Lifestyle, новости культуры

Клара Монюшко: династия продолжается

19:14:02, 24 июня 2005
Клара Монюшко:
династия продолжается
Концертом из произведений русских и итальянских композиторов в Малом зале Филармонии завершился III международный фестиваль «Три века классического романса». В числе его участников была и Клара Монюшко, профессор Парижской консерватории, президент Французской ассоциации Станислава Монюшко.

Поляки называют его основоположником национальной оперы, классиком вокальной лирики. Станислав Монюшко трижды приезжал в Петербург, был дружен с Даргомыжским, Глинкой, Кюи, Мусоргским. Эта блестящая плеяда композиторов стояла у истоков самого популярного жанра «серьезной» музыки — классического романса.

Имя Клара значит «светлая». Какие родственные узы связывают Клару Монюшко с выдающимся польским композитором?
Этот вопрос Кларе МОНЮШКО задала журналист Наталия ШМИТКО.

— Станислав Монюшко — мой прапрапрадед. У него было десять детей, в том числе четверо сыновей. Самый младший, Чеслав, мой прапрадед, с отличием закончил Петербургскую академию художеств. Он был женат на княгине Михайловой, причем венчались они в православной церкви. Их сын Казимир — мой прадед. Все мои предки, насколько я знаю, были связаны с Петербургом и с музыкой. Бабушка была скрипачкой в Мариинском театре, мама и ее сестра — австриячки, обе закончили петербургскую Консерваторию и стали оперными певицами. Благодаря маминому пению итальянский язык я знаю с детства.

Родилась я в самолете на пути из Лондона в Тегеран. Сначала мы жили в Тегеране, потом в Финляндии, затем в Индии. Там же родилась моя дочь.

— А где вы получили музыкальное образование?
— Музыкой я начала заниматься в 5 лет, мы тогда жили в Польше. В 9 лет впервые выступила с концертом Дмитрия Кабалевского. Моим преподавателем был профессор Консерватории, тогда еще ленинградской, Павел Серебряков. А закончила я консерваторию в Литве у профессора Перельмутера. Изучала также славянскую филологию и защитила диссертацию в Сорбонне.

Здесь в Петербурге со мной дочь и внучка Таня, ей 2 года. Обе влюблены в Россию и русских людей. Наша новая приятельница директор фестиваля Елена Гаудасинская знакомит моих девочек с Петербургом, а я здесь бываю почти каждый год. Мечтаю пожить здесь подольше, поработать с вашими гениальными, как мне кажется, молодыми певцами.

— К сожалению, как мне кажется, слушают их в основном пожилые люди. Молодежи на вечерах романсов мало. Хотя когда-то именно молодые и среднего возраста люди были завсегдатаями музыкальных салонов, например братьев Виельгорских...
— Действительно, у вас на филармонических концертах публика постарше, чем, скажем, в Париже, где я живу уже 25 лет. Но здесь люди очень симпатичные, открытые, разговорчивые — это очень мило.

Что же касается романса, то для его понимания нужно, чтобы человек слушал эту музыку с детства, понимал, чем она отличается от поп-сы. Но занятия музыкой — это дорогое удовольствие, особенно если государство мало помогает семьям с детьми. Мои друзья, высокие политики, говорят: вы, русские, проиграете, потому что у вас детей не становится больше. Франция в этом смысле подтянулась. Если нация не растет численно, то, естественно, ее культура постепенно вытесняется культурой приезжих. Мне кажется, ваша национальная идея должна начинаться с внимания к каждой семье, к каждому ребенку.

— А как во Франции обеспеченные люди помогают людям искусства, особенно молодым?
— Искусство — это красота, и многие богатые люди на Западе понимают, что без их заботы и помощи эта красота и ее создатели — артисты, художники — просто исчезнут. Поэтому у нас очень популярны домашние галереи, частные музыкальные салоны, на которых гости не только знакомятся с творчеством того или иного мастера, но и проводят сбор средств для него. Ведь, например, одно только концертное платье чего стоит!

Такая помощь — это модно, престижно, хорошо характеризует человека и даже помогает более интересно, творчески вести бизнес. И для людей искусства она очень важна. На самом деле труд артиста очень тяжел, только зрители этого не видят.

— Действительно, ваше выступление в Смольном соборе с Адамом Крушевски выглядело беззаботно легким.
— Именно поэтому Адам и считается сегодня лучшим баритоном Польши. Он много гастролирует, выступая в операх Моцарта, Россини, Доницетти, Верди, Пуччини. На фестивальном концерте мы представили романсы Шопена, Пендерецкого, Станислава Монюшко.

— Что вы в связи с фестивалем думаете о современной музыкальной молодежи?
— Мне бы хотелось сделать фестиваль романса по-настоящему международным. Бесконечные глупые телепередачи о том, как за три месяца можно стать звездой пения, дают совершенно неверное представление о труде певца и к тому же портят вкус молодежи, просто дезориентируют ее в жизни. Собираюсь создать на французском ТВ некий антипод «Фабрике звезд», показать молодых талантливых вокалистов на репетициях, концертах, в частной жизни. Я думаю, что это в какой-то мере поможет остановить процесс вырождения, который сопровождает глобальное наступление попсы. Люди отказываются думать, делать усилие, чтобы воспринимать красоту и отвергнуть «два притопа — три прихлопа». Это все равно как по жизни пройти в домашних шлепанцах. Меня это очень беспокоит.

ФОТО Евгения СИНЯВЕРА

Санкт-Петербургские Ведомости

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100