Lifestyle, новости культуры

Без драматизма прошел в нашем городе фестиваль современной пьесы

23:01:12, 29 сентября 2004
На торжественном закрытии десятидневного марафона «Новая драма» произошла «революция». Пока официальные лица произносили речи, исполненные надежды на светлое будущее театра, по фойе Театра им. Ленсовета летали листовки, а гостей расталкивали парни в тельняшках и бесцеремонные девицы с ярко накрашенными губами.

Последним выступал один из учредителей фестиваля современной пьесы Эдуард Бояков. Не дослушав его, «революционеры» срежиссированно скинули оратора со сцены. Затем проголодавшимся гостям было предложено атаковать буфет. Перформанс вполне в духе фестиваля. Плюс подкупающая самоирония — ведь последним спектаклем в афише «Новой драмы» значился режиссерский дебют Боякова «Свадебное путешествие» по пьесе Владимира Сорокина.

Сорокин — один из самых популярных персонажей в нынешней российской литературе. Все, что он пишет, горячо обсуждаемо и по-своему интересно. Но слово «новая», которое и так чересчур часто употребляли в последние десять дней, применять к этой пьесе я бы не стала. Сюжет — любовь эмигрантки Маши Рубинштейн и немца Гюнтера, замученного фрейдистскими комплексами. Слиться в счастье им мешают призраки прошлого: оказывается, отец Гюнтера убивал евреев, Машина бабка служила в НКВД. Дети платят за грехи родителей.

Краски намеренно сгущены. Причем настолько очевидно, что развязку можно предугадать чуть ли не с первых минут спектакля. Гюнтер — заика, не может четко произнести ни одного слова. Интимная жизнь возможна только с плетью в руках. На экране — хроника нацистской Германии. Изображая страсть, герои накрываются белой простыней. Перед глазами маячит огромный крюк, подвешенный под потолок. Классика жанра — ружье, которое, как известно, не может не выстрелить. В современном театре вместо ружья — мясницкий крюк.

Постановка «Свадебного путешествия» непритязательна. Режиссеру сорокинский текст дался с трудом, из-за чего у актеров на сцене весьма растерянный вид. У зрителей в фойе после спектакля — тоже. А где же, собственно говоря, новая драма?

Даже «Осада» в авторстве и постановке Евгения Гришковца, который, по-моему, не умеет делать неудачные проекты, не произвел ожидаемого впечатления. Спектакль изобилует «фирменными» междометиями и многоточиями Гришковца, построен на импровизации, сочетании современного трепа и античных мифов. Если бы Гришковец рассказывал эти истории сам, возможно, результат был успешнее. В чужой интерпретации его текст теряет легкость, а наблюдения уже не кажутся такими забавными и увлекательными.

Общее впечатление от фестиваля — смесь недоумения с ожиданием. Нельзя сказать, что привезенные спектакли неудачные. Были симпатичные, жестокие, откровенные, дерзкие и посредственные. Правда, эти истории имеют весьма косвенное отношение к реальной жизни. Сюжеты и герои «Новой драмы» — далекие и зачастую какие-то ненастоящие. Боюсь, что зрители не обнаружили особого сходства сценических историй с собственной жизнью. Хотя, по-моему, ждали как раз обратного эффекта. Все время казалось: ну завтра уж точно покажут что-нибудь ультрасовременное и узнаваемое. Не сложилось. Впрочем, в следующем году, по планам, в Петербург опять приедет «Новая драма». А за год может многое измениться.

Санкт-Петербургские Ведомости

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100