Lifestyle, новости культуры

Нехорошая девочка

23:03:35, 03 ноября 2004
Нехорошая девочка
Сказ о том, как в ТЮЗе «обули» «Золушку»

«Мама, мама! Иди сюда: “Золушку” показывают!» — это из детства. Именно этот вопль регулярно издавали мы с сестренкой перед экраном телевизора. Точно такой же «крик души», но уже с меньшей регулярностью («спасибо» современному TВ!), выдает теперь моя шестнадцатилетняя дочь…

Но на негласной, завуалированной под «прогон на зрителя» премьере «Золушки» в ТЮЗе восторженных воплей не было. Был постоянный гул голосов в зале и совсем не детское «захлопывание» того, что происходило на сцене…

Почти 60 лет прошло с тех пор, как Евгений Шварц написал добрую сказку, Надежда Кошеверова сделала чудесный фильм, а Янина Жеймо сыграла НАСТОЯЩУЮ Золушку. Лента бессмертна: никакие переложения «на новый лад» заменить ее не в состоянии. Точное «попадание в цель»: мечта детей (и взрослых) о чудесах, о заслуженной награде, о счастье любви и наказании злодейства сделала этот фильм Мерилом и Образцом. Причем независимо от вида искусства и его жанра.

Шварц написал киносценарий, но театры, вероятно завидуя моментальной славе киноленты, почти сразу подхватили инициативу постановки «Золушки» на сцене. Попытки эти, как правило, оборачиваются пытками для искушенного зрителя и примерами дурновкусия для зрителя начинающего. Беда в том, что перенести сказку на экран гораздо легче, чем на театральную сцену: возможности кинематографа по визуализации чудес и превращений (даже в далеком 1947 году) были и остаются огромными. К тому же режиссер, отважившийся на сказочную постановку в театре, сам должен быть «детским человеком». Чувствовать, понимать, любить и оберегать надо не только волшебную историю, взятую за основу будущего спектакля, но и своего юного зрителя, у которого (по Шварцу) ножка маленькая, душа большая, а сердце справедливое. Дети-то примут за чистую монету только подлинные чудеса…

В современном детском театре сказок стараются не ставить. Предпочтение отдается драматургическому материалу с минимальным «грузом» волшебства или «звериным историям». Петербургский ТЮЗ не исключение. Последней сказочной удачей был спектакль «Крошка Цахес» 1997 года «издания». Широкого одобрения профессионалов постановка Александра Орлова на тот момент не вызвала, но по количеству чудес, от которых у детей в зале открывались рты, и действительно сказочной эстетике зрительного и музыкального ряда приписать первенство питерского волшебства «Цахесу» не грех…

О воплощении «Золушки» в спектакль ТЮЗ мечтал и говорил долго: как раз с момента премьеры «Крошки Цахеса». Сменялись режиссеры, приходили и уходили актеры, а идея все висела в воздухе. Наконец год назад работа забурлила и… вылилась в самую большую неудачу театра за последние годы.

Жуть спектакля рукотворна: все действие разворачивается на кромешно черном фоне и загнано в киноэкранные рамки с помостом (иначе, как «для казни занятых в спектакле», и не скажешь) на первом плане. «Кино» зрителю «крутят» то широкоэкранное, то широкоформатное, но режиссерский закон периодического сужения и расширения «окна в мир» вычислить никак не удается.

Сама Золушка — редкостная гадина: злая, неискренняя и крайне расчетливая девочка, и углядеть в этом режиссерскую задумку тоже невозможно. Хотя в спектакле есть момент, когда создается впечатление, что мачеха с дочками Золушки побаиваются… Удивительно, но Янина Жеймо как-то умудрилась в свои 38 лет не перенести груз жизненных проблем, обид и несчастий на шестнадцатилетнюю героиню Шварца. Исполнительница роли Золушки в ТЮЗе — еще, можно сказать, дитя, но в каждой интонации — недоброе начало, усугубляющееся в ходе спектакля. Метла в ее руках по-ведьмински символична: того и гляди, вскочит на нее и улетит… Дети такой «малютке» не то что сопереживать, а и поверить-то не смогут! Принц немногим лучше Золушки: холоден, невыразителен и… абсолютно бестолков. По-крайней мере, на мнимые поиски невесты, стоящей от него в двух шагах, зал моментально среагировал криками: «Да вот же она!». Но это, конечно, уже промашки режиссуры, о наличии которой в спектакле говорить трудно… Отдельные мизансцены то повторяли картинки до боли знакомых фильмов, то ставили в тупик своей неоправданностью или появлением под кабацкую музыку абсолютно неузнаваемых героев. Особенно жаль было Кота в сапогах, напоминавшего в действительности разжиревшую мышь и оттого чувствовавшего себя неловко.

Удовольствия от игры в самой доброй и романтической сказке на свете вообще никто, кроме актрисы, исполнявшей роль Феи, не испытывал. Золушкина крестная «отрывалась по полной»: много мудрых фраз, вполне применимых к конкретному сценическому безобразию, вложил драматург в ее уста! Но и смелости актрисы стоит отдать должное.

...Очень хочется соблюсти внутритеатральный этикет: официального провозглашения премьеры «Золушки» и вправду не было. Посему писать о еще не состоявшемся спектакле нетактично. А тактичен ли театр, переносящий премьеру со дня на день и продающий билеты на прогон, а по сути генеральную репетицию? Но театр, видимо, уже и сам понял, что сотворил. Опять по Шварцу: «Такие удачи бывают раз в сто лет…».

Отсутствие фотографий прогона — из разряда спасения читательских душ. Посмотрите-ка лучше еще разок настоящую «Золушку»! Дань такту — отсутствие имен режиссера, художника, актеров и прочих невольных участников «удачи» ТЮЗа, в сторону которого очень хочется риторично выкрикнуть: «Ребята! Связи связями, но надо и совесть иметь: дети тоже люди!»

* * *

Принц — Михаил Консовский, Золушка — Янина Жеймо

Екатерина ОМЕЦИНСКАЯ
МК в Питере №21/41 за 28-05-2004

МК в Питере

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100