Lifestyle, новости культуры

Родимые пятнышки мастерства

03:29:04, 19 октября 2005
В «Манеже» открыта выставка художников Российской академии живописи, ваяния и зодчества. Работы студентов размещены в нижнем зале, учителей — в верхнем.

Основал академию в 1986 году художник Илья Глазунов. Она находится в Москве и располагается, что символично, там же, где до 1917 года находилось Московское училище живописи, ваяния и зодчества. Высшее учебное заведение, созданное Глазуновым, следует традициям Петербургской императорской академии художеств. Об этом он неоднократно говорил в своих выступлениях, а также о том, что его студенты старательно изучают натуру, наследие старых мастеров, историю и культуру России. В народе этот художественный институт стали называть академией Глазунова.

Десять лет тому назад в «Манеже» уже показывались работы учителей и учеников из этого учебного заведения. И вот новая встреча. За прошедшие годы многое изменилось, и учеников стало больше, и учителей. Но общая установка на реализм, на верность традициям фигуративного искусства сохранилась.

Дипломные работы экспонируются особенно выигрышно. Они поставлены «во главу угла», чтобы все зрители видели, каких мастеров, каких специалистов выпускает академия. Много на первом этаже и обязательных курсовых работ. Например, голова натурщицы в двух поворотах — первый курс, анатомический разбор ноги — второй, экроше (фигура человека без кожи) — третий, обнаженная натура — четвертый курс. Во всем видна старательность, добротность. Похоже, что двоечников в этой академии нет. И все же не совсем понятно, почему зрителям надо показывать «штудии» — промежуточный этап на пути к мастерству. Может быть, из рекламных соображений. Вдруг кто-то увидит и захочет поступать в академию.

Гораздо интереснее рассматривать дипломные работы. Это все-таки определенный итог. Понятно, что выпускники для победного финиша выбирают темы важные, значительные. Связанные с историей страны и с ее выдающимися деятелями. Соответственно, и картины получаются большие, сложные, многодельные. Например, А. Левченков в дипломной работе «Портрет феодосийского миниатюриста Ветрова» (2003) продемонстрировал все свое умение. Все то, чему его учили. Лицо с морщинами и родимыми пятнышками он тщательно прописал. Сразу можно определить возраст портретируемого. Очки со сложными стеклами удались молодому художнику, свитер грубой вязки — тоже. Отдельно хочется похвалить вены на руках. Их можно даже пересчитать. Много сил и умения вложено в изображения домашних тапочек Ветрова. От острого взгляда художника не ускользнула и дырка диаметром в два сантиметра.

И это еще не все. Можно отдельно любоваться паркетным полом и отражением стула на нем. За спиной феодосийского миниатюриста находится стена. Она выступает в роли фона. Фон, а это полосатые обои, не пустует. Он весь завешан картинками, тоже выписанными достаточно тщательно. Их более двадцати. С левой стороны видна часть стола с ниспадающей скатертью. Дипломник А. Левченков не поленился и все складочки на скатерти тоже мастерски увековечил. Уверен, что за свою работу он получил высшую оценку.

То же самое, но с некоторыми вариациями, можно сказать и о дипломном произведении Д. Волкова «М. Ю. Лермонтов» (1997). Великий поэт находится в горах и полулежит на бурке. Он в мундире, в лайковых перчатках. При нем пистолет, кинжал. Опять-таки вещи тщательно прописаны и поэтому узнаваемы. Кинжал с пистолетом не перепутаешь. На заднем фоне — небо и розовеющая гора. Лермонтов обдумывает какое-то очень важное решение. Может быть, и строки новой поэмы. Например, «Мцыри». Невольно возникают параллели. В лице поэта есть что-то демоническое. Поэтому сразу же вспоминается «Демон» Михаила Врубеля.

Сравнивать Волкова и Врубеля не будем. Это совершенно разные миры. Сделаем одно принципиальное замечание. Врубелю не надо было демонстрировать свое мастерство. Он делал картину, а не дипломную работу. То есть он работал на создание единого и мощного образа, который и стал шедевром. А Волкову надо было показать свое умение, приобретенные навыки. Сил на создание образа у него практически не осталось. Вот, собственно говоря, и вся разница.

Противоречивые чувства вызывают и другие тщательно выписанные дипломные работы. Например, «Сократ» (1997) А. Акопова. Она выполнена в манере художника-академиста Генриха Семирадского. Сходство настолько явное, что начинаешь думать о копировании, о плагиате. Но это всего лишь очень вольное подражание. Молодой художник соревнуется с классиком и тем самым демонстрирует все свое умение. Если бы Генрих Ипполитович был жив, то, быть может, подарил Акопову грамоту со словами «победителю-ученику от побежденного учителя». Мысленно такую ситуацию вполне можно представить и порадоваться за ученика.

Но проблема все-таки есть. И она достаточно сложная. Когда передается мастерство от учителя к ученику, это обучение. К искусству сей факт не имеет прямого отношения. Человек, который выходит из академии, должен уметь все. Он и умеет. Может и дом нарисовать, и птицу, летящую в небе, а если понадобится, то и большую историческую картину для какого-нибудь дворца или особняка. Короче говоря, на выходе из академии мы имеем специалиста широкого художественного профиля. Мастера на все руки. Но, к сожалению, приобретая мастерство, студент частенько теряет индивидуальность. В каком-то смысле академия всех нивелирует. Это сложная проблема, мы ее только обозначили.

Что касается учителей, чьи работы заняли в «Манеже» весь второй этаж, то они представили очень профессионально сделанные вещи. Мастерство блестящее, порою весьма отточенное. Демонстрируются картины разных жанров: пейзажи, портреты, исторические полотна, натюрморты. Все вполне кондиционно, добротно. Выбрать что-то радующее глаз можно. Но так как организаторы выставки очень четко настаивают на одной идее («учитесь, учитесь, учитесь...), то и творения учителей мы оцениваем с точки зрения общего академического процесса.

Складывается приятное ощущение, что все в академии Глазунова поставлено на широкую ногу. Студенты талантливы, учителя — тоже. Процесс налажен. Впереди радужные перспективы. Лучшие из лучших наверняка будут востребованы. И, как нам удалось выяснить, это действительно так. Многие из выпускников находят работу. В том числе и за границей. Илья Сергеевич Глазунов с гордостью упомянул об одной студентке, которая после окончания академии получила работу в Ватикане. Пишет там картины на религиозные темы. В жестких рамках устоявшейся традиции.

Ну а искусство — это такая эфемерная и субъективная вещь. Да и у выставки в «Манеже» совсем другая задача. Учителя передают ученикам свои знания и свое мастерство. Замечательно. Но художник должен вырасти сам. И мастерство — это лишь фундамент. Рождение талантливого произведения сродни чуду. А чудо часто нарушает установленные законы.

Вот когда ученики пойдут своим путем, может быть, где-то вдали, «за горизонтом мастерства» и забрезжит оно... хрупкое и неуклюжее, вроде как неумелое искусство. Сплошь состоящее из нечаянных ошибок и дерзких заблуждений.

Санкт-Петербургские Ведомости

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100