Lifestyle, новости культуры

Без подписиВ галерее Blow-up открылась выставка фотографий Валерия Плотникова

16:38:03, 05 июля 2005
В галерее Blow-up открылась выставка фотографий Валерия Плотникова
Ольга ШЕРВУД

Даже странно, что в этом фотографическом кафе, где уже прошло столько экспозиций разных мастеров и дебютантов, до сих пор не было вернисажа Плотникова. Потому что еще во ВГИКе, на операторском факультете которого он учился, Плотникова прозвали именно так — Блоу-ап. После того, разумеется, как фильм Антониони «Блоу-ап», получив в Канне-1967 «Золотую Пальмовую ветвь», сразу стал классикой. И кто-кто, а студенты кинематографического вуза, наверное, все его видели.

Блоу-ап, если кто не в курсе, означает фотоувеличение. В фильме фотограф Томас пытался обнаружить хоть что-нибудь про убийство, результат которого — то есть труп — случайно оказался на его пленке. А режиссер Антониони, спрятавшись за этот кортасаровский детективный сюжет, говорил о том, что весь мир иллюзорен.

Валерий Плотников почти сорок лет материализует иллюзию почище Голливуда. Портреты его работы говорили и говорят нам о том, что друзей черты — прекрасны, что времена не выбирают и что каждый заслужил свое лицо. А если кто-то лицо потерял (и Плотников не подает таким самоубийцам руки), то может плакать над своим изображением и гнать от себя мысль, что оно — вымысел фотографа.

Плотников сам уже классик. И личность известная настолько, что полтора года телеканал «СТО» держал его авторскую программу, которая называлась, конечно же, «Блоу-ап». В каждой передаче Валерий Федорович рассказывал что-то, а потом отдавал кадр одному из своих героев — и тот, в меру артистизма и фантазии, уже проявлял себя.

Это были люди, чьи портреты вошли в два первых плотниковских альбома. Один называется «...чистосердечная фотография, моментальная и навек...» (2000), а второй — «Портрет уходящей эпохи» (2003).

Нынешняя выставка представляет все тех же плотниковских героев — тех, кто когда-то составлял пресловутую «прослойку» почему-то между пролетариатом и крестьянством, а теперь либо умер, либо поменял статус. Из интеллигента превратился то в интеллектуала, то в бизнесмена от культурки, то в попсу, то в представителя класса, именуемого «средним»... И называется экспозиция, увы, категорично: «Портрет ушедшей эпохи». Что тут скажешь... Плотников считает, что никакой поезд уже не сможет увезти нас в достойную Россию — «не только паровоз ушел, но и сигнальных огней уже не видно. Гудка даже не слышно. Рельсы разобраны, даже шпалы растащены. И нечего строить иллюзий...».

Фотографии, как обычно, у Валерия Федоровича не подписаны. «В мое представление о прекрасном, — сказал он как-то, — не вписываются этикетки». (И показал, как ходят посетители музеев, согнувшись буквой «Г».) А потом добавил: «Надо заставлять человека работать».

Ну, работать посетители галереи Blow-up вряд ли станут. Ибо это богемное заведение, где фотографирование приветствуется (гласит табличка), собирает людей, которые — знают. И они что-то съедают или выпивают под портретом Тонино Гуэрры (автора сценария «Блоу-ап»), открывавшем этот очаг культуры, или под изображениями наших замечательных «Народных артистов» — с пониманием, хотя и запросто. На самом деле, Плотников верит в интеллект и эрудицию свой публики. Так же, как хозяин галереи, которому много раз советовали ее переименовать, верит в своих посетителей. Вернее, хочет привлечь именно таких людей.

С еще большим пониманием взирают на фотографии Валерия Плотникова посетители кинотеатра «Аврора», где недели две уже висит «комплект» фотографий с шутливым названием «ММММ». Это портреты любимцев данной киноточки — Машкова, Меньшикова, Миронова (Евгения), Михалкова (ставлю по алфавиту, потому что не знаю, как быть, — у каждого киномана свое предпочтение).

И совсем как на родных глядят на запечатленных кумиров постоянные клиенты кафе «Эльф», где Плотников по собственной инициативе и совершенно бескорыстно завесил все стены своими «рамочками». Было это три года назад, тихонько, без всякой рекламы и информации. Просто благодарностью за то, что столовался тут Валерий Федорович, пока строилась наконец его собственная квартира неподалеку — первая в жизни. И, разумеется, последняя, потому что никуда Плотников из нежно любимого, несмотря ни на что, Петербурга не уедет никогда.

А выставки его проходят много где. Например, в Москве в Фотоцентре на Гоголевском бульваре до 17 июля открыта «Четверть века без Высоцкого» — примерно та же экспозиция, которая была минувшей осенью в Шереметевском дворце на Фонтанке. Она послужила основой третьего и лучшего альбома «Владимир Высоцкий. Таганка». Странно, что лишь до 17-го: 25 июля исполняется 25 лет со дня смерти Владимира Семеновича... А осенью предполагаются плотниковские вернисажи в Русском доме Праги и Доме российской культуры и техники в Хельсинки.

Но вернемся в Blow-up. За здоровье фотографа поднимали фужеры Георгий Вилинбахов и Сергей Мигицко, Антон Сихарулидзе и Юрий Львов и многие другие гости. Сам же тостуемый держался, как всегда, строго и проникновенно. И проникновенно читал вслух строки Николая Агнивцева про Екатерининский канал:

Вы не бывали
На канале?
На погрузившемся в печаль
Екатерининском канале,
Где воды тяжелее стали,
За двести лет бежать устали
И побегут опять едва ль...
Вы там, наверное, бывали?
А не бывали — очень жаль!..

Заходите и вы. Эти снимки будут гостить на канале еще три недели.

ФОТО АВТОРА

Санкт-Петербургские Ведомости

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100