедия внутри больницы. Мы найдем способы восстановить картину посекундно. Они же нас информировали только 12-го, а на вскрытие не пригласили судмедэксперта. Отчего это, если их больной от диких травм скончался? И у меня нет оснований увольнять оперативников. Моя обязанность не только их увольнять, но и защищать. А если милиция априори виновна, то заканчиваем диалог. Еще хочу обратить внимание на отсутствие взаимопонимания, доверия между руководством ГУВД и прокуратуры. Откуда же оно возьмется внизу? Что касается уголовного розыска, то наш - лучший. И дает фору и ГУ МВД, и СЗУВДТ. Это объективно».

В пресс-службе следственного управления СК по Петербургу «Фонтанке» сообщили, что подозреваемые пока не установлены. И расследование, которое продолжается (на это в ведомстве упирают), проводится в рамках ранее произведенной квалификации.

Семья погибшего пока не сомневается в том, что есть прямая связь между гибелью Дениса и тем, что он побывал в милиции. Однако однозначную оценку произошедшему родственники будут делать после того, как станут известны данные судебно-медицинской экспертизы. Судя по всему, у потерпевших есть вопросы не только к милиции, но и к врачам, которые не смогли спасти Выржиковского.

Напоследок

Напоследок сотрудники Московского ОБИП поздравили через «Фонтанку» коллег с праздником - Днем МВД и предложили устанавливать веб- и видеокамеры в своих кабинетах, хранить записи долго и в случае обвинений выставлять это все в YouTube.

P.S. В подразделениях милиции Московского района скопилось немало жалоб от пациентов горбольницы №26. В распоряжении "Фонтанки" оказался, как минимум, десяток заявлений о том, что тот или иной пациент был избит охраной или медработником больницы. Так, 5 ноября этого года из больницы в отдел милиции №12 поступило сообщение о смерти доставленного к ним гражданина Цибульского (кстати, бывшего сотрудника МВД). Согласно пояснениям его жены, незадолго до своей гибели мужчина проходил лечение в указанном стационаре на отделении кардиологии, после чего жаловался, что «медсестра за просьбу принести воды накрыла его подушкой и била по голове» (КУСП-6151 от 5.11.10 по 12 отделу милиции). После выписки у мужчины начались головные боли, а вскоре он опять попал по скорой в больницу №26 с диагнозом - закрытая черепно-мозговая травма и ушиб головного мозга, где скончался.

Евгений Вышенков, Татьяна Востроилова, "Фонтанка.ру"

Фонтанка.ру

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100