Криминал

Особенности полицейской охоты

10:10:04, 16 июня 2014
Особенности полицейской охоты

Ничем 15 июня закончилась войсковая операция по розыску сбежавшего 6 июня Литовченко. А днями ранее ушел из-под стражи парень из лихой банды. При первом побеге горожане насмехались над сержантом, не побежавшим за налетчиком. После исчезновения маньяка в Петербурге стало противно. «Фонтанка» выяснила: оперативник за чикатило тоже не рванул. Аналогично вели себя его коллеги-силовики. Начальников уволили напрасно. Это системный сбой в наших органах.

Детективное лето Петербурга и Ленобласти началось с двух сюжетов. Первый отдает стилем плутовского романа.

Около 17 часов 2 июня автозак возвращал арестованного за ограбления банков 34-летнего налетчика Андрея Байдюка. Его не пристегнули наручниками, не закрыли клетку, не удосужились присесть рядом при конвоировании. Ему не оставили шансов доехать до изолятора. Когда проезжающие мимо водители начали сигналить находившимся в кабине сотрудникам, мол, «красавцы, обернитесь», старший сержант Приморского райуправления все же вышел и понаблюдал за уходящим вдаль по Планерной улице парнем. Беглец был из банды бывших морских пехотинцев. Стрельнуть сержанту не удалось – он перед этапированием забыл вооружиться. Имя философа Максима Воробьева «Фонтанка» называла.

Многие читатели этого шоу в душе аплодировали находчивому леньке пантелееву. Зритель часто любит, когда удаль утирает нос копам. Ему приятнее отождествлять себя с улыбающимся разбойником, чем с лузером.

Только закончилась раздача пряников начальникам, как в 13:40 6 июня с места следственных мероприятий в Кировском районе Ленобласти, где искали труп убитого восьмилетнего Паши Костюнина, сбежал обвиняемый в серии убийств и изнасилований. Имя ему – Евгений Литовченко. Возраст – 43 года.

Настала серия нуара, а проще – чернухи. Где горожанам противно не за полицию, а за то, что они на это смотрят. Это как краснеешь за других.

Разумеется, в этот раз кары настигли органы посильнее. Неполные служебные соответствия получили руководители Управления уголовного розыска, непосредственный начальник оперативников, конвоирующих Литовченко, был немедленно изгнан из рядов, четыреста сотрудников были брошены на прочесывание местности в Кировском районе Ленобласти.

К вечеру 15 июня войсковая операция закончилась.

А 6 июня – в день побега Литовченко, когда в предсказуемом хаосе нашим журналистам сотрудники розыска передавали сумбурные подробности, мы узнали, что хоть Литовченко и сбежал по халатности, но оперативник за ним гнался по лесу, мол, ногу себе испортил, да еще и стрелял. Хоть что-то позитивное.

Это было не вранье, а заблуждение наших знакомых, которые также в те часы переживали слухи и хотели верить в жанр опасной погони. Хоть какой-то смягчающий штрих.

Сегодня «Фонтанка» выяснила: все было отвратительнее.

Процедурно нарушения есть у всех служб, принимавших участие в этом позоре. Утром из «Крестов» выпустили Литовченко и не обратили внимания не только на то, что он взял с собой все свои пожитки из камеры, но и на то, что прибывший конвой из двух оперативников «убойного» областного отдела не вооружен. Сотрудник следственного комитета, являющийся главной фигурой на мероприятии, также не задержал на этом глаз. Когда группа, состоящая из следователя, эксперта-криминалиста, шести сотрудников МЧС, взятых в помощь на раскопки, двух детективов и самого Литовченко подошла к нужному ему месту, обвиняемый выдвинул ультиматум. Точную точку – только сыскарям. Вот они и удалились от сопровождающих метров на 30-40. В этот момент одному из сыщиков позвонили коллеги из управления и попросили встретить их на лесной дороге. Один и пошел.

И Литовченко один пошел.

Но все это тонкости нарушений для обзорной справки. Такой подход пьесу делает скучной.

Уйдя от анализа нарушенных приказов, серии побегов налетчика Байдюка и педофила Литовченко схожи по внешним признакам.

Упустившему Байдюка старшему сержанту Воробьеву – 28 лет, он петербуржец, в органах шесть лет. Его напарник, прапорщик, который коряво, но пытался хоть что-то сделать, прослужил 17 лет.

Старший лейтенант Евгений Костюк, прохлопавший Литовченко, рожден в Ленинграде в 1989 году, после университета МВД начал работать сразу в Управлении уголовного розыска. Его стаж – чуть более двух лет. Его напарник, также уволенный из органов, был подполковником с двадцатилетней репутацией. Старший офицер единственный носился по лесу, сметая лбом сучья, когда понял, что Литовченко соскочил.

Какие разные поведенческие стереотипы у двух поколений.

И Воробьев, и Костюк посещали фитнес-залы. У последнего на прочном мышцами левом плече выколот грозный лев. Он еще не знал, что львы в Ленинградской области не водятся.

Можно, конечно, подчеркнуть, что и Байдюк, и Литовченко с Украины, одному 34 года, второму 43, первый дорос до 180 см, второй до 178. Но все это – занимательная нумерология. А то, что они оба имели заболевания колен и хромали, – дополнительная инъекция унижения.

Точка отсчета в этих историях – за пределами должностных инструкций: и старший сержант Воробьев, и старший лейтенант Костюк не преследовали. И об этом очень неохотно говорят сегодня в петербургской полиции.

Если сержант не стрелял, потому как не из чего было, то у лейтенанта, оказывается, был травматический пистолет типа «Макаров». Он не только передернул затвор, но нажал на курок. Из ствола вылетела в сторону Литовченко пластмассовая пулька, способная на расстоянии в 10 метров причинить легкое покраснение кожи. Но так как Литовченко ко времени беспощадной стрельбы на поражение уже отбежал метров на тридцать, то пострадал один из листочков на дереве.

Только через 40 минут руководство полицейского главка было уведомлено о случившемся. Дальше вы знаете: сборы по тревоге, мат, сигарета в предвкушении звука по телефону спецсвязи: «Говорит Москва».

Все же вспомним, что в 13:40 6 июня на площади в полгектара находилось около десяти мужчин из силовых ведомств. Конечно, они подверглись излишним переживаниям, но бегал один подполковник.

Все понятно. Следователь – он не из вестерна, у него процессуальные обязанности. Криминалист – специалист лишь по останкам, а кости ребенка из земли так и не выкопали. МЧС обязаны помогать, если бы вдруг Литовченко застрял в болоте. Однако идущие на пожизненное в воде не тонут. Все сходится – все они ни при чем.

Говорят, что сержант Воробьев на словах объяснил, что не побежал за налетчиком, потому как силы были не равны. В уголовном розыске Петербурга язвят, что Костюк не тронулся с места ввиду плотности лесополосы. Понавыращивали деревьев, а вдруг из-за ствола – как прыгнет. А это тебе не грабитель банков, а серийный убийца. Такой если сырым не сожрет, так точно укусит с воплем. А это грозит припухлостью запястья.

Вам смешно, а ему уши заложить могло.

Каждая система должна защищать своих. Когда журналист общался в праздничные дни со многими в уголовном розыске, ему говорили, мол, «идиот, всех подставил, но ведь сам же Литовченко задержал 25 апреля, Костюк – нормальный, ноль коррупционности, молодой, жутко переживает».

Им тяжело признать.

Во-первых, «убойный» областной отдел нашел Литовченко по номеру автомобиля, который запомнила 21 апреля одна из изнасилованных им девчонок. Извините, но сегодня по госномеру узнают информацию даже выпускники журфака. Явиться же и повязать его могли курсанты Суворовского училища, сдавшие норматив по подтягиванию. Окна редакции «Фонтанки» выходят во двор Суворовского. Ничего себе парни – крепкие, навернуть могут.

Во-вторых, молодняк может совершить массу глупостей и совершает. Это нормально. Но нормальный коп понесется за Литовченко на рефлексе.

Так что никакой Костюк не свой. И Воробьев туда же.

Один из наших собеседников сказал: «Да он опешил!». Где-то мы это слышали. В «Обыкновенном чуде»: «Когда при нем душили его любимую жену, он стоял возле да уговаривал: потерпи, может, обойдется».

– Вы не представляете, как тошно, – наконец, сказали журналисту в руководстве ГУ МВД.

Фотографии Литовченко прокрутили по Интернету и телевидению.

Воробьев и Костюк уволены. Ритуал, когда ломали над головой шпагу, считается атавизмом темного царского прошлого. Как слова присяги в русской императорской армии: «не щадя живота своего». МВД в голову не придет показать фотографии участников безразличия по каналам СМИ. Гражданская казнь кажется нынешней цивилизации нелепостью, как фраза: «Сударь, жду вас на Черной речке».

Портретов Глеба Жеглова в кабинетах российского сыска побольше, чем Владимира Путина. Как в мистическом триллере, он морщится с холстов.

P.S.

«Фонтанка» не беспощадна. Мы нашли юридическое оправдание остолбенениям Воробьева и Костюка. Молодое поколение полицейских не умеет играть в рисковую игру «казаки-разбойники». О текстах присяги МВД, МЧС и Следственного комитета читайте в параллельном материале "Чудо русской присяги" (особое мнение Вышенкова).

Евгений Вышенков, "Фонтанка.ру"

Фонтанка.ру

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100