Lifestyle, новости культуры

Тукакряк и другие звери

23:03:28, 03 ноября 2004
Тукакряк и другие звери
На московские деньги Питер одновременно «слил» цирк и театр

Цирк Чинизелли на Фонтанке перевидал многое, ибо слава советского цирка сравнима только со славой советского балета. В былые годы на арене нашего цирка блистали мастерством клоуны Олег Попов, Карандаш, Юрий Никулин и Михаил Шуйдин, иллюзионист Игорь Кио, силач Валентин Дикуль, дрессировщики Запашные, джигиты Нугзарова, династии воздушных гимнастов, жонглеров и эквилибристов…

Но, по словам Анатолия Марчевского (когда-то «неслабого» клоуна, а нынче директора екатеринбургского цирка), «за 12 лет российский цирк потерял очень многое, если не все». Зато 11 июня сего года «приобрел» «Кракатук»…

Слухи о том, что Москвой в проект «вбухано» 2 миллиона долларов, имеют под собой основу. Генеральный продюсер «Кракатука» Олег Чесноков как-то заявил, что 3 миллиона «деревянных» (средняя стоимость подготовки программы в государственном цирке) — это не деньги для создания полноценного шоу. Зрелище, срежиссированное по последним западным образцам, мол, требует вложения минимум 600 — 800 тысяч «бачей». Откуда в итоге взяли два «лимона» — не наше дело. Беда в другом: в том, что творится на арене питерского цирка, не видно не только смысла, но и вложенных средств. В экстатическом слиянии «цирка, театра, модерн-данса, современного мультимедийного и изобразительного искусства» (цитата) претенденты на всемирное признание «Кракатука» не учли, что мир всегда хочет видеть, за что «плочены» деньги.

Цирк — особое, осязаемое искусство. Костюмы в блестках, громкая музыка, зверино-опилочный запах, доступность мартышки в фойе, поролоновые носы на резиночке, клубы сахарной ваты, смех до колик и парад-алле поражают воображение надолго, особенно в детстве. В цирк ребенка можно водить «с пеленок», потому что цирк — это динамичное зрелище, пир для глаз. Думать в цирке не надо: надо смотреть, восторгаться и аплодировать.

«Кракатук» режиссера Андрея Могучего погружает в глубокие раздумья о судьбах цирка. Представление идет два часа, причем активное действие (я засекала!) начинается лишь на двадцатой минуте. До этого недоумевающий зритель вынужден выслушивать псевдонемецкий лепет Анвара Либабова и констатировать вместе с ним неисправность цирковой техники. С ней (техникой) вообще на премьере была беда: торшеры-сосульки не включались, лонжи и трапеции заедало, гигантские фраки-халаты цеплялись вешалками, на которых «висели», за хитроумные алюминиевые конструкции…

Создатели проекта на всех углах, включая Всемирную паутину, трубили о сказочности прозы Гофмана и известности музыки Чайковского. Так вот: узнать заявленного «Щелкунчика» в «Кракатуке» невозможно. И разглядеть историю «взросления современной девочки Маши» (цитата) в какофонии звуков и мельтешении на арене лиц неясной видовой и типовой принадлежности невозможно. Какое, скажем, отношение к Гофману имеют пионеры в семейных трусах, с барабанами, в очках и пилотках набекрень? А подозрительные люди в военной форме и «врачи-вредители»? Разухабисто стилизованные матрешки и голозадые женщины-павлины в балет на музыку Петра Ильича тоже не очень-то вписываются... Но самое сильное впечатление производят зайцы двух видов: одни огромные, цветные, с очень «нехорошими» лицами, и другие — комплекцией пожиже, красные и противные. Подвиды друг без друга существовать не могут, что окончательно стало ясно в тот момент, когда упомянутые зайцы начали совокупляться прямо на барьере… Не зря на цирковом сайте вывешено предупреждение: «Не рекомендуется детям до 6-ти лет»!

Превращение бедолаги принца в Щелкунчика шло поэтапно. Сначала псевдодоктора «похоронили» его в медицинской каталке, а затем оживленному Машей главному герою водрузили на голову 4-экранный телевизор, шизофренично подмигивавший амфитеатру настоящими глазами. Вот тут для публики и случился тукакряк. Бабушка, сидевшая по левую руку от меня, на вопрос внука о происходящем на арене откровенно ответила: «Ты знаешь, Сережа, после “скорой помощи” я что-то ничего не понимаю», а папа с сыном, что располагались справа, после антракта на свои места не вернулись вовсе. Забавно, но иностранцы, для которых якобы все и было сотворено, не-взирая на приличия драпали из зала прямо во время действия…

Уровень редких цирковых номеров был довольно убог. Также по слухам: в представлении никто из профессионалов со стажем не участвовал, и основной «костяк» составили цирковые студенты. За что, опять-таки со слов «проектировщиков», их поддержало Министерство культуры РФ, непонятно. Под конец зрелища, нелепости которого можно описывать бесконечно, выкатили ископаемое авто и всю арену завалили пожарной пеной. Пена была символична: наносное — вам, пенки — нам. Пенки уже сняты и еще снимутся жирненькие: цена на билеты для Питера немалая — 1300 рублей. Можно, конечно, всего за полтинник взгромоздиться на галерку, но, клянусь, ничего не услышите — не поймете и подавно.

Московский эксперимент «цирк + театр» в Питере не удался: ни того, ни другого на Фонтанке нет и в помине.

Екатерина ОМЕЦИНСКАЯ
МК в Питере №25/48 за 23-06-2004

МК в Питере

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100