Криминал

Смертельный шок в «Мастерской здоровья»

10:21:37, 19 марта 2014
Смертельный шок в «Мастерской здоровья»

Петербурженка обратилась в модную частную клинику с жалобой на боль в челюсти. Через несколько часов супруг нашёл её там же мёртвой. Эксперты установили: доктор вколол женщине препарат, оказавшийся для неё смертельным, а провести реанимационные мероприятия не сумел. Правоохранительные органы в происшедшем не увидели состав преступления.

Вернулся – жена мертва

42-летняя Виктория Смирнова обратилась в одну из четырёх петербургских клиник «Мастерская здоровья» (сеть принадлежит ООО «Центр оздоровления») на набережной Карповки с совершенно банальной проблемой – после лечения зубов у неё воспалился тройничный нерв. Штука весьма распространённая, но крайне неприятная из-за сильного болевого синдрома.

26 августа 2013 года около 18.00 её супруг Игорь Смирнов привёз женщину в клинику, около 20.30 он увидел её в кабинете доктора мёртвой. Неладное мужчина почувствовал, когда, ожидая жену в машине, увидел, как к клинике подъехал микроавтобус скорой помощи.
Игорь Смирнов считает, что его жена стала жертвой врачебной ошибки, и хочет, чтобы те, кто совершил её, были привлечены к уголовной ответственности. Но следователь следственного отдела по Петроградскому району Главного следственного управления СК РФ по Санкт-Петербургу Лобурь не увидел в происшедшем состава преступления – Игорь Смирнов пытается сейчас добиться от Следственного комитета принятия другого решения.
«Фонтанка» же попыталась восстановить картину тех драматических событий.

Опасное назначение

Виктория Смирнова – не совсем обычный пациент. Она страдала от аллергии и бронхиальной астмы, причём в весьма тяжёлой форме – из-за периодических приступов удушья не расставалась с ингалятором. Основными аллергенами для неё являлись животные и морепродукты. Как следует из документов, 25 августа 2013 года на первичном приёме у доктора Панфиловой Виктория Смирнова сказала часть правды: у неё нет аллергии на лекарства, но есть на животных. Можно предположить, что вспоминать в данном случае про морепродукты ей просто не пришло в голову.

Доктор Панфилова повела себя крайне осторожно: поставила диагноз «невралгия 3 ветви тройничного нерва справа», порекомендовала обезболивающее, консультацию у стоматолога и расписала на бумажке лечение, которое после консультации у стоматолога собиралась назначить. При этом в формальном понимании этого термина никакого лечения она пациентке не назначила – нет такой записи в медицинской карте Виктории Смирновой.

Но те рекомендации, которые были расписаны на бумажке, Виктория Смирнова, по словам её супруга, оплатила в кассе клиники и даже частично успела сделать – там содержалось 6 процедур общей стоимостью 30 033 рубля. При этом повторим: из медицинской карты покойной следует, что доктор Панфилова назначила ей только консультацию стоматолога. Можно предположить, что таким образом в «Мастерской здоровья» страхуются на случай возможных судебных претензий со стороны пациентов: мол, вы сами решили делать процедуры, доктор их вам не назначал…

На следующий день боли усилились, и женщина отправилась в ту же клинику, но там в это время принимал другой доктор – Канкин. Учитывая, что Виктория жаловалась на острую боль, Канкин принял её, не просив дожидаться наступления времени приёма его коллеги Панфиловой.

Он сделал ей два назначения: внутритканевую электростимуляцию и обкалывание препаратом «Фарма 9», частенько применяемым при таком заболевании. Позже, как нам стало известно, доктор Панфилова, давая объяснения, заявила: она не назначила обкалывание «Фармой 9», так как, по её мнению, для аллергиков и астматиков это опасно.

Анафилактический шок

«Фарма 9» – это смесь «Лидокаина» и «Алфлутопа» с водой для инъекций. Активное вещество «Алфлутопа» – концентрат морских организмов, то есть, именно то, что Виктория Смирнова в принципе не переносила, но, видимо, ей не пришло в голову сообщить об этом в клинике.

Трудно сказать, знал ли доктор Канкин особенности происхождения «Алфлутопа», но он обязан был знать, что ни «Лидокаин», ни «Алфлутоп» без острой необходимости применять аллергикам не следует. Вот что по этому поводу сказано в экспертом заключении, выполненном ГБУЗ «Бюро судебно-медицинской экспертизы»:

«В инструкции по применению лекарственного средства «Алфлутоп» имеется следующая информация: «…Очень редко: анафилактические реакции … В случае индивидуальной непереносимости морепродуктов (морская рыба) возрастает риск развития аллергических реакций … У предрасположенных пациентов  возможны аллергические реакции, иногда тяжёлого течения…».

В инструкции по применению лекарственного средства «Лидокаин» имеется следующая информация: «…Побочное действие … анафилактический шок…»
У Смирновой В.В. имелась бронхиальная астма … и, кроме прочего, аллергия на морепродукты и факт применения «Лидокаина» (в анамнезе).

Следовательно, введённые Смирновой В.В. … лекарственные средства – «Алфлутоп» и «Лидокаин», как каждый в отдельности, так и в совокупности могли вызвать развитие у неё анафилактического шока…».

С Викторией Смирновой произошло именно то, что описано в инструкциях обоих лекарств в качестве побочных эффектов. События развивались стремительно – уже через минуту после обкалывания «Фармой 9» у женщины началось удушье, через пару минут она едва подавала признаки жизни. Однако её ещё можно было спасти.

Пункты протокола

Развитие анафилактического шока после введения лекарств –  явление достаточно распространённое среди аллергиков. Поэтому врачи в своей деятельности руководствуются «Медицинскими стандартами (протоколами) диагностики и лечения больных с аллергическими заболеваниями и нарушениями иммунной системы» – в этом документе чётко расписаны все действия, которые необходимо предпринимать для оказания скорой медицинской помощи больному при развитии у него такого опасного состояния.

Таких действий ровно 16, первое из них – «прекратить введение аллергена», последнее – «после стабилизации состояния транспортировать в стационар». Доктор Канкин успешно справился лишь с 1-м и 14-м пунктами – как следует из его собственных объяснений, женщина начала задыхаться примерно через минуту после того, как он прекратил её обкалывать; кроме того, он вызвал скорую помощь (пункт 14).  

После этого он сделал ей внутривенную инъекцию глюкокортикостероида (правда, не того, которого следовало сделать в соответствии с протоколом), потом сделал ей ещё внутримышечные инъекции лекарств, предназначенных для повышения давления и снижения отёка лёгких, потом сделал непрямой массаж сердца и искусственное дыхание «рот в рот», после чего вызвал скорую помощь, врачи которой констатировали смерть.

Применение глюкокортикостероида в данном случае располагается лишь на 11-м месте в списке необходимых мероприятий скорой помощи при развитии анафилактического шока – про существование остальных 10 доктор Канкин, судя по всему, просто не догадывался. Что же касается внутримышечных инъекций – любая медсестра должна знать: при развитии шока у человека падает артериальное давление, в связи с чем всасывание лекарств из мышечной ткани не происходит. Таким больным в принципе не делают внутримышечные инъекции.

Искусственное дыхание «рот в рот» в списке мероприятий скорой помощи при развитии анафилактического шока тоже не значится – в нём нет никакого смысла, потому что у такого больного, как правило, происходит отёк верхних дыхательных путей.

Впрочем, медицинская документация в данном случае не совсем соответствует тому, что рассказал доктор Канкин следователю. В материалах экспертизы, в частности, написано: «В представленной на исследование копии медицинской карты амбулаторного больного … на имя Смирновой Виктории Вадимовны записей о проведении ей каких-либо мероприятий скорой медицинской помощи … не имеется…»

Отсутствие состава преступления

Следователь следственного отдела по Петроградскому району ГСУ СК РФ по Санкт-Петербургу Лобурь в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела написал: «Прямую причинно-следственную связь между действиями Канкина С.А. при оказании медицинских услуг и смертью Смирновой В.В., наступившей от острой дыхательной недостаточности … достоверно установить не представляется возможным, в связи с чем в действиях Канкина С.А. не усматриваются признаки преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 109, п. «в» ч. 2 ст. 238 УК РФ…»

Часть 2 статьи 109 и пункт «в» части 2 статьи 238 УК РФ – это «Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей» и «выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, если они повлекли по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью либо смерть человека» соответственно.

Сейчас постановление следователя об отказе в возбуждении уголовного дела отменено, доследственная проверка продолжается.

«Впервые за 11 лет…»

От клиники «Мастерская здоровья» происшедшее согласилась прокомментировать совладелица ООО «Центр оздоровления» (юридическое название клиники) Александра Медведева. По её словам, гибель Виктории Смирновой – первый и единственный за 11 лет существования сети клиник подобный случай, о котором она очень сожалеет и который расценивает как трагедию. Александра Медведева сказала, что она компенсировала Игорю Смирнову затраты на похороны жены и готова компенсировать материальный вред в досудебном порядке, чтобы таким образом проявить искреннее сожаление по поводу случившегося.

Александра Медведева подтвердила, что Виктория Смирнова умерла после укола, который сделал ей доктор её клиники, но говорить о вине доктора в происшедшем она пока не может – она считает, что такие выводы можно делать только на основании заключения экспертов, которое она ещё не видела. При этом совладелица «Мастерской здоровья» подчеркнула: доктор Канкин на прошлой неделе уволился из клиники, а с другими докторами проведены занятия о проведении процедуры скорой медицинской помощи пациентам.

Константин Шмелёв,
«Фонтанка.ру»


© Фонтанка.Ру

Фонтанка.ру

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100