Lifestyle, новости культуры

Дэвид Сильвиан. Певец порока

11:58:51, 19 апреля 2004
Дэвид Сильвиан. Певец порока

Есть в шоу-бизнесе такие специальные люди – заметны не часто, их история – серия эпизодических вспышек, они всю жизнь подают надежды, бедные воротилы тщетно ждут обещанного выхлопа – расколбас так и не наступает.

Каждый раз они появляются на арене с новым проектом, который тут же бросают. В результате воротилы от них отворачиваются, за творениями гениев закрепляется этикетка некоммерческой музыки, а у публики остается стойкий привкус таинственной динамо-загадки. Хотя на самом деле никто и не собирался динамить, просто эти люди больше, чем огни рампы и свет стробоскопов, любят кататься на лыжах. Или, положим, охотиться на медведей в глуши Аляски.Все вышесказанное в полной мере относится к Дэвиду Сильвиану. Он – олицетворение британской островной загадочности и неподкупности.

Бывший солист одной из икон панк-движения 70-80-х, поддавшей немало жару современной синтетической революции – группы Japan, бросил это дело на гребне популярности, чтобы заняться аутичным сольным творчеством. Чтобы вкусить тотального одиночества, музыкант даже поменял Британию на Америку. Там, в ослепительных декорациях то ли Монтаны, то ли Миннесоты, Сильвиан окончательно воспарил в небесные дали. А познавательные путешествия по всем штатам Америки с новой женой – коренной американкой – и соответственно знакомство с тамошней культурой кантри, блюза, рок-н-ролла, ковбоев и эскимосов, привели к крутой переоценке понимания сущности гитарной музыки.

Отныне основной темой творчества Сильвиана становится размышление над греховной человеческой природой. А гитарные партии отдаются на отпущение иконе фри-джаза 70-х Дереку Бэйли. Первая законная реакция на его новый альбом Blemish («Порок») – недоумение. Слишком просто, слишком минималистично, раздражающе неровен паралитический рисунок атональных гитарных аккордов, лирика – слишком общо. Пульсирующие клавишные разряды в достойной Кейджа сайленсомании напоминают свечение одиноких лампад в длинных больничных коридорах. Потом смотришь на обложку, на этого сутулого парня в лыжной шапке с красным крестом и понимаешь: плохи дела. У него на свитере дырка, в глазах – заячий страх.

Открываешь внутри: нет, ничего, ошибочка вышла, гуляет себе с ребенком в санях, сказочный зимний лес отдает теплотой, и не за горами дымятся в сковородке оладьи. Слушаешь в пятый раз – начинаешь врубаться. В этой работе действительно все очень закончено, целая маленькая вселенная. И все, абсолютно все – от текстов до всей этой ломоты в голосе, звучных, но словно подстреленных аккордов – работает на тему, заявленную в названии.

И хотя среднему россиянину вряд ли придется по душе такая анемичная порочность – наши люди любят пожестче, от нее наверняка затащится горстка-другая интеллектуалов. Параллельно музыкант работает с японским музыкальным нуворишем Рюичи Сакамото и гитаристом King Crimson Робертом Фриппом. В манифесте к совместному альбому Redemption («Искупление») Фрипп тоже много и верно рассуждает о сущности порока, и о том, как важно не совершать ошибок, чтобы вернуть делам прежний порядок. И как бы невзначай вворачивает абзац про мани.

Мол, экономика как часть божественного проекта вещь крайне полезная и праведная. И по случаю призвал: ребята, мол, с миру по нитке – и даст бог, мы тоже поможем бедному наскрести на тарелку супа. Если бы это говорил папа Римский, но вот когда это говорят образцовые анархисты планеты... это уже симптом. Неужели сами еще не нахлебались этого супа?Тем не менее мы все как один пойдем на концерт Сильвиана. Все же интересно, какие песни он считает главными в своей жизни. И как выглядит световое шоу от японского лайт-дизайнера Масакацу Такаги.

Мила Цвинкау

Красный

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100