Lifestyle, новости культуры

Озорство без фальши

23:40:34, 12 октября 2005
в театре «Буфф»
Мария КАМЕНЕЦКАЯ

Сегодня в «Буффе» начинается декада спектаклей, приуроченная к 135-летию театра. В «паспорте» нынешнего «Буффа», у Володарского моста, в графе «дата рождения» значится 1983 год. Однако первый русский «Буфф» (в переводе с латинского «буфф» означает «легкость», «озорство») открылся почти полтора века назад. «Каждый должен знать свою историю и помнить, откуда он взялся», — считает художественный руководитель театра Исаак Штокбант. Именно поэтому в театре решили приурочить к внушительной, хоть и не совсем юбилейной дате показ лучших спектаклей, в которых, по законам жанра, драматическое представление сочетается с музыкой, танцами и элементами шоу. Перед началом каждого представления художественный руководитель будет выходить на сцену и рассказывать зрителям историю и основные вехи театра. Накануне начала декады с Исааком ШТОКБАНТОМ встретилась корреспондент Мария КАМЕНЕЦКАЯ.

— Исаак Романович, каким образом удается поддерживать традиции прежнего, старинного, «Буффа»?
— Мы не ставим жесткую драму — играем только комедии, эстрадные представления, музыкальные спектакли, кабаре. Стараемся сохранять особую животворящую атмосферу, которая была свойственна первому русскому «Буффу». Хочется, чтобы публика выходила из зала радостной и с хорошим настроением. Это, конечно, не значит, что мы щекочем зрителей под мышками... К тому же мы продолжаем не только традиции, но и эстетику театра, где родилась профессиональная эстрада, где впервые зрители увидели постановки в жанре оперетты и комической оперы. Эти представления очень быстро полюбились тогдашней публике: ходил и простой народ, и офицеры, и аристократы. Помните, как в «Анне Карениной» Вронский, опоздав на встречу с дамой, признается, что был в «Буффе». Говорит, что на опере, мол, засыпает, а в «Буффе» всегда весело.

— А сейчас наверняка злые языки говорят: «Что такое «Буфф»? Низкий жанр!».
— Действительно, некоторые считают, что это низкий, грубый жанр. Я бы назвал это реакционной предубежденностью. Драматический театр скорее в двадцать пятый раз выпустит Чехова или Достоевского, чем поставит комедию. Обратите внимание: на всех фестивалях показывают в основном драмы. Но ведь зритель хочет не только Чехова и Достоевского, у него есть желание от души посмеяться и пойти домой в хорошем настроении. Вам ведь хочется? Этим, надо сказать, пользуются дурные антрепризы, которые лепят фальшивые, пустые комедии.
«Буфф» при всей легкости серьезный театр. Некоторые театры считают себя очень-очень серьезными, а на сцене царят неправда, фальшь и скука. У нас, ручаюсь, нет фальши.

— Так называемые легкие жанры меняются, адаптируются ко времени?
— У нас в репертуаре есть несколько мюзиклов, спектаклей нового для России жанра. В наших мюзиклах разыгрываются человеческие судьбы, актерам есть что играть, а зрителям — есть что смотреть и чему сопереживать. В этом отличие мюзиклов от оперетты, где слово (по отношению к музыке) имеет подчиненное значение. «Ты меня любишь, ты меня не любишь», — вот, пожалуй, и все.

Но главная перемена — трансформация эстетики, вполне естественный процесс. То, что устраивало публику XVIII — XIX вв., не может устроить современного зрителя. По-другому существуют артисты на сцене, другим стал сценический язык.

— В труппе работают в основном ваши ученики?
— Вот уже тридцать лет я преподаю в Театральной академии и каждые пять лет выпускаю курс — примерно двадцать новых артистов. К моменту выпуска я точно знаю, кто останется в театре, а кого влечет на эстраду. Начинают все без исключения здесь, но потом кое-кто, набравшись опыта и мастерства, уходит в «эстрадное плавание». Те, кому важнее театр, остаются. Другими словами, происходит постоянная ротация, освобождаются места для новых артистов. Кстати, в «Буффе» начинали мои ученики — Геннадий Ветров, Юрий Гальцев, Елена Воробей...

— Исаак Романович, почему только вы ставите спектакли? Нет достойных преемников?
— Как ни странно, в легком жанре есть очень нелегкие проблемы. Надо уметь ставить комедию. Не все режиссеры понимают природу комического, законы юмора. Единственный путь — их надо воспитывать самостоятельно. На каждый актерский курс я принимаю двух будущих режиссеров. Например, Геннадий Май, который поставил «Великолепного рогоносца», руководитель Молодежного театра Семен Спивак — мои ученики. Должен сказать, что оба хорошо владеют природой комического, чувством юмора и иронии.

— Известно, что людей гораздо сложнее заставить смеяться, чем плакать.
— Не то слово! Заставить плакать ничего не стоит. Артистов хлебом не корми — дай поплакать на сцене! Некоторые актрисы три слова скажут — и уже слезы в три ручья. Сделать так, чтобы люди искренне смеялись — не над пошлостью, не над балаганом, — сложно. Балаган убивает юмор. Включаю телевизор и не могу смотреть на то, во что превратилась эстрада.

— Ваши бывшие студенты тоже там, в телевизоре.
— Да, и мои грешат там. Они вошли в систему, где надо делать только то, что велят ТВ-законодатели и «деньгодатели». И умные люди прикидываются идиотами, изображают нечто, недостойное современного зрителя.

— Я слышала, что у «Буффа» скоро появится новое здание.
— Вообще-то не очень скоро. Недавно принято решение построить для «Буффа» новое здание рядом с метро «Новочеркасская». Там, где сейчас кинотеатр «Охта». Здание кинотеатра (такую стереотипную «стекляшку») снесут, а на его месте построят культурный центр и здание для нас. Дело не быстрое — думаю, на это уйдет года три. Но есть ради чего ждать. У нас большая труппа (60 человек) и обширный репертуар. Если все пойдет, как задумано, мы сможем играть по нескольку спектаклей в день — и здесь, и там.

Санкт-Петербургские Ведомости

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100