Криминал

Свиная голова как угроза конституционному строю

09:57:42, 18 июля 2013
Свиная голова как угроза конституционному строю

Получивший условный срок лишения свободы за десятки настоящих взрывов Владимир Смирнов должен будет отправиться в колонию за муляж взрывного устройства. Петроградский районный суд установил, что, прикрепив этот муляж к свиной голове, а свиную голову – к воротам Соборной мечети, Смирнов и его подельник Игорь Есботаев подорвали конституционный строй России.

Задержание 25-летнего Владимира Смирнова, ночью 2 ноября 2012 года закрепившего свиную голову и коробку с пластилином на воротах петербургской Соборной мечети, произошло практически на месте преступления: он был схвачен сотрудниками ФСБ в нескольких десятках метров от мечети. Спустя неделю сдался следствию его напарник 34-летний Игорь Есботаев.

Петроградский районный суд 17 июля 2013 года огласил приговор: действия Смирнова и Есботаева были направлены на возбуждение ненависти к определенной социальной группе  – лицам, исповедующим ислам, и на унижение достоинства мусульман, этими действиями они нарушили нормальную деятельность органов государственной власти и подорвали конституционный строй Российской Федерации, то есть совершили преступление, предусмотренное частью первой статьи 282 УК России.

В решающий день судебного разбирательства в зале, кроме нескольких журналистов, почти никого. Владимир Смирнов пришел с матерью, Игорь Есботаев – один. Сторонники, если они и есть, поддержать не пришли. Сами подсудимые внешне не похожи на боевиков: мужчины субтильного телосложения, у Смирнова – заметный тик и изуродованная кисть правой руки.

В том, что приговор будет обвинительным, никто не сомневался. И Есботаев, и Смирнов свою вину признали сразу, суд проходил в особом порядке, без исследования доказательств. Единственным, что интересовало судью, были материалы, характеризующие личность обвиняемых, от которых зависит мера наказания.

Если Есботаев, впервые привлекающийся к уголовной ответственности за преступление, максимальное наказание за которое не может превышать двух лет лишения свободы, мог смело рассчитывать на условный срок, у Смирнова ситуация была гораздо серьезнее. За последние годы он выслушивал приговоры дважды.

Первый раз Владимир Смирнов был осужден по известному делу Андрея Линка («Линкольн-88») в мае 2011 года. Группе из 25 человек в возрасте от 18 до 26 лет вменялись в вину 12 преступлений, в том числе два убийства и несколько покушений. Линок по приговору получил 9 лет лишения свободы, десять членов его группы отправились в колонии на сроки от 3 до 7 лет. Полностью признавшему вину и сотрудничавшему со следствием Смирнову вменялся только «чистый экстремизм», хотя и в составе организованной группы и с применением насилия – так следствие расценило избиение гражданина Армении на станции «Удельная» в июне 2009 года. Он был приговорен к 2,5 годам лишения свободы условно с отсрочкой на 1,5 года. Суд проявил снисходительность к молодому человеку, несмотря на то, что Смирнов в это время уже находился под следствием по другому делу.

Выслушивая свой первый приговор, Смирнов готовился ко второму. 4 февраля 2010 года выпущенный под подписку о невыезде Смирнов был вновь задержан оперативниками Центра «Э» по подозрению в организации взрыва железнодорожной дрезины 2 февраля 2010 года у станции Броневая и серии мелких взрывов на территории Петербурга в 2008-2009 годах.

Следующий суд состоялся в феврале 2012 года. Тактика полного признания вины и содействия следствию помогла: несмотря на судимость и испытательный срок, суд оставил его на свободе, определив наказание в виде 5 лет лишения свободы с отсрочкой на 4 года – за десяток взрывов «в местах компактного проживания выходцев из бывших республик СССР».

Интересно, что действия Смирнова, а также его подельников Владислава Гаврюченкова и Игоря Грицкевича были квалифицированы следствием как хулиганство, уничтожение чужого имущества, незаконное изготовление и хранение взрывных устройств. Несмотря на то, что все трое, как установили оперативники, были выходцами из РНЕ и имели притяжение к «Славянскому Союзу» и «Славянскому Союзу Варяг», а выбор мест взрывов говорил сам за себя, экстремистская 282 статья УК никому не вменялась, все трое были осуждены за «бытовое» хулиганство и получили условные сроки. Возможно, это просто благодарность правоохранителей, ведь уже через два дня, 6 февраля 2010 года, сыщики сумели задержать связанных со Смирновым и Грицкевичем Валентина Мумжиева и Вячеслава Тимофеева, которых подозревали в более опасных преступлениях, в том числе, в убийстве гражданина Ганы в 2009 году, видеозапись которого была размещена в Интернете.

Не прошло и полгода, как Владимир Смирнов вновь напомнил о себе. В июле 2012 года прибывшие по сообщению о взрыве полицейские обнаружили на месте происшествия Смирнова с искалеченной правой рукой. В этот раз, кроме него самого, от взрыва никто не пострадал, а факт обнаружения характерных химикатов и националистической литературы процессуальных последствий не повлек.

История Владимира Смирнова отразилась в речи государственного обвинителя, который хотя и попросил учесть содействие обвиняемого в расследовании и помощь в изобличении сообщника, но напомнил о имеющихся приговорах за аналогичные преступления и попросил назначить наказание в виде одного года реального лишения свободы в колонии общего режима. Впрочем, о таком же наказании прокурор попросил и для ранее не судимого Есботаева, также полностью признавшего вину.

В своем последнем слове Владимир Смирнов, напомнив об обострившихся хронических заболеваниях, попросил не лишать его свободы: «Я социализируюсь, если не посадят. Смогу устроиться на работу и начать нормальную жизнь». Посетовав, что, если он отправится в колонию, то ко времени освобождения ему будет уже много лет и социализироваться в зрелом возрасте он не сможет.

Игорь Есботаев, несмотря на то, что между подсудимыми чувствовалась явная отчужденность, попросил о снисхождении не только к себе, но и к Смирнову, напомнив, что он молод и заботится о матери.

Когда суд удалился на постановление приговора, появилась возможность задать несколько вопросов подсудимым. Владимир Смирнов, опекаемый своим адвокатом Владимиром Ковиным, от разговора отказался. Попросил только разъяснить читателям «Фонтанки», что дрезину в 2009 году взрывал не он, и попросил его имя в связи с этой дрезиной не упоминать.

Называющий себя русским националистом и прихожанином Русской катакомбной церкви, Игорь Есботаев был более общителен. Явно волновался, но надеялся на лучшее: на оглашение приговора пришел без вещей. На вопрос, каким образом чекисты оказались на месте преступления, о котором было известно двоим, он ответа не знает, но говорит, на Смирнова зла не держит. Даже несмотря на то, что напарник рассказал о нем оперативникам прямо на месте задержания, а впоследствии написал несколько заявлений и около сотни ходатайств, обвиняя Есботаева в различных злодеяниях. Например, в том, что Есботаев убежал, когда самого Смирнова задерживали сотрудники ФСБ – по его мнению, это оставление в опасности.

Зачем он прицепил свиную голову к воротам мечети и чего хотел этим добиться, говорит полунамеками: «Меня поставили в такое положение, у меня и выхода другого не было».

Оценив смягчающие и отягчающие вину обстоятельства, на что ушло около часа, суд огласил приговор. Игорь Есботаев останется на свободе, наказанием ему послужит 1 год исправительных работ. В его пользу сказалось привлечение к уголовной ответственности впервые, а также его работа в качестве корреспондента газеты «Казачья правда» и положительная характеристика от Союза казаков России и зарубежья.

Подсчитав все условные сроки Владимира Смирнова, судья Ольга Саулькина отметила «недостаточность воспитательного воздействия» таких приговоров и испытательный срок отменила. За свиную голову на воротах мечети был определен срок в 1 год лишения свободы, а с учетом частичного сложения сроков наказания по предыдущим приговорам – 5 лет 6 месяцев лишения свободы в колонии-поселении. С учетом ранее отбытого в предварительных заключениях по своим делам в действительности Смирнову предстоит провести в колонии примерно на два года меньше.

Если Владимир Смирнов не обжалует приговор, в колонию он должен будет прибыть самостоятельно, в качестве меры пресечения суд оставил ему подписку о невыезде. По мнению адвоката Владимира Ковина, скорее всего, будет подана апелляционная жалоба, как он говорит, суд не оценил состояние здоровья его подзащитного и хорошее поведение во время испытательных сроков.

Денис Коротков, «Фонтанка.ру»


© Фонтанка.Ру

mignews.com.ua

Фонтанка.ру

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100