Криминал

Почему за переливание ребенку крови с ВИЧ в Петербурге судят "стрелочника"

14:59:58, 26 ноября 2013
Почему за переливание ребенку крови с ВИЧ в Петербурге судят "стрелочника"
В Петербурге судят врача-трансфузиолога за «умышленное преступление» — нарушение инструкции, из-за которого весной этого года в детской больнице № 5 ребенку перелили ВИЧ-инфицированную кровь. Однако, по мнению родителей, виноват не столько врач, сколько система, сообщает "Доктор Питер".

К счастью, пострадавшая маленькая Даниэла, которой тогда было 1,3 года, чувствует себя хорошо. Ее отец – Александр Коровецкий в телефонном разговоре сказал:

- Мы не будем подавать в суд заявление на врача, его просто сделали «стрелочником». Виновата система. Я знаю, что наш случай — не единственный в Петербурге. 

Напомним, врачу-трансфузиологу Олегу Пискунову предъявили обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч.1 статьи 293 УК РФ (халатность) и пунктом «б» части 2 статьи 238 УК РФ (выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей, совершенные в отношении товаров, работ или услуг, предназначенных для детей в возрасте до шести лет).

Первая статья предусматривает наказание в виде штрафа или исправительных работ, вторая – лишение свободы до 6 лет. Врача хотят посадить за решетку за «тяжкое» преступление только потому, что он, как считает следствие, нарушил правило (на тот момент не существующее) «умышленно» — «с целью ускорения своей работы».

История завершилась благополучно: Даниэлу уберегли от заражения вирусом иммунодефицита человека — ВИЧ. Кстати, уберегли благодаря действиям того же Пискунова. Бывший трансфузиолог 5-й детской больницы рассказал, как все произошло и почему.

Хронология трагедии

Началось все с того, что маленькая Даниэла проглотила магнитные шарики от игрушки «Неокуб».

27 февраля, когда ребенок почувствовал себя плохо, родители вызвали «Скорую помощь» и она доставила девочку в ДГБ № 5 с предварительным диагнозом «ротавирусная инфекция». От ротавирусной инфекции ее и лечили.

4 марта Даниэлу выписали из больницы.

5 марта - родители привезли ее обратно и настояли на осмотре хирурга и рентгене. У ребенка обнаружили омертвление тканей стенок кишечника, разлитой перитонит, причиной которых стали 6 проглоченных магнитов. После операции девочка долго находилась в очень тяжелом состоянии, из-за низкого уровня гемоглобина (анемия) потребовалось переливание крови.

27 марта Даниэле начали переливание. Когда перелили 50 г, по требованию завотделением трансфузиологии Олега Пискунова процедуру остановили и вернули кровь в отделение переливания крови - выяснилось, что донор инфицирован ВИЧ. Потребовалась срочная антиретровирусная терапия, чтобы предотвратить заражение ребенка ВИЧ.

В больнице необходимых лекарств не оказалось. Через 4 часа их доставили из Центра СПИД, и врачи начали антиретровирусную терапию. Она эффективна в течение 8 часов с момента контакта с инфицированной кровью (по СанПиН – в течение 72 часов) – медики успели.

23 апреля результаты анализов показали, что заражение удалось предотвратить.

Вот что рассказал Олег Пискунов, реаниматолог — с 13-летним, трансфузиолог – с 10-летним стажем:

- Заведующим отделением переливания крови в ДГБ № 5 я стал чуть более года назад – в июле 2012 года. И по совместительству работал на полставки врачом-трансфузиологом.

25 марта в отделение пришла женщина (назовем ее Y), чтобы впервые сдать кровь. (Ходили слухи о том, что эта женщина была родственницей пострадавшего ребенка. На вопрос, так ли это, Пискунов ответил: «Не знаю, и о доноре не хочу говорить вообще, потому что в этой истории она – самый несчастный человек, случайно узнавший, что инфицирован ВИЧ).

Образцы крови всех доноров от 25 марта были отправлены в центральную диагностическую лабораторию (ЦДЛ) для тестирования на гемотрансмиссивные (передающиеся через кровь) инфекции (ВИЧ, гепатиты В и С, сифилис).

Вечером 26 марта в базе данных информационного портала единого донорского центра я увидел, что все результаты анализов доноров, сдавших кровь накануне, нормальные, без патологий, в том числе и кровь донора Y. Доказать это я не могу – не сделал скриншот с экрана компьютера. Да и зачем мне это было нужно? Все учреждения города работали в соответствии с информационным письмом Городской станции переливания крови от 01.11.2012, по которому отделения трансфузиологии получали оперативную информацию о результатах исследования донорской крови в ЦДЛ через любой компьютер по мере выхода результатов после 12.00 на следующий день после отправки пробирок с образцами.

Медсестра сообщила, что не хватает определенных групп крови, а в реанимацию по «Скорой помощи» люди поступают и ночью. Чтобы обеспечить необходимый запас, уже вечером я расписался в журнале учета заготовки компонентов крови, тем самым разрешив переливание крови донора Y. То есть, выпустил кровь в экспедицию. По существующей в городе системе взаимодействия между станциями (отделениями) переливания крови она могла достаться любому человеку в любой больнице Петербурга – не только ребенку.

27 марта около 14.00 в отделение доставили бумагу, в которой говорилось о том, что кровь донора Y надо задержать в связи с выявлением ВИЧ. Причем с принтером, на котором распечатывались данные, в ЦДЛ были проблемы – обнаружить, что эта строка выделена, на фоне других было практически невозможно. К счастью, я это увидел, хотя работал фактически за пятерых – штат отделения не укомплектован.

И тут же начал выяснять, где находится кровь донора Y. Оказалось, что ее уже выдали в реанимацию нашей больницы и ребенку перелили 50 мл. Сразу же сообщил, что процедуру надо остановить, что и сделали коллеги. Остаток крови они передали в отделение. А я уже сообщал о произошедшем руководству больницы, чтобы можно было срочно начать антиретровирусную терапию – предотвратить заражение ребенка ВИЧ.

А потом открыл базу данных в компьютере. Там в графе донора Y уже значилась запись: «Задержать».

Риск есть всегда

Страшно подумать о том, что было бы, если б Пискунов не поднял всех на ноги и скрыл произошедшее. У ребенка когда-нибудь, через несколько лет обнаружили бы ВИЧ, а родители гадали бы: занесли инфекцию с прививкой или у стоматолога?

И никто не может поручиться, что в нынешних условиях этого не происходит. Олег Пискунов рассказал об алгоритме проверки крови, что применяется в Петербурге:

- Когда донор сдает кровь, ее делят на плазму и компоненты. Плазму закладывают на полгода в карантин, а затем донор снова должен прийти и сдать кровь, чтобы удостовериться, что она не инфицирована ВИЧ, гепатитами В и С, сифилисом. Потому что если донор имел половой контакт за неделю до сдачи крови с инфицированным ВИЧ, в его организме еще слишком мало антител, по которым определяется наличие вируса, но при этом он уже заразен.

То есть, получается, что мы на 100% застрахованы от заражения опасными инфекциями только при переливании карантинизированной плазмы. Если требуется применение эритроцитсодержащих компонентов крови, то такой надежности нет, потому что срок ее хранения ограничен (эритроцитарная масса, которая использовалась в данном случае, хранится 35 суток). Для диагностики используется иммуноферментный анализ (ИФА), который выявляет антиген ВИЧ в том числе и на ранней стадии инфицирования, он дает точный ответ в лучшем случае на 5-7 день. (Вероятно, донор Y была инфицирована давно, раз уже через день Городская служба крови вынесла вердикт. – Прим.ред.)

Комитет по здравоохранению: «Без бумажки кровь опасна»

Обвинение врача Пискунова строится на том, что он выпустил кровь в экспедицию на основании данных электронной базы, не дождавшись официального ответа на бумажном носителе, - нарушил правила безопасности. Но его никто и не ждал тогда – этот «бумажный ответ» воспринимался, как бюрократическая необходимость и содержал те же сведения, что значились в электронной базе данных ГСПК, только поступал на день позже. Так делали во всех клиниках, руководствуясь нормативами, действующими в городе (см. официальное письмо Городской станции за подписью главного врача Владимира Краснякова).

В «Техническом регламенте о требованиях к безопасности крови, ее продуктов, кровезамещающих растворов и технических средств, используемых в трансфузионно-инфузионной терапии», утвержденном правительством РФ в 2010 году в пункте 41 говорится: «Данные о донорах крови и ее компонентов, процедурах и операциях, выполняемых на этапах заготовки, переработки, хранения донорской крови и ее компонентов, а также о результатах исследования донорской крови и ее компонентов регистрируются на бумажном и (или) электронном носителях».

В следующем, 45-м пункте уже сказано: «Результаты исследований исходной крови (плазмы), проведенных организацией донорства крови и ее компонентов, документально оформляются и в письменном виде передаются организации, осуществляющей переработку крови (плазмы)».

С точки зрения права, да и обычной логики слово «письменный» не означает «написанный на бумаге»: документ в электронном виде – тоже письменный, устным ведь его не назовешь. И именно для обмена документацией в электронном виде, создания единой электронной системы и затевалась информатизация в здравоохранении. Но чтобы малыми потерями обойтись в отчете о наказании виновных в громком деле о переливании ВИЧ-инфицированной крови, бумажку, на которой должны быть оформлены результаты исследования, сделали главной. Но с большим опозданием.

30 апреля 2013 года комитет по здравоохранению издал распоряжение за подписью председателя Валерия Колабутина «О мерах по повышению инфекционной безопасности крови и ее компонентов», в котором, наконец, сказано: «Решение о годности для переливания каждой дозы донорской крови или ее компонентов принимать только после получения результатов лабораторного исследования на бумажном носителе». 

5-я городская больница: загнанных врачей пристреливают

За всю систему здравоохранения страны и города отвечает один врач, выполнивший все действующие на тот момент инструкции, предпринявший все меры для предотвращения заражения ребенка ВИЧ.

По большому счету его судят за то, что на грани выживания оказались и службы крови во всей стране, и пациенты, которым требовалось переливание крови, ставшей дефицитом из-за принятого депутатами Государственной думы закона «О донорстве крови и ее компонентов».

За то, что программа модернизации – информатизации здравоохранения проводится в нашем городе так, что доверять ей нельзя, а можно работать только по бумажкам.

За то, что в ДГБ№ 5 только по требованию родителей детям делают рентген, доведя их до такого состояния, при котором требуется сложнейшая операция с последующим переливанием крови.

За то, что врачи в этой больнице работают с колоссальной нагрузкой, а больница при этом экономит фонд заработной платы. На том же отделении трансфузиологии из 4,5 врачебных ставок заняты только две, одна из них – заведующего отделением, он же работает на 0,5 ставки врача плюс на 0,5 ставки работает внешний совместитель. (См. штатное расписание отделения.) Кстати, зарплата заведующего + 0,5 ставки врача = около 33 тыс рублей.

Больница бросила Олега Пискунова «под танк», чтобы не досталось руководству, хотя медицинское учреждение несет ответственность за своих сотрудников (врачи еще не имеют собственных лицензий на медицинскую деятельность). Громкое дело о переливании маленькому ребенку компонентов крови от ВИЧ-инфицированного донора стоило главному врачу больницы Александру Голышеву должности – его уволили. А новое руководство делает вид, что оно ни при чем.

В этой страшной истории всем повезло: маленькая пациентка Даниэла в результате все же не заразилась ВИЧ. Те последствия, за которые судят врача, не наступили. Но спасет ли пресловутый официальный ответ о результатах анализа крови на бумажном носителе всех пациентов городских больниц в будущем?

Напомним, после данного случая прокуратура обещала проверить все станции переливания крови в городе. Напомним также, что это действительно не первый подобный случай во врачебной практике, ранее сообщалось, что  67-летнего петербуржца заразили ВИЧ во время переливания крови.



Газета.СПб

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100