Lifestyle, новости культуры

От Володина до Софокла, или Один к четырем

17:07:45, 25 ноября 2004
От Володина до Софокла, или Один к четырем
Иногда создается впечатление, что театрами найден способ уничтожения театральных обозревателей и критиков. И нужна для этого всего лишь малость: «хоровой» показ премьерных спектаклей. На минувшей неделе их было несколько

Открыл очередной театральный марафон ТЮЗ со своим «Анатолем», погружением в «Очарованный апрель» эстафету подхватил Театр сатиры на Васильевском, «Наш театр» продолжил премьерный показ «Моей старшей сестры», а Театр на Литейном для полноты впечатлений обрушил на голову зрителей очередное творение Софокла.

Если с тюзовским «Анатолем» все оказалось достаточно ясно, то с «Очарованным апрелем», поставленным в Театре сатиры Владимиром Койфманом, разобраться практически невозможно. Зачем театром и инсценировщиком Татьяной Лина был поднят из вековой пыли одноименный роман Элизабет фон Арнем — загадка. История двух несчастных женщин, Лотти Вилкинс (Любовь Макеева) и Роуз Арбатнот (Юлия Джербинова), уставших от лондонского тумана и жизненной рутины и решивших рвануть на отдых в солнечную Италию, непритязательна, банальна и, простите, — слюнява до отвращения. Финансы героинь «поют романсы», и они обзаводятся ради сокращения расходов на аренду замка у моря двумя компаньонками: молодой богатейкой (Ольга Куликова) и классической старой леди (Елена Рахленко). В Италии, по неясным из спектакля причинам, наступает духовное перерождение и обновление героев. Такая вот святочная история из прошлого...

У спектакля есть художник-постановщик — Алексей Киселев, но сам Койфман выступил в спектакле как режиссер и одновременно как художник по костюмам. Участь театрального художника, берущегося за постановку спектаклей, как правило, незавидна. Даже самого Николая Акимова упрекали порой за преобладание «картинки» над идеей. Художникам хочется, чтобы было красиво. Вот и получилась на сцене Театра сатиры этакая иллюстрация к «Очарованному апрелю», «Любовнику леди Чаттерлей» и прочим романам начала ХХ века. Не будем спорить: прекрасно выдержанная в стиле модерн и нежной цветовой гамме. И только.

О «Нашем театре», пятый сезон успешно привлекающем к своим спектаклям молодого зрителя, говорить еще труднее. Коллектив выудил из той же пыли, но полувековой давности, незаслуженно забытую питерскими театрами пьесу Александра Володина «Моя старшая сестра». Популярный некогда фильм, снятый после оглушительного успеха 1961 года спектакля Товстоногова, закрепил в сердцах нескольких поколений образ Нади Резаевой в исполнении Татьяны Дорониной. Вот этот-то фильм, зачем-то «разбавленный» песнями Окуджавы, и стал для «Нашего театра» образцом для подражания.

...Жили-были на свете две сестры, которых война лишила родителей. Младшая Лида (Марианна Семенова) готовится пойти в актрисы. Старшая Надежда (Елена Мартыненко), заменившая сестре мать и отца, бесконечно повторяет с ней тексты для экзаменационного показа. На самом деле талант сокрыт в самой Наде, которая ушла в водоворот любви и заботы о сестренке. Надо работать, кормить семью, помогать старому дяде (Александр Алексеев). Но дар — вещь неспокойная, и, поняв, что лучше поздно, чем никогда, актрисой Надя все же становится...

Режиссер Лев Стукалов — рисковый человек. О его постановке просто невозможно говорить как о театральном спектакле. Оставлять без пьесы Володина сегодняшнюю молодежь было бы непростительно. Но так же непростительно позволять актрисе играть другую, ныне здравствующую актрису, прославившуюся ролью Резаевой-старшей. Доронинские интонации и придыхания, знакомые жесты и приемы воспроизводятся с ювелирной точностью. Случайно забредшее на премьерный показ старшее поколение выглядит оскорбленным, а молодежь в восторге. Старшеклассники на выходе бурно обсуждают, цитируют, смеются... Вот и приходится говорить не о ценности или неудаче постановки, а лишь о важности сделанного шага — возврата советской классики на сцену...

Суббота 20 ноября внезапно подарила спектакль настоящий. Андрей Прикотенко в Театре на Литейном продолжил своего «Эдипа-царя» «Антигоной». Точнее, в спектакль вошли сразу два произведения Софокла: «Эдип в Колоне» и «Антигона».

Идти на древнегреческую трагедию всегда страшно: слишком длинно и тяжело для восприятия. Даже у великих мастеров такие постановки превращаются в декламацию с заламыванием рук и ложными страстями. Но союз Прикотенко с актерами и художниками Капелюшем и Граурогкайте опять сотворил чудо.

Эдип (Игорь Ботвин) стал притчей во языцех. Брак с собственной матерью, проклятие богов, самоослепление... Каких еще бед ожидать этому человеку? Дети от близкородственного брака не отличаются ни красотой, ни умом. Младшенькая Антигона (Мария Лобачева) и вовсе выглядит умственно отсталой. Но именно она, совершив самый простой человеческий поступок — погребение брата, станет символом искупления грехов проклятого семейства.

Несмотря на приличную урезку текста в спектакле есть все: Софокл, традиции древнегреческого театра, современная сценография и отличная актерская игра. Действие несколько минут не принимается, но затем захватывает и (вот редкость!) заставляет задуматься. Такие спектакли пробуждают веру и желание ходить по питерским театрам и дальше, не печалясь о неудачных премьерах. Пусть это будет делом самих театров.

Екатерина ОМЕЦИНСКАЯ
Газета Московский Комсомолец в Питере №47/92 за 24-11-2004

МК в Питере

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100