Lifestyle, новости культуры

Книга как орудие мести

23:12:24, 16 сентября 2004
В русский язык эти слова приходят осторожно, медленно, но наверняка. Здесь, к примеру, прекрасно прижились «детектив», «мемуары» и «триллер». А тем временем человечество страдает графоманией все больше, издательский рынок планеты, по подсчетам статистиков, каждые две минуты представляет очередную книгу, информационный голод, а с ним и покупательная потребность читателей растут день ото дня... Книжные жанры должны удовлетворять любым литературным пристрастиям клиентов и даже формировать новые, соответствующие моменту.

Настоящему времени, оказывается, больше всего соответствуют два жанра, чаще всего упоминаемых в издательских каталогах и книжных рецензиях Северной Америки и Европы за последний год: плутография и хистелл (от английского hiss and tell — «освистать и рассказать»).

Термин «плутография» может расшифровать любой читатель, знакомый с античной теорией государства. Ведь определение, придуманное древними греками для формы правления, когда у власти стоят богатые люди, имеет тот же корень — «плутократия». В русском языке, правда, такое слово, как ни старались преподаватели истории философии, всегда звучало двусмысленно, «плут» — это же хитрец, наглец, а в крайнем случае и мошенник...

Вполне возможно, что термин «плутография» (жизнеописание богатых и знаменитых), стоящий на пороге русской речи и употребляемый пока только специалистами книжного рынка, постигнет та же судьба. Но у этого слова больше шансов выжить, чем у его политического «собрата»: об известных персонах посплетничать готов каждый второй, и значение русского слова «плут», которое здесь отчетливо слышится, разве что добавляет пикантности названию литературного жанра.

Второй жанр, который предпочитают наши современники, от плутографии сильно отличается. Прежде всего тем, что в хистелле повествование ведется от первого лица. Кроме того, обычно такая книга пишется не с целью просветить, популяризовать чей-то образ или поделиться интересными фактами. В жанре хистелла творят даже не ради гонорара, а почти исключительно из эгоистических побуждений — чтобы отомстить и публично свести с кем-то счеты.

В России обиженные, осмеянные, оклеветанные или представленные в невыгодном свете прототипы героев обычно называют такие книги «лживыми мемуарами». Но где ложь, а где правда, как правило, известно лишь самим участникам ссоры. Публике же читать откровения обеих сторон и примеривать на себя роль Соломона весьма интересно. Поэтому более или менее нейтральное слово «хистелл» для обозначения этого «желтого» и становящегося массовым книжного жанра будет уместно. Так, к примеру, можно охарактеризовать скандальную книгу Татьяны Егоровой «Андрей Миронов и я», взбудоражившую читателей несколько лет назад.

Среди прочих жанров, в которых пишутся современные бестселлеры, есть «девчоночьи сказки», «автопатография» и даже «истерический реализм». Об их значении предоставим читателям догадаться самим — за примерами далеко ходить не приходится...

Санкт-Петербургские Ведомости

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100