Lifestyle, новости культуры

Чужой среди чужих

23:01:06, 02 ноября 2004
Чужой среди чужих
В кинотеатре «Колизей» Леонид Ярмольник представил зрителям новый фильм, в котором он выступил как продюсер и исполнитель одной из главных ролей, — «Мой сводный брат Франкенштейн».

Картина, поставленная режиссером Валерием Тодоровским («Подмосковные вечера», «Страна глухих»), рассказывает о том, как в жизнь благополучной московской семьи врывается война — вместе с вернувшимся оттуда старшим сыном героя физика Юлия Александровича (Леонид Ярмольник). Причем врывается не по схеме боевика — с погонями, местью, шлейфом отчаянных врагов. Она входит тихо и неприметно, намертво засев в искалеченном сознании доброго и улыбчивого солдата Павлика (эту роль исполняет Даниил Спиваковский).

Неожиданно появившийся у Юрия Александровича взрослый сын — таких принято называть «ошибкой молодости» — был на войне ранен в голову, потерял глаз и, как выяснится позже, рассудок. Вернувшись с фронта в родное село, он не застает свою мать в живых и едет в столицу, к отцу, которого видел только на паре старых фотографий.

В мирной жизни Павлик остается солдатом, и мира для него уже не будет. Он видит то, чего не видят «гражданские», понимает, о чем стонет онемевший офицер-инвалид в больнице, слышит шорох шагов «духов» на чердаке, всегда предчувствует опасность и всячески оберегает от нее свою новую семью.

В семье же считают Павлика монстром, нарушившим их размеренную мещанскую жизнь своими фобиями, манией преследования и строгим делением окружающих на «своих» и «чужих». В последнюю категорию попадают все, кто подозрительному солдату «не понравился»: лучший друг Юлия Александровича, ухажер соседки, продавец арбузов...

«Да нет здесь никаких чужих, успокойтесь!» — с раздражением и чуть брезгливо бросает Павлику жена его отца Рита (Елена Яковлева). Но в то же время обнаруженных на чердаке вместо «духов» бомжей почтенный физик с отвращением лупит сам, а бравый милиционер шепотом хвалит Павлика, избившего все-таки кавказца, который продавал арбузы и дыни: «Так им и надо! Молодец!».

Режиссер не акцентирует на этом внимания, хотя тема фильма с подобными эпизодами меняется — речь в нем не столько об израненном войной существе, места которому нет в мирной жизни, а о том, что война идет повсюду. И в столичных городах воздвигнуты невидимые баррикады между «своими» и «чужими» — чернокожими студентами, гастарбайтерами, беженцами, иммигрантами, бездомными, наркоманами, — и боевые действия не прекращаются ни на минуту. Что, к сожалению, ежедневно подтверждает сводка криминальных новостей.

В связи с такой мыслью возникает нестыковка: авторы фильма упорно ассоциируют раненого Павлика с Франкенштейном, забывая о том, что это фамилия безумного ученого, создавшего монстра, но никак не имя самого несчастного урода, сшитого из кусков чужих тел. А кто выступает в роли творца зла, Тодоровский не дает понять. Государство? Правительство? Общество? Враги? Каждый из нас?

Фильм «Мой сводный брат Франкенштейн» ставит множество вопросов, как и любое серьезное кино. Но дает только самый простой и самый радикальный ответ.

Картина оставляет впечатление каркаса, наброска к чему-то более важному. Несмотря на блистательную игру актеров, отмеченную специальными призами на нескольких кинофестивалях («Кинотавр», ММКФ, ФИПРЕССИ в Карловых Варах), он обрисовывает лишь вполне предсказуемую схему поведения героев в условиях далекой и абстрактной войны, название которой в фильме ни разу не звучит. Наверное, время психологических драм на тему адаптации солдат в мирном обществе еще не пришло. Раз состояние этого общества далеко от мирного, а сама война продолжает идти уже десять лет, на повестке дня, по-видимому, есть более важные и срочные вопросы...

Санкт-Петербургские Ведомости

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100