Lifestyle, новости культуры

Герои другого времени

22:16:03, 24 августа 2005
Марк Твен и О. Генри ушли из жизни в 1910 году. Это значит, что они так и остались людьми XIX века. Событие, взбудоражившее все человечество и положившее начало следующему столетию, произошло только четыре года спустя. Может быть, поэтому в творчестве двух американцев мы не находим нервно пульсирующих и тревожных ноток; напротив, их книги ассоциируются у нас со спокойствием и уютом.

Двадцать девять рассказов О. Генри, впервые опубликованных на русском языке, — воистину царский подарок от издательства «Б.С.Г.- Пресс». О. Генри — писатель проверенный и всенародно любимый. В былые времена его рассказы растаскивали на пословицы и афоризмы, а его юмор казался настолько понятным и родным, что становилось не ясно, как мог коренной американец постичь все тайны загадочной русской души.

Не исключено, что О. Генри так удачно адаптировался в российских условиях благодаря труду виртуозных переводчиков (К. Чуковский,М. Урнов, Н. Драузес, М. Лорие), которым удалось разгадать изюминку его рассказов и передать ее с помощью русских слов: «Мистер Грин, — говорю я, — вы когда-то были моим приятелем, и это мешает мне сказать вам со всей откровенностью, что если бы мне пришлось выбирать между вашим обществом и обществом обыкновенной кудлатой, колченогой дворняжки, то один из обитателей этой хибарки вилял бы сейчас хвостом» (М. Урнов).

Вот почему, открывая только что вышедший сборник, я задавался вопросом: сумели ли современные переводчики (Е. Суриц, И. Бернштейн, Л. Беспалова, М. Макарова) сохранить тот неповторимый стиль, по которому мы безошибочно узнавали О. Генри?

Сумели. Не читанные ранее рассказы не утратили своей легкости, а некоторые пассажи по-прежнему вызывают невольную улыбку: «Я слег в постель в своей соломенной хижине, где я так комфортабельно обосновался, и послал за галлоном рома. Не для себя. В пьяном виде доктор Стэмфорд был лучшим доктором от Анд до Тихого океана. Он пришел, сел у моего одра и надрался до кондиции» (Е. Суриц).

Большинство рассказов, представленных в сборнике, о любви. Герои О. Генри, эти «деловые люди», не в силах устоять перед волшебными чарами. Они кажутся чересчур наивными, так как им незнакома плотская страсть, толкающая на недостойные поступки. Представления о счастье у них самые чистые, и только насмешница судьба порой вставляет им палки в колеса.

В современной литературе таких героев, как у О. Генри, встретить почти невозможно. XX век сделал людей более циничными и менее простодушными. И вот парадокс: самые отпетые негодяи О. Генри сегодня кажутся невинными овечками, хотя их образы и замышлялись автором как образы отталкивающие и резко отрицательные.

Подобная метаморфоза происходит и с образом Тома Сойера во впервые переведенной на русский язык повести Марка Твена «Заговор Тома Сойера». Предвижу недоуменный вопрос: разве Том Сойер — персонаж отрицательный? Ответ будет непрост, так как Марк Твен, рассказывая о приключениях своего самого знаменитого героя, отнюдь не умилялся его шалостям, а использовал их как острейшую для своего времени сатиру.

Если в «Приключениях Тома Сойера» мир играющего мальчика был противопоставлен миру взрослых, то уже в «Приключениях Гекльберри Финна» забавы подростка перестали быть столь невинными. Как мы помним, во второй книге Том спасает беглого раба Джима. Спасает, потому что ему нравится играть не понарошку. Том вовлекает в свою игру всех, кто попадается ему под руку, и устраивает тем самым переполох во всей округе. А бедному негру Джиму и невдомек, что он давно отпущен на свободу, и единственный человек, которому это известно (Том) не желает раскрывать карты, так как его заботит только одно: чтобы игра была повеселее.

В «Заговоре Тома Сойера» главному герою опять не терпится поиграть. Вначале он решает устроить гражданскую войну, затем революцию и только благодаря уговорам Гека и Джима останавливается на заговоре. Что может быть невиннее? Том с друзьями расклеивают по городу листовки, в которых говорится о загадочных «Сынах свободы», желающих отпустить на волю всех чернокожих рабов. Этого оказывается достаточно, чтобы до смерти напугать жителей города (любопытно, что освобождение негров для них является событием сродни всемирному потопу).

Далее события разворачиваются так, что Джим оказывается в тюрьме, обвиненный в убийстве, и Тому с Геком приходится уже по-настоящему освобождать своего друга. Впрочем, все заканчивается хорошо. Вот почему образ Тома Сойера следует трактовать, скорее, как пародию на так называемых сильных личностей в литературе (например, на капитана Ахава из «Моби Дика»), которые ради своих идеалов, пусть даже прекрасных, вовлекают в игру ни в чем не повинных людей, нисколько не считаясь с их мнением.

И все же Том Сойер, как и его литературный отец Марк Твен, человек XIX века. Трудно представить, как он повел бы себя в наши дни. Во всяком случае он бы уж точно не стал устраивать псевдотеракт, чтобы потом самому его предотвратить. Современные игры современных негодяев не пришлись бы ему по душе.

О. Генри. Самая малость: Рассказы/Пер. с англ. М.: Б.С.Г.- Пресс, 2005. 479 с. 5000 экз.

Марк Твен. Заговор Тома Сойера: Повесть/Пер. с англ. М. Извековой. М.: Текст, 2005. 204 с. 5000 экз.

Санкт-Петербургские Ведомости

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100