Lifestyle, новости культуры

Роли мастера боятся

23:12:22, 16 сентября 2004
Роли мастера боятся
Александр Галибин в 1980-х годах был известен как популярный киноактер. В 1990-х он прекратил сниматься, направив свою энергию на создание собственных театральных постановок. К сегодняшнему дню спектакли Александра Владимировича идут во многих театрах России, а сам он стал главным режиссером Александринки и сотрудничает как постановщик оперных спектаклей с Мариинским театром (недавняя премьера «Снегурочки» Чайковского — заслуга Галибина, мечтавшего в детстве о карьере музыканта). Кроме того, именно теперь Александр Галибин возвращается на кино- и телеэкраны. Он сыграл в фильме Кирилла Серебренникова «Рагин», показанном на недавно прошедшем фестивале «Окно в Европу» в Выборге. А недавно был утвержден на роль Мастера в очередной масштабной постановке романа «Мастер и Маргарита», осуществляемой сейчас Владимиром Бортко.

— Александр Владимирович, вы ведь до «Мастера и Маргариты» в сериалах не снимались — почему сделали для этого фильма исключение?

— Точно, как говорится, ранее замечен не был. Понимаете, в 1980-х годах я слишком много работал в кино — и в хороших картинах, и, скажем так, в средних, — а потом заявил, видимо сгоряча, что больше сниматься не буду. Но зато, выждав определенный срок, я установил для себя достаточно высокую внутреннюю планку при выборе роли. Поэтому если раньше я особенно не задумывался над тем, какой шлейф тянут за собой в жизни роли, которые играешь, то сейчас более ответственно и серьезно отношусь к их выбору. Но над предложением сыграть Мастера я не раздумывал, от такой возможности не отказываются. Когда Владимир Бортко позвонил мне, я сразу ответил согласием.

А что касается отношения к российским телесериалам вообще, к их засилью на экранах, о котором столько разговоров... Я, если вижу на каком-то канале сериал, даже средний по уровню, все равно искренне радуюсь — конечно, за актеров. Телесериалы дают артистам возможность не только получить хороший гонорар, но и почувствовать себя нужными, востребованными. Ведь в театре зарабатывают крохи... А актерская профессия зависимая, не всегда благодарная: работая исключительно в театре, можно и не дождаться прекрасной судьбоносной роли в большом кино.

— Роль Мастера как раз из таких. Но она, по актерскому поверью, еще и очень мистическая. Не страшно браться за нее?

— Нет. Вообще, страшно было только один раз: когда Глеб Панфилов предложил мне сыграть роль Николая II в его картине «Романовы — венценосная семья». Я был абсолютно обескуражен. Этой роли я совершенно не ожидал, не мечтал, даже в мыслях такой возможности не держал. И когда после долгих проб Панфилов меня утвердил, я от страха попросил у него время на раздумье. А он, видимо от изумления, мне это время дал. Всего одну ночь. Утром я принял решение: играть обязательно. И мы стали работать.

— Роман Булгакова очень многослойный по сюжетным пластам и темам. Вы уже можете для себя определить, о чем все-таки будет фильм Бортко? И каким будет ваш Мастер в нем?

— Основной темой романа я вижу тему русской интеллигенции в целом, тему определения сути творчества. Об этом можно очень много говорить. Главное, что внутренних разногласий с Мастером у меня нет. Я бы поступал точно так же, как он.

А относительно идеи фильма и места в нем моего персонажа — это вопрос к Владимиру Бортко. Я не берусь отвечать на него. Ведь в этой ситуации я просто актер. Глеб Панфилов, к слову, мне многое в этой профессии вернул. И, в частности, самое главное: не задавать режиссеру лишних вопросов. Когда я начал работать над ролью Николая II, я прочитал о нем всю вышедшую на тот момент литературу. Ее было очень много. А когда мы стали сниматься, оказалось, что все знания, которые я получил, мне не нужны. Более того, они стали мне мешать. И тогда у нас с Панфиловым состоялся весьма серьезный разговор. Он снова дал мне срок в одну ночь — на этот раз, чтобы я выкинул из головы все прочитанное.

Поэтому, готовясь к роли Мастера, я просто следую за режиссером.

— Вы так же подчинялись постановщику и во время съемок вашего предыдущего фильма, «Рагин», по произведению другого классика — рассказу «Палата № 6» Антона Павловича Чехова?

— Нет, там была немного другая атмосфера. У нас было ощущение команды, поэтому, наверное, и сняли картину очень быстро. Кирилл Серебренников принимал все предложения, исходившие от актеров. К этой роли — роли сумасшедшего, к слову, я тоже готовился. Но, как выразилась моя мама за семейной чашкой чая, такого персонажа мне сыграть очень легко и без всякой подготовки (смеется).

— Что, на ваш взгляд, самое важное в профессии актера помимо способности «не задавать лишних вопросов»?

— Любовь к труду, как и во всяком другом деле. И вот это специальное актерское свойство — умение ждать и терпеть. Но не пассивно, понимаете? Не лежа на диване. Нужно любить свою работу и делать ее, распространяя круги, как брошенный в воду камень. Тогда, возможно, эти круги и дойдут до какой-то нужной точки, до предложения важной роли, например.

— Несмотря на вашу активную занятость на актерском поприще, вы сейчас занимаете должность главного режиссера одного из самых старых театров Петербурга, Александринского. Какие действия вы предпринимаете на этом посту, чем занимаетесь?

— Занимаюсь кропотливой, медленной работой муравья. К примеру, художественный руководитель Александринского Валерий Фокин в прошедшем сезоне поставил передо мной задачу привлечь к работе весь молодежный состав труппы. Была найдена пьеса — симбиоз драматургического произведения Юрия Князева «Динамо» и чеховской «Чайки». И среди молодых актеров был устроен своеобразный конкурс на соискание ролей. В течение трех месяцев они самостоятельно готовили отрывки и выступали с этими работами на просмотрах. В результате была отобрана группа актеров, которая дошла до премьеры спектакля «Ангажемент» по этой пьесе.

А с четырьмя артистами по завершении сезона было решено контракт не продлевать. Театр пригласил других актеров — народного артиста России Виктора Гвоздицкого, Юлию Марченко (блестяще игравшую Аню в спектакле Някрошюса «Вишневый сад»), Катю Бескову (выпускницу мастерской лауреата Госпремии Сергея Паршина), Кирилла Меньщикова (закончившего курс Галины Барышевой).

Работа в Александринском — это новый этап в моей жизни. Трудиться в театре со столь богатой историей это большая честь. На этой сцене идут мои постановки — «Женитьба», «Сказание о царе Петре».

— Что ожидает зрителя Александринского в будущем?

— Обновленный театр — изнутри, а не снаружи. Я имею в виду полную реставрацию зала и реконструкцию сцены. Кроме того, максимально точно будет воссоздан исторический интерьер и расширено пространство театрального музея. Ему следует отдать целый этаж, ведь экспозиция музея огромна.

В середине мая театр закроется на ремонт, которого у здания не было с момента постройки.

Пока в здании будет идти реставрация, труппа уедет на гастроли, будет колесить по Европе и по городам России целый год. Но репетиции будут продолжаться, потому что база театра остается в Петербурге.

Театр уже давно нуждался в реконструкции, но только весной этого года Валерий Фокин и Юрий Соломин, художественный руководитель Малого театра России, которому в следующем году тоже, как и Александринскому, исполняется 250 лет с момента основания, встретились с президентом. В результате этой встречи главой государства было дано поручение правительству подготовить проект постановления о праздновании 250-летия учреждения первого государственного театра России и начала государственной политики в области театрального и зрелищного искусств. 30 августа 2006 года два старейших театра страны отметят свой юбилей.

Санкт-Петербургские Ведомости

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100