Lifestyle, новости культуры

Новые иллюзии Андрея Кончаловского В Петербурге гастролировал спектакль «Чайка»

10:01:11, 29 октября 2004
В Петербурге гастролировал спектакль «Чайка»

На афише спектакля яркими большими буквами было обозначено: «Комедия». Постановщик Андрей Кончаловский не раз обращал внимание на то, что ставит спектакль, учитывая жанровые определения и «пожелания» Чехова. Раз драматург написал «комедия», значит, надо понять почему, и спектакль делать такой. Хотя сама история не очень-то веселая.

«В жизни все переплетено, комическое перемешано с трагическим, — вслед за Чеховым повторяет Кончаловский. — Люди часто говорят не то, что на самом деле думают. Многие притворяются. Или окружающим кажутся гениальными, а на самом деле — посредственности». Альянс смешного и горького, по мнению режиссера, рождает классическую чеховскую комедию.

Это вторая «Чайка» в биографии режиссера Кончаловского. В 1988 году Андрей Сергеевич ставил пьесу в парижском «Одеоне», Нину Заречную играла молодая Жюльет Бинош. Нынешняя постановка в Театре Моссовета — немного измененная версия. «15 — 17 лет назад я был, наверное, глупее. А может, это сейчас так кажется. Просто появились другие иллюзии», — говорит постановщик, сравнивая двух «Чаек».

Андрей Кончаловский сохранил те же элегантные, с долей шика, дающие актерам простор и воздух декорации Эццо Фриджерио, музыкальное оформление Эдуарда Артемьева, оставил нетронутыми кое-какие мизансцены. Хороши, строги и изящны «кинематографичные» костюмы черно-белых тонов, сделанные Рустамом Хамдамовым для нынешнего спектакля. Вместо Жюльет Бинош — теперь Юлия Высоцкая (супруга Кончаловского), в роли Аркадиной — Ирина Розанова, Тригорин — Алексей Серебряков.

Публике нравятся такие спектакли с красивыми декорациями и богатыми, добротно скроенными костюмами, где рассказывается о любви, страданиях, душевной слабости и прочих общечеловеческих вещах. Повеселиться публика тоже любит, но комедии из «Чайки» все же не получилось. Внимательно прочитав афишу спектакля, зрители хотят смеяться. Шутки по большей части натужные и грубоватые, что, в общем, неудивительно. Актеры пытаются комиковать, а под хихиканьями и кривляньями исчезают сильные драматичные сцены, которых и так в спектакле немного.

Доверие и сочувствие вызывает только очень искренняя Нина Заречная. Ирине Розановой в роли Аркадиной как будто неуютно. Некоторые ключевые роли «похоронил» огромный зал Консерватории (с не самой удачной для драматического спектакля акустикой), превратив их в ряд монотонных, скучных и не очень внятных монологов. Второе действие спектакля, когда уже никто не претендует на комедийный жанр, получилось гораздо сильнее и насыщеннее. Особенно удалась финальная сцена встречи Нины и Треплева (Алексей Гришин), за которую ему можно простить нелепое дуракавалянье первого акта.

Андрей Сергеевич Кончаловский надеется, что их спектакль понравился бы Антону Павловичу Чехову. По этому поводу сказать что-либо сложно. «Искусство и театр существуют для того, чтобы зритель посмотрел, а потом пришел домой и поплакал в подушку», — добавляет режиссер.

Поплакать в подушку после «Чайки» — это, конечно, перебор, смелое преувеличение. И не потому, что люди черствые или толстокожие. «Красиво, грустно», — сказали довольные зрители, выйдя из Консерватории, сели в дорогие автомобили и поехали ужинать.

Санкт-Петербургские Ведомости

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100