Lifestyle, новости культуры

Сон Ренаты Муратовны

09:01:05, 05 октября 2004
Кинотеатр «Аврора» начал показ нового фильма «Богиня: как я полюбила». В нем Рената Литвинова выступила в четырех ипостасях — сценариста, режиссера, исполнительницы главной роли и сопродюсера.

Пересказывать сюжет этой ленты — дело неблагодарное. Даже жанровое определение ей дать сложно. В анонсах и на афишах «Богиня» обозначена как своеобразный кинококтейль — мистический триллер с элементами комедии. Хотя, наверное, многим зрителям станет понятнее, если картину определить как «фильм-сон». Сон главной героини, работника милиции, странноватой Фаины, которая, как говорит ее коллега, «не в себе».

В этом сне синеватый, чуть дрожащий воздух, создающий ощущение нереальности. События развиваются вроде бы последовательно, но это совсем не та последовательность, к которой привыкли читатели милицейских детективов. Фаина ищет пропавшую год назад девочку, интуитивно полагая, что ее прячут у себя в квартире соседи-врачи («Я чувствую, чувствую, что она там!»).

Расследование происходит тоже, скорее, в антураже ночного кошмара, а никак не обычных будней сотрудников милиции. Литвинова умело использует находки лучших фильмов в жанре триллера. В темной-темной квартире трепещущий луч фонаря героини выхватывает банки с непонятными растворами, фрагменты чучел и тел в формалине. С потолка, как в нашумевшем недавно японском «ужастике» «Темные воды», сочится влага, в складках паутины кто-то дрожит и плачет...

Смысл произошедшего в целом теряется — в лучших традициях сна-кошмара. И Фаине, и зрителям остаются догадки, полунамеки, недосказанности. Впрочем, как утверждает Рената Литвинова, это преступление, совершенное в 1980-х годах, было таинственным, оно не раскрыто до конца и дело по нему засекречено.

События и персонажи первой части фильма еще балансируют на границе реального и нереального. Здесь много смешного, нелепого, очаровательного и трогательного. Многие фразы непременно растащат на цитаты: «У меня есть очень красивый тост, вы его ни за что не разгадаете — за потерянный солнцем рай!», «Дома лягу... Чистое белье... Засну, если силы небесные не обломают», «Молодость прошла, а это тело никогда не ело вкусно, не спало, не загорало, только мерзло и ходило под дождем»... Обнаруживается и жизненная драма: Фаину любят, а она никак не может полюбить.

Во второй части «Богиня» из драмы превращается в трагедию, причем по масштабу — вполне божественную. Вопрос уже ставится не мелодраматически (кто кого любит и взаимно ли), а просто и жестко: в чем смысл жизни?

В начале картины героиня была не слишком привязана к реальности — «дико мало спала, дико мало ела», попивала коньяк и отдавалась на волю интуиции и предчувствий. В конце фильма Фаина окончательно прощается с этим светом и уходит сквозь старинное зеркало в мир мертвых. Чтобы найти ответ на свой вопрос и записать его в папку протокола.

Финал ленты завораживает — оператор Влад Опельянц, снявший сотни музыкальных клипов для наших поп-исполнителей, умеет создавать поразительные, то гротескные, то готически страшные картины, идеально подходящие для рассказа о потустороннем мире. «Здесь нет земли, здесь небо с двух сторон. С нижнего льется дождь, а верхнее для птиц», — так сказано в сценарии и блестяще выражено на пленке.

Фаина ныряет в небо, кружится в облаках, теряется в лесу — и остается там навсегда.

Сон, конечно, никогда не завершается по законам логики. Обычно самое большее, что мы можем из него ухватить помимо сонма странных деталей, это мысль, которая кажется особенно значительной. Она-то, возможно, и является истиной, принесенной из подсознания, из края снов и галлюцинаций.

В листках, разлетевшихся из протокольной папки мертвой Фаины, такое открытие было зафиксировано. Она задавала себе вопрос о смысле жизни. И протокольные листки оказались испещренными многократным повторением слова «любовь». Его же перед финальными титрами повторило эхо многих голосов и пропела Земфира.

Так, ясно и бесхитростно, зрителям была представлена выстраданная истина из сна Ренаты Муратовны Литвиновой.

Мало кто из режиссеров может решиться на столь откровенное высказывание, не боясь упрека в банальности. Поэтому постановщик Литвинова — очень смелая. Возможно, это бесстрашие не все оценят, а у эстрадных пародистов появится еще один повод передразнивать знаменитую литвиновскую манеру разговаривать. Главное — она сказала то, что по-настоящему важно.

Санкт-Петербургские Ведомости

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100