Lifestyle, новости культуры

Полет влюбленной души можно увидеть только в кукольном театре

23:01:08, 22 октября 2004
Полет влюбленной души можно увидеть только в кукольном театре
На уходящей неделе в десятый раз вручали высшую театральную премию города «Золотой софит». Обе награды в категории «Кукольный театр» достались коллективу «Потудань» и их последнему спектаклю «Небо в чемодане, или Цуцики в ночи». «Софит» за лучшую роль получил актер Денис Пьянов, для которого, несмотря на недолгую пока театральную карьеру, это уже вторая премия. Первый диплом с золотой надписью «Золотой софит» Денис Пьянов получил в год окончания института как лучший дебютант сезона 1999/2000. 23 и 24 октября в театре «Потудань» премьера спектакля «Пир во время чумы». Накануне в перерыве между репетициями корреспондент Мария КАМЕНЕЦКАЯ встретилась с Денисом ПЬЯНОВЫМ.

— Как ощущения от второго «Софита»? Отличаются от тех, что были четыре года назад?

— По правде говоря, и первый и второй «Софит» оказались для меня совершенно неожиданными. В 2000 году я вообще случайно оказался в Петербурге в день награждения. Я тогда еще работал в Театре марионеток, и мы только что приехали с гастролей из Дании, а через два дня уезжали на следующие. Я даже вещи не успел распаковать, только погладил белую рубашку и пошел на вручение. Поэтому, наверное, и волнения никакого не было.

В этот раз я, честно говоря, тоже думал, что ничего не получу. Ведь номинация называлась «Лучшая роль в кукольном театре», а «Цуцики» — это не кукольный спектакль, я там вообще с куклой не работаю. Мы долго искали правильное определение жанра: клоунадой это не назовешь, пантомимой — тоже. В итоге решили, что «Цуцики» — это «немое кино», где чувства, переживания героев выражаются в основном с помощью жестов и мимики. Как в старых немых фильмах.

Очень приятно, конечно, что премию я получал вместе с Кириллом Лавровым, сейчас — с Алисой Фрейндлих. С людьми, которых я в детстве видел по телевизору, а теперь оказался на одной сцене. Думаю, первый «Софит» стал для меня трамплинчиком, толчком в работе.

— Что произошло важного и интересного с момента первого «Софита» до второго?

— В «Потудани» появилось четыре спектакля, а тогда был только один. В ТЮЗе я участвую в антрепризном спектакле режиссера Галины Бызгу. Два сезона я отработал в Театре марионеток, год был занят в спектакле Театра на Литейном, играл Винни-Пуха... Во всех спектаклях мне удавалось попробовать что-то новое, и, как мне кажется, я не повторялся. В этом смысле мне пока везет.

— Почему вы ушли из Театра марионеток?

— Хотелось роста. В Театре марионеток не было возможности создавать что-то свое, а входить в «чужой» рисунок мне казалось не очень интересным. Сейчас я понимаю, что не хочу заниматься только кукольным или только драматическим театром. И в «Потудани» есть эта возможность экспериментировать. Мы работаем с куклами, масками, как драматические актеры, делаем пластические, музыкальные номера. Кстати, мы никогда не говорили, что «Потудань» — это кукольный театр. Довольно странно, что некоторые нас так называют.

— То есть такая замечательная свобода творчества может быть только в небольшом независимом коллективе?

— Вообще-то моя мечта — работать в «театре- доме». Я мечтаю идти по длинному темному коридору, заходить в свою гримерку, готовиться к спектаклю. Мне бы очень этого хотелось, но пока не получается.

— Есть мнение, что актеры-кукольники потому и кукольники, что их на «обычный» актерский факультет не взяли.

— Знаете, я сначала тоже так думал. На первом курсе даже стеснялся говорить, что на кукольной кафедре учусь. Все больше молчал, вникал и смотрел, как другие работают с куклой. Сейчас мнение кардинально изменилось. Я считаю, что кукольное искусство гораздо сильнее драматического. Это особое искусство, которое может показать то, что недоступно драматическому театру. Например, только в кукольном театре зрители могут увидеть, как летает влюбленная душа.

— Если вы стеснялись говорить, где учитесь, то зачем туда поступили?

— Я жил на Севере. Перед окончанием школы, когда встал вопрос: «Кем быть?» — я почему-то решил заняться мультипликацией. Послал письма в Москву, но понял, что не подхожу по требованиям — ни на художника, ни на режиссера. Поразмыслив, я вспомнил, что мультфильмы бывают рисованные и кукольные. Так возникли куклы. Из брошюры «Вузы России» я выписал четыре города, в том числе Москву и Петербург. Родители решили, что Петербург — город хороший, красивый и надо ехать сюда. Я приехал и с первого раза поступил на курс Игоря Александровича Зайкина. Так счастливо сложилось, что многие с нашего курса оказались в «Потудани».

Когда мы репетировали спектакль «Невский проспект», то даже не знали, где его будем показывать. Театра как такового не было. Потом неожиданно появился «Балтийский дом» и компания «Дарфильм», которая нас очень поддерживает. Премьеру второго спектакля «Невский проспект» мы уже показывали в маленькой комнате «Балтдома», которая вся была завалена декорациями. На чемоданах сидели знакомые и смотрели спектакль.

— Сложно было работать над «Пиром во время чумы»?

— Я еще ни разу в спектакле не говорил стихами, тем более Пушкина. Знал, что будет сложно, но не думал, что настолько. Руслан Кудашов написал инсценировку, как бы предысторию «Пира во время чумы», и придумал хороший конец. Но когда мы играли предпремьеру, ощущение у меня было ужасающее. На «Цуциках» зрители все время смеются, а тут зал сидел в полной тишине. Я с непривычки не мог понять, интересно им или все плохо. Но вроде бы большинству понравилось.

Санкт-Петербургские Ведомости

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100