Lifestyle, новости культуры

Джаз, летние ритмы. Повсюду

16:24:29, 13 августа 2005
Джаз,
летние ритмы. Повсюду
Люди вдумчивого возраста помнят среди прочего, как начиналось то, что теперь совершенно привычное дело. Нынче никого не удивишь, скажем, джазовыми фестивалями. А ведь только в 1960 году вышла первая книга об этой музыке на русском языке — небольшая такая брошюра «Джаз». В 1965-м и 1966-м джазовый клуб «Квадрат» провел первые в нашем городе джазовые фестивали. И лишь в 1978-м такой фестиваль «Осенние ритмы» состоялся на профессиональной основе: был организован «Ленконцертом» с гонорарами музыкантам. И еще почти десять лет прошло, пока джаз вышел на улицу. А теперь он еще и спустился на воду — в Петербурге возникла замечательная традиция «джазовых пароходов»
Ко всем этим событиям причастен знаменитый Владимир Фейертаг — человек, фамилию которого можно перевести как «праздник», а можно как «весь этот джаз». Филолог, музыкант, аранжировщик, конферансье, лектор, научный сотрудник ряда издательств, организатор выступлений, гастролей, фестивалей и прочих джазовых акций, педагог, автор бесчисленных статей и книг, начиная с той самой брошюры (вместе с Валерием Мысовским) до первой российской джазовой энциклопедии «Джаз. XX век» (2001). Понятно, что Владимир Фейертаг — один из главных экспертов во всем, что касается этой музыки.
Сегодня наш обозреватель Ольга ШЕРВУД попросила Владимира ФЕЙЕРТАГА оценить джазовые концерты на открытом воздухе.

— Ваше отношение к подобным акциям?
— Абсолютно положительное. В 1961 году я посмотрел американский документальный фильм «Джаз в летний день» (Jazz On A Summer Day). В фильме показывали, как за два часа до концерта на грузовиках привезли длинные деревянные скамейки, как натянули шатер над музыкальными инструментами и аппаратурой и как впоследствии вела себя публика на дневном и вечернем концертах. И я подумал тогда: вот ведь как хорошо. Музыка звучит по восемь часов подряд, но никто не находится в так называемом кресельном заточении, никто ни на кого не шикает. Можно пить, болтать с соседом, прихлопывать в такт ладонями и даже танцевать, если найдется пространство и возникнут соответствующие ритмы.

Позже я побывал на многих таких фестивалях в Финляндии, Германии, Австрии и других странах. Убедился, что на открытом воздухе джаз звучит превосходно. Причем в любом виде — от традиционного до авангардного.

— Когда вы сами приобрели подобный опыт?
— Вести концерты на открытом воздухе мне не приходилось, пока в самом Петербурге джаз не начал звучать в Михайловском саду. Произошло это в 1997-м, когда Давид Голощекин решился вывести часть фестиваля «Свинг белой ночи» на пленэр.

— Да, я хорошо помню тот удивительный июньский вечер: полянка, музыканты на ступеньках перед тыльным фасадом Русского музея, желтый петербургский свет, атмосфера полной расслабленности... Неужели это был самый первый джазовый open air?
— В моем архиве есть несколько фотографий со Стадиона имени Кирова. В 1957-м в связи с Всемирным фестивалем молодежи и студентов на стадионе выступили несколько джаз-оркестров, в том числе бэнд Мишеля Леграна.

— Что, на ваш взгляд, главное в концертах на улице?
— Мне кажется, искусство. И джаз, и опера, и симфоническая музыка в какой-то момент своей истории позавидовали Вудстоку и решили «пойти в народ». Но я не верю, что Римского-Корсакова или Вагнера лучше слушать на воздухе, чем в театральном или филармоническом зале. Выигрыш только в массовости и мощной рекламе. «Садко» на фоне Новгородского кремля — это же эффектно! А джазовым музыкантам, как показала история, труднее всего выступать в концертных залах с хорошей естественной акустикой. Конечно, престижно выступить в Карнеги-холле или Большом зале Московской консерватории, но уютнее и удобнее в маленьком клубе или на открытом воздухе.

— А что самое сложное?
— Сложно только тем, кто не владеет концертной драматургией. Джазовый музыкант, выступающий перед огромной аудиторией, должен быть не только хорошим импровизатором, но также артистом и сценаристом. Публику, иногда слушающую впол-уха, надо «зацепить». И не дешевыми эстрадными репризами, а яркой и контрастной музыкальной драматургией. Что же касается звука, то, несмотря на ворчание большинства музыкантов, в последнее время выросло немало талантливых звукорежиссеров, которым по плечу огромные открытые пространства. Да и аппаратура появилась солидная.

— Почему все же музыканты и продюсеры идут на это трудное дело?
— Мне кажется, организовать сцену-времянку перед зеленой лужайкой не так уж трудно. Иногда аренда театрального зала обойдется дороже. Неограниченная вместимость дает робкую надежду на окупаемость. Да и рекламу спонсоров разместить на открытом воздухе легче, чем в помещении. А главное — открытая площадка позволяет организаторам придумывать новые формы взаимодействия с публикой. Тут же и лотереи, и опросы, и ненавязчивая торговля джазовыми сувенирами. Публика на концерте, продолжающемся пять-шесть часов, может выбирать, когда сесть поближе к сцене, а от какой музыки забраться в самый дальний угол. В театре такое невозможно.

— Самые запоминающиеся моменты в вашей практике?
— Самое интересное — глас народа. Кулис нет, скрыться некуда. Обязательно кто-нибудь начинает «доставать»: «А разве это джаз?», «А почему саксофонист так одет?», «А почему не пригласили Эллу Фицджералд?», « А почему не сыграли «Караван»?..

ФОТО Андрея КУЛАКОВСКОГО

Санкт-Петербургские Ведомости

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100