Lifestyle, новости культуры

Пьяный папа громко плачет

23:12:16, 16 сентября 2004
Пьяный папа громко плачет
В кинотеатре «Аврора» с участием Владимира Машкова и Егора Бероева прошла премьера фильма «Папа». Машков — исполнитель главной роли, генеральный продюсер и постановщик картины.

Это его вторая режиссерская работа в кино (первой была лента «Сирота казанская»). Как театральный постановщик Владимир Машков более опытен — на его счету пять спектаклей, пользующихся неизменным успехом у публики и обласканных критиками. К примеру, постановка «Смертельный номер» в 1995 году получила сразу две важнейшие театральные премии — имени Станиславского и «Хрустальную Турандот».

И Машков все еще остается по преимуществу театральным режиссером, если судить по его новому фильму. «Папа» полон мучительно долгих сцен, снятых одним планом, монологов персонажей и даже театральных условностей вроде длительного выяснения отношений между сыном и его мертвым отцом, привидевшимся тому в бреду. Явление такой «тени отца Гамлета», конечно, возможно и в кино, но должно быть драматургически оправданно. В «Папе» же и до этой сцены чувства героев друг к другу были ясны и не нуждались в лишних словах и громком обсуждении. То, что в театре необходимо прокричать, чтобы донести до галерки, в кино можно сыграть взглядом и кончиками пальцев.

Владимир Машков так играть умеет. Тем более странно, что свой талант киноактера он использует в собственной картине не на полную мощность, предпочитая ему театральную преувеличенность жестов, поступков и слов. Его герой, старый кладовщик Абрам Шварц, нелеп до гротеска (Владимир Машков в этом образе копирует походку Чаплина), он не просто пьяница, но буквально алкаш из анекдота, спрашивающий сына сквозь икоту: «Ты кто?». А в кульминационной сцене, когда повзрослевший сын (Егор Бероев) кричит родителю, что не хочет его видеть, Абрам принимает это требование не только смиренно, но даже с какой-то гиперболизированной готовностью к самоуничижению.

Впрочем, столь театральное прочтение роли покажется естественным для актера, если учесть, сколько десятков раз он сыграл на сцене в «Матросской тишине» — пьесе Александра Галича, по которой и снят «Папа». Перестроиться после привычной трактовки роли на «киноформат» для Машкова оказалось слишком трудно.

Несмотря на это, у фильма есть несколько неоспоримых достоинств, которые могут привлечь зрителей. Во-первых, впечатляет подбор актеров на роли взрослых героев и тех же персонажей в детстве. Они удивительно похожи друг на друга, и, что главное, дети замечательно играют (особенно Андрей Розендент, исполняющий роль Давида Шварца в школьные годы). Во-вторых, Владимир Машков предстает не в привычном для него образе рокового красавца и «горячей головы», а в роли старого, неопрятного и слабого человека. Эта попытка расширить актерский диапазон уже сама по себе любопытна и многочисленным почитателям таланта Машкова будет, безусловно, интересна.

Наконец, в-третьих, картине «Папа» свойственна логичность повествования и действий героев. К сожалению, ситуация, описанная в фильме, банальна и узнаваема, ни о каком невероятном «сыновнем предательстве», как почему-то гласят афиши фильма, говорить не приходится. Абрам Шварц — алкоголик и драчун, изматывающий сына бесконечными попойками, приказами «снять с папки сапоги» или при мгновенно сменяющемся под воздействием спирта настроении «поцеловать папочку». Складывается впечатление, что сын с его музыкальным успехом ему нужен лишь в качестве способа самоутверждения. «Вот отец у тебя был мошенник и пьяница, — говорит Абрам сквозь нетрезвые жалобные слезы. И неожиданно начинает таскать испуганного ребенка за вихры с криком: — А ты у меня станешь человеком!» От такого детства подросшему Давиду, конечно, хочется бежать, зачеркнув прошлое со всем юношеским максимализмом.

И нельзя сказать, что брошенному родителю сочувствуешь. Испытываешь, скорее, обычную русскую жалость к несчастному пьянице, нелепому в своем желании, вдруг очнувшись, снова войти в мир благополучных людей, в разрушенную им же семью. И Давид отца, конечно, тоже потом пожалеет и простит. Только опоздает. Абрама Шварца расстреляют во время войны фашисты. И только в этот момент он вызовет настоящее сострадание, как и миллионы таких же, как он, перемолотых страшной историей нашей планеты.

Санкт-Петербургские Ведомости

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100