Lifestyle, новости культуры

Хип-хопер – всегда самоучка

16:13:08, 18 мая 2004
Хип-хопер – всегда самоучка

На вручении премии «Золотая маска» случился конфуз.

Лучшим спектаклем современного танца была названа «Весна священная», которую для Русского камерного балета «Москва» поставил французский хореограф Режис Обадиа.

Так вот, месье Режис и Николай Басин, директор театра, «маску» поделить не смогли. Басин даже не поленился написать письмо послу Франции: «Убедительно просим Вас помочь вернуть нам "Золотую маску" - знак признания нашего труда в России».

«Красный» по горячим следам нашел Режиса Обадиа в Москве, чтобы выяснить причины инцидента, а также узнать, что за спектакль привозит 20 мая знаменитый хореограф-современщик в Петербург.

- Это что-то среднее между мюзик-холлом и настоящим хип-хопом. В спектакле Play back, который мы покажем в Петербурге, рассматриваются иконы минувшего века: Мерилин Монро, Майкл Джексон, Чарли Чаплин. Некоторые части спектакля идут под фонограмму - актеры поют и танцуют. А некоторые моменты абстрактны, это атмосфера сна.

- Вы открыли России область contemporary dance, вас называют классиком видео-данса. Почему вас заинтересовал хип-хоп?

- У каждого танцора хип-хопа есть свой конек, своя специфическая техника. Хип-хопер – это всегда самоучка, хип-хоп не преподают в школах, ему учатся на улицах. Отсюда – самобытность и открытость каждого танцовщика. Меня очень вдохновляла работа с ними.

- Что вас связало с Россией? Почему вы работаете сейчас в Москве?

- Я всегда был очарован российской культурой. Почему – я не могу объяснить. Почему вообще то или иное оказывает на нас сильнейшее впечатление?

Ну а потом я встретил русскую женщину… и, естественно, сейчас, когда я открываю Россию благодаря моей супруге Лизе Вергасовой, я вижу эту страну совсем другими глазами. Моя жена много рассказывала мне о русских актерах и танцовщиках – так возникла идея поставить «Весну священную».

Лиза – мой постоянный соавтор и помощник во всех постановках.

- Вы познакомились со своей женой в России?

- Нет, я первый раз приехал танцевать в Москву в 94-м году, в это время Лиза уже жила в Париже, где я и встретил ее в 97-м. И мы вместе работаем с 98-го года.

- Чем хороши русские танцовщики, чем плохи?

- С одной стороны, у русских нет той культуры современного танца, которая есть у французов, нет многих ключей, которыми владеет любой танцовщик Запада. С другой, - у них чувствуется огромное желание и сила, так что они могут иногда перескочить через все эти ключи и добиться лучшего результата.

В 1994 году в Москве я, кроме показа спектакля, устроил мастер-класс. И потом ко мне в школу при Национальном центре хореографии в городе Анже приехали три русских танцовщика. Но проблема в том, что россияне, когда приезжают, потом не возвращаются в Россию.

Очень важно, чтобы люди возвращались, чтобы они здесь выросли, чтобы они здесь смогли творить.

- А вашей жене где больше нравится жить – в Париже или Москве?

- Сегодня наша жизнь проходит между Парижем и Москвой, это дополняющие друг друга части. У людей очень много суждений априори – о странах и нациях, но только опытным путем можно узнать правду. В России очень много парадоксов.

Самое важное для меня здесь – это витальная сила. Это не та страна, в которой можно дремать. Мне кажется, что люди здесь хотят жить, творить, придумывать что-то новое, я чувствую, что таково ожидание публики.

И здесь такая театральная культура! Здесь каждый раз, когда я ходил в театр, был полный зал.

- А что, в Париже с полным залом проблема?

-…

- Вы говорите по-русски?

- Обожаю! (по-русски). Но не учу. Я знаю, что, если я начну заниматься, мне нужно 4–5 месяцев посвятить только этому. А я сейчас не могу себе этого позволить. Поэтому пока меня связывает с миром голос Лизы.

- Что за инцидент произошел с «Золотой маской»?

- Этот человек, директор театра - он не на своем месте. У него сорок человек в труппе, можно делать совершенно сумасшедшие вещи, но он ничего не делает. Он очень плохо обращается с танцовщиками.

Я, на самом деле, каждый раз приезжал репетировать на свои деньги, и, если бы я не требовал, не выкладывался на сто процентов, ни декораций, ни костюмов в спектакле не было бы …

Я встречал в Москве очень интеллигентных людей, но он не из их числа. Да, я взял «маску» – для меня это символ, это результат моего труда. Потом, естественно, я бы передал ее танцовщикам. Мне кажется, именно они должны решить, кому принадлежит «маска» – хореографу или продюсеру.

- Есть ли у вас желание после этого работать с театром?

- Нет, конечно. Хотя с самими танцовщиками мне хотелось бы работать, может быть, я даже приглашу их к себе во Францию.

- Во Франции не считают людей, работающих в России, чудаками?

- Я не очень хотел бы говорить об общем образе России во Франции, потому что он не очень положительный. Я предпочитаю оставаться в области театра. А люди театра смотрят на русский театр с восхищением. Другие моменты, скорее, относятся к политике, и я думаю, не стоит об этом говорить.

20 мая, БДТ. «Play Back», мюзикл в стиле хип-хоп для семи танцовщиков и гимнастки на трапеции.

Анна Ершова

Красный

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100