Криминал

Смертельный шок в «Мастерской здоровья» изучит следствие

16:07:18, 16 июля 2014
Смертельный шок в «Мастерской здоровья» изучит следствие

По факту трагической гибели женщины в частной клинике «Мастерская здоровья» возбуждено уголовное дело. В поле зрения следствия могут попасть столь важные для петербургской коммерческой медицины проблемы, как навязывание услуг, уровень квалификации докторов и их неумение проводить реанимационные мероприятия.

Год спустя

Cледственный отдел по Петроградскому району Главного следственного управления СК РФ по Санкт-Петербургу возбудил уголовное дело по факту преступления, предусмотренного частью 2 статьи 109 УК РФ («Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей»). Совершение такого преступления предусматривает наказание до 3 лет лишения свободы. 

Петербурженка Виктория Смирнова погибла в одной из четырёх петербургских клиник «Мастерская здоровье» (сеть принадлежит ООО «Центр оздоровления») на набережной Карповки 26 августа 2013 года – таким образом, её супругу Игорю Смирнову и его адвокату Игорю Карпову понадобился почти год, чтобы добиться возбуждения уголовного дела.

Теперь Следственному комитету предстоит разобраться в причинах, из-за которых женщине сделали инъекции, после которых она погибла. А «изюминка» ситуации в том, что в первоначальной программе лечения, составленной покойной доктором «Мастерской здоровья», «смертельных» инъекций не было. Их Виктории Смирновой предложили позже – как бы дополнительно. И в этом классика работы наших частных клиник: больным предлагают как можно больше медицинских услуг, необходимость и, самое главное, безопасность которых среднестатистический гражданин просто не в состоянии оценить. Как правило, это проходит незаметно – пациент никогда не узнает, от чего именно у него наступило улучшение, а бизнес-докторам это тоже не слишком важно – их задача убедить клиента раскошелиться.

Но 26 августа 2013 года в этой системе произошёл сбой: лекарство, предложенное женщине дополнительно к назначенной программе лечения, вызвало у неё сильную аллергическую реакцию, которая привела к анафилактическому шоку, повлекшему смерть. Поэтому процессуальные выводы, к которым придёт Следственный комитет, чрезвычайно важны. 

Кому в рамках данного уголовного дела будут предъявлены обвинения – врачу, который назначил «дополнительное» лечение, или руководству клиники? Такое тоже возможно, если у следствия появится достаточно оснований полагать, что доктор действовал не по своей инициативе, а по указанию руководства.

И этот прецедент станет чрезвычайно важным для всех петербургских клиентов частных клиник в будущем.

30 033 рубля

Виктория Смирнова обратилась в клинику с совершенно банальной проблемой – после лечения зубов у неё воспалился тройничный нерв. Виктория Смирнова – не совсем обычный пациент. Она страдала от аллергии и бронхиальной астмы. Основными аллергенами для неё являлись животные и морепродукты. Как следует из документов, 25 августа 2013 года на первичном приёме у доктора Панфиловой Виктория Смирнова сказала часть правды: у неё нет аллергии на лекарства, но есть на животных. Можно предположить, что вспоминать в данном случае про морепродукты ей просто не пришло в голову.

Доктор Панфилова поставила диагноз «невралгия 3-й ветви тройничного нерва справа», порекомендовала обезболивающее, консультацию у стоматолога и расписала на бумажке лечение, которое после консультации у стоматолога собиралась назначить. При этом в формальном понимании этого термина никакого лечения она пациентке не назначила – нет такой записи в медицинской карте Виктории Смирновой. Однако в постановлении о возбуждении уголовного дела рекомендации доктора Панфиловой, по нашим сведениям, названы «программой лечения». То есть на сегодняшний день следствие полагает, что медицинские рекомендации, не включавшие в себя «смертельных инъекций», были достаточными.

Эти рекомендации Виктория Смирнова, по словам её супруга, оплатила в кассе клиники и даже частично успела сделать – там содержалось 6 процедур общей стоимостью 30 033 рубля.

Плюс «Фарма 9»

На следующий день боли усилились, и женщина отправилась в ту же клинику, но там в это время принимал другой доктор – Канкин. Он сделал ей дополнительные назначения – в частности, обкалывание препаратом «Фарма 9». «Фарма 9» – это смесь «Лидокоина» и «Алфлутопа» с водой для инъекций. Активное вещество «Алфлутопа» – концентрат морских организмов, то есть именно то, что Виктория Смирнова в принципе не переносила, но, видимо, ей не пришло в голову сообщить об этом в клинике. Трудно сказать, знал ли доктор Канкин особенности происхождения «Алфлутопа», но он обязан был знать, что ни «Лидокаин», ни «Алфлутоп» без острой необходимости применять аллергикам не следует. Вот что по этому поводу сказано в экспертом заключении, выполненном ГБУЗ «Бюро судебно-медицинской экспертизы»:

«В инструкции по применению лекарственного средства «Алфлутоп» имеется следующая информация: «…Очень редко: анафилактические реакции … В случае индивидуальной непереносимости морепродуктов (морская рыба) возрастает риск развития аллергических реакций … У предрасположенных пациентов возможны аллергические реакции, иногда тяжёлого течения…»

В инструкции по применению лекарственного средства «Лидокаин» имеется следующая информация: «…Побочное действие … анафилактический шок…»

С Викторией Смирновой произошло именно то, что описано в инструкциях обоих лекарств в качестве побочных эффектов. События развивались стремительно – уже через минуту после обкалывания «Фармой 9» у женщины началось удушье, через пару минут она едва подавала признаки жизни. По версии следствия, происшедшее стало возможным ввиду необоснованного выбора метода лечения. Теперь Следственному комитету предстоит выяснить: почему был выбран такой метод лечения?

Скорая помощь

Развитие анафилактического шока после введения лекарств – штука достаточно распространённая среди аллергиков. Поэтому врачи в своей деятельности руководствуются «Медицинскими стандартами (протоколами) диагностики и лечения больных с аллергическими заболеваниями и нарушениями иммунной системы» – в этом документе чётко расписаны все действия, которые необходимо предпринимать для оказания скорой медицинской помощи больному при развитии у него такого опасного состояния.

Таких действий ровно 16 штук, первое из них – «прекратить введение аллергена», последнее – «после стабилизации состояния транспортировать в стационар». Доктор Канкин произвёл действия, описанные лишь в 1-м и 14-м пунктах – как следует из его собственных объяснений, он прекратил обкалывание и вызвал скорую помощь (пункт 14).

Данное обстоятельство, по сведениям «Фонтанки», в постановлении о возбуждении уголовного дела почему-то прописано весьма невнятно. Нам рассказали, будто там сказано о том, что два врача и две медсестры клиники стали проводить с Викторией Смирновой реанимационные мероприятия, которые оказались безуспешными, так как женщина умерла… Можно предположить: на данном этапе Следственный комитет не собирается давать правовую оценку неумению сотрудников «Мастерской здоровья» проводить реанимационные мероприятия – хотя именно это обстоятельство лишило женщину последнего шанса.

Между тем тут имеется ещё одна проблема, которая, видимо, касается многих частных клиник – доктора оказались не в состоянии провести реанимационные мероприятия. Они, судя по всему, были к этому просто не готовы. И что-то автору этих строк подсказывает: данная проблема касается не только «Мастерской здоровья». Не случайно совладелица ООО «Центр оздоровления» (юридическое название клиники) Александра Медведева заявила «Фонтанке»: доктора клиники отправлены на занятия по проведению процедуры скорой медицинской помощи пациентам.

Константин Шмелёв, «Фонтанка.ру»

Фонтанка.ру

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100