Криминал

Ложный терроризм повзрослеет до семи лет

10:39:17, 23 декабря 2013
Ложный терроризм повзрослеет до семи лет

Сенаторы решили ужесточить наказание за заведомо ложное сообщение об акте терроризма. Их государственные доводы подкреплены и личными эмоциями. Петербуржец Вадим Тюльпанов застал "бомбу" в аэропорту Пулково, а Константин Добрынин следил за судебным процессом над персонажем, заминировавшим атомную подводную лодку в Архангельской области. Если парламент согласится, то «телефонный юмор» можно будет оценить в семь лет лишения свободы.

В Госдуму внесли поправки в статью 207 УК РФ (заведомо ложное сообщение об акте терроризма), которыми предлагается ужесточить наказание за сообщения о «заминировании». Инициаторами выступили сенаторы Совета Федерации Вадим Тюльпанов (от Санкт-Петербурга), Константин Добрынин (от Архангельской области) и Андрей Клишас (от Красноярского края). По мнению «Фонтанки», не случайно.

Поводом послужила ярая активность «телефонных террористов», которые обострились в последнее время в тех регионах, которые представляют сенаторы в Совфеде. Так, в ночь на 16 ноября 2013 года бомбу искали в аэропорту Пулково. В результате ложного сообщения о заминировании задержали 22 рейса на прилет и вылет, а из зданий аэропорта эвакуировали людей. Здесь, в Петербурге, почти всю жизнь жил и работал Вадим Тюльпанов.

Константин Добрынин представляет в Совете Федерации интересы жителей Архангельской области. Там на днях завершился суд на 72-летним жителем Северодвинска Виктором Шумиловым, который 29 августа, будучи пьяным, позвонил в полицию и заявил, что находится в городской акватории, снаряжен средствами для подводного плавания и намерен взорвать расположенную там атомную подводную лодку. Мероприятий было проведено достаточно, а Шумилов отделался штрафом в 15 тысяч рублей.

Были недавно и известия из Красноярского края, интересы которого в Совете Федерации представляет Андрей Клишас. В марте этого года 52-летний житель Новокузнецка (Кемеровская область), также находясь в пьяном состоянии, «заминировал» Красноярскую ГЭС. Когда его поймали, он пояснил, что на это его натолкнуло изображение Красноярской гидроэлектростанции на 10-рублевой купюре.

Сегодня наивысшая мера наказания за «телефонный терроризм» предусматривает лишение свободы на срок до трех лет. Сенаторы, внесшие в Госдуму поправки, предложили увеличить максимальный срок до семи. Для этого текст статьи 207 УК РФ предлагается дополнить вторым пунктом, в котором ужесточение наказания становится возможным хотя бы при одном из четырех условий: если преступление совершено из корыстной или личной заинтересованности, если результатом преступления стало причинение значительного ущерба имуществу или тяжких последствий для людей, если сообщение о заминировании поступает в отношении объектов и территорий массового скопления граждан либо в отношении объектов использования атомной энергии и других стратегически важных сооружений.

Как сообщил «Фонтанке» Константин Добрынин, главная идея поправок в том, чтобы вывести состав преступления из тени и сделать его рабочим. С помощью дополнительных квалифицирующих признаков сенатор предлагает отделить хулиганов-шутников от злоумышленников, которые совершают преступление с определенной целью. «Одни поедут в колонию, а другие будут шутить на исправительных или обязательных работах, — отметил он. — И увеличение санкции за это преступление изменит отношение к нему как к некоему озорству. Когда наказание серьезно, то баловаться хочется реже», — считает сенатор.

Действительно, как показывает судебная практика, наиболее распространенная мера наказания по 207-й статье — штраф. Так, в декабре на 10 тысяч рублей оштрафовали сотрудника УФСИН по Московской области Евгения Коднева, который, находясь в городе Балашове Саратовской области, с телефона прохожего «заминировал» «Балашовские городские электросети». В этом же месяце 25 тысяч рублей штрафа получил петербуржец, который «заминировал» сразу три автомобиля, припаркованные у 45-го, 76-го и 18-го отделов полиции Петербурга.

Исключение составляют немногочисленные случаи, наподобие тех, что в сентябре произошел в Москве. Тверской райсуд признал москвича Олега Долгова виновным в совершении двух преступлений по 207-й статье и приговорил его к 8 месяцам и 10 дням лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении. Однако следует обратить внимание на то, что суд учел историю судимости гражданина — ранее он был судим за другую угрозу - убийством. Кроме того, объекты, которые «минировал» Долгов, относятся к весьма бережным с точки зрения правоохранителей организациям — это здания московской прокуратуры и Генпрокуратуры.

Что касается возмещения средств, которые полиция постоянно тратит при выездах на ложные заминирования, то даже в теории виновным иски не могут быть выставлены. Говорить о возмещении морального вреда опоздавшим гражданам или россиянам, испытавшим неудобства, тоже не приходится. Если вспомнить школьников, которые одно время часто срывали уроки звонками о заминировании, то, как нам сообщили в ГУ МВД по Петербургу и Ленобласти, число таких поступков в последнее время сократилось. Возможно, и потому, что отвечают за подобные детские шалости их родители. А последние руководствуются не нюансами доказательств, а лучшим другом семьи - ремнем.

Александр Аликин,
«Фонтанка.ру»


© Фонтанка.Ру

Фонтанка.ру

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100