Криминал

Героин сыграл на опережение

09:43:28, 10 ноября 2011
Героин сыграл на опережение

Судебный процесс по делу об убийстве сотрудника Следственного комитета РФ Дмитрия Марининова, который был застрелен в 2009 году, подходит к финалу. В Городском суде объявлено о завершении судебного следствия, которое заняло около 15 месяцев. На 22 ноября назначены судебные прения. Однако это преступление, как и прежде, вызывает немало вопросов, особенно после обнародования в процессе некоторых документов.

Убийство мужчины в Красносельском районе 16 января 2009 года сначала привлекло внимание СМИ   тем, что он был застрелен. Спустя непродолжительное время она попала в разряд сенсационных. Генпрокуратура РФ (на тот момент Следственный комитет РФ фактически был ее структурным подразделением) сообщила, что убитый -  сотрудник управления собственной безопасности СК. Председатель СК Александр Бастрыкин прервал свою поездку в Финляндию и прилетел в Петербург для руководства оперативно-следственной группой. Из Москвы в Северную столицу прибыла группа следователей и криминалистов центрального аппарата для оказания практической помощи в расследовании убийства.

Александр Бастрыкин увидел в этом преступлении «тамбовский след». Затем появилась версия о том, что убитый Марининов был свидетелем по уголовному делу ряда петербургских милиционеров. Она и получила развитие: тогда по подозрению в убийстве  даже был задержаны бывший опер Петродворцового РУВД Максим Горюнов, но эта версия продержалась недолго.  В итоге обвинение в убийстве Дмитрия Марининова было предъявлено  петербуржцам Сергею Кирильчуку, с которым, по словам его адвоката, сотрудник СКР был шапочно знаком, Сергею Стрельникову и Сергею Иванову.

По версии следствия, в июне 2008 года Кирильчук узнал, что Марининову стало известно о его причастности к торговле наркотиками. Но опасность представляло не это...Марининов, начиная с октября 2006 года по октябрь 2008 года, был внештатным сотрудников милиции, работая по линии управления собственной безопасности ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области. И, начиная с 2008 года, по версии следствия, «как гражданин Российской Федерации, отрицательно относящийся к незаконному сбыту наркотических средств», занялся сбором информации о бизнесе группы Кирильчука. Он, как считает следствие, не только ее собирал, «выполняя тем самым свой общественный долг», но и передавал в правоохранительные органы. Хотя в обвинительном заключении действия Дмитрия Марининова трактуются как «не связанные с исполнением им (Марининовым) должностных обязанностей».

Ощущая угрозу своему нелегальному бизнесу, Кирильчук,  говоря казенным языком уголовного дела, решил воспрепятствовать «выполнению Марининовым Д.А. правомерных действий по выполнению общественного долга». То есть — сыграть на опережение. На тот момент (начиная с октября 2008 года) Марининов  уже числился референтом управления физической защиты Главного управления собственной безопасности Следственного комитета РФ.

В июле 2008 года, согласно материалам дела, Кирильчук собрал Иванова и Стрельникова и, рассказав им про угрозу раскрытия наркобизнеса, предложил убить Марининова. Он, по версии следствия, пообещал выплатить Иванову и Стрельникову 15 тыс. долларов и обеспечить их оружием. По плану Стрельников  прокалывал колесо автомобиля Марининова и, дождавшись владельца машины, стрелял ему в голову – пока хозяин машины будет отвлечен на проколотое колесо. С места происшествия Стрельникова должен был забрать Иванов, которому отводилась роль наблюдающего.

Первая попытка убийства была, как считает следствие, предпринята 30 декабря 2008 года. Иванов со Стрельниковым приехали к дому на проспекте Ленина в Красносельском районе: там стоял «Мерседес» Марининова. Проколов колесо и прождав до полуночи, злоумышленники уехали ни с чем. Еще одна безуспешная попытка была предпринята 14 января 2009 года, но Марининов в этот день тоже не появился в своем доме.

Стрельников и Иванов приехали туда же днем 15 января. Стрельников проколол левое заднее колесо «Мерседеса». Иванов в машине остановился напротив парадной дома по Нагорной улице, где жил Марининов. К нему присоединился Стрельников. Они дождались выхода Марининова. Пока он шел к своему автомобилю, обогнали его, остановившись на пересечения улицы Суворова и проспекта Ленина. Стрельников выбрался из машины и зашел во двор дома на проспекте Ленина, где стоял «Мерседес» сотрудника СКР. Он застал Марининова, сидящим на корточках возле своей иномарки. По версии следствия, Стрельников подошел со спины и выстрелил один раз в левый висок жертвы. Кирильчук, по версии следствия, расплатился за убийство 600 граммами героина (каждый получил по 300 граммов).

Защитник Кирильчука Дмитрий Динзе считает мотив, выдвинутый следствием,  не слишком убедительным. Сомневаться в нем его заставляют некоторые данные из уголовного дела. Например, информация о том, что Дмитрий Марининов сам находился в разработке управления Госнаркоконтроля по Петербургу и Ленинградской области. Из справки ведомства следует, что Евгений Боев, сотрудник УФСКН Петербурга и Ленинградской области, в конце 2008 года проводил оперативно-розыскные и оперативно-технические мероприятия. Но они не были использованы наркополицейскими. С другой стороны, акцентирует внимание Дмитрий Динзе, УФСКН на запрос Следственного комитета РФ в сентябре 2009 года отвечает, что у них нет информации о причастности Стрельникова, Кирильчука и Иванова к сбыту наркотиков.

В материалах дела адвокат находит еще один непонятный след. Свидетели говорят, что якобы Марининов знал, что его  кто-то заказал за 20 тыс. долларов. И сам им об этом рассказывал. Правда, ни мотив, ни личность «заказчика» свидетелям неизвестны.

Сама фигура Дмитрия Марининова, по мнению адвоката Дмитрия Динзе,  вызывает ряд вопросов. Он не имел высшего юридического образования, которое требуется для приема на работу в прокуратуру (на тот момент Следственный комитет РФ был при прокуратуре РФ), а учился Марининов на 5-курсе института физкультуры им. Лесгафта. Ранее он работал в охранном агентстве «Блок-пост», имел лицензию на оружие. Был, как уже указывалось, внештатным сотрудником милиции. Вместе с тем защита Кирильчука не отрицает пусть и шапочного, но знакомства Марининова и Кирильчука: они, по словам адвоката Динзе, познакомились в одном из клубов Красносельского района.

Защитник полагает, что Марининов на момент его убийства не являлся сотрудником СКР, поскольку документы (приказ о зачислении, должностная инструкция и т.д.) оформлены с нарушением стандартов кадрового делопроизводства. Динзе утверждает, что ни одно ходатайство защиты, направленное на установление статуса Дмитрия Марининова, не было судом удовлетворено.

Несмотря на неоднозначность собранных материалов, спокойное течение судебного следствия по этому делу было прервано лишь единожды. Сергей Стрельников, заявлявший на следствии о своей непричастности к убийству Дмитрия Марининова, внезапно изменил свою позицию. Он, по словам адвоката Дмитрия Динзе, уложил признание в убийстве Марининова буквально в несколько фраз: «Я зашел во двор дома. Увидел его. Выстрелил». На вопросы защиты Стрельников отказался отвечать. По словам Динзе, признание совпало со съемкой в зале судебного заседания, которое проводили, как считает адвокат, сотрудники Следственного комитета РФ. Таким образом, признание Стрельникова в убийстве сотрудника СКП было зафиксировано на видео.

Сейчас адвокаты и прокуроры отправлены судом готовиться к судебным прениям, которые должны начаться 22 ноября. А затем суду предстоит дать оценку предоставленным следствием и защитой доказательствам.

Алексей Михайлов, Фонтанка.ру
 
 

trud.ru

Фонтанка.ру

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100