Lifestyle, новости культуры

Чтобы картины возвращались

03:07:09, 01 декабря 2005
Сегодня в нашей газете дебютирует авторская рубрика Михаила Пиотровского «Взгляд из Эрмитажа». Постоянные читатели «Санкт-Петербургских ведомостей» знают, что Михаил Борисович не раз комментировал на наших страницах события культурной жизни города и страны. Многим, наверное, памятна недавняя обширная беседа с директором Государственного Эрмитажа, где речь шла о многом, и в том числе о судьбе Дворцовой площади.
Теперь наше сотрудничество приобретает более регулярный характер. «Взгляд из Эрмитажа» мы планируем публиковать ежемесячно. Это будет авторский взгляд Михаила Пиотровского на то, что происходит в главном нашем музее и вокруг него.

 

Одним из самых трогательных событий в жизни Эрмитажа стало возвращение на несколько месяцев картины Рембрандта «Афина Паллада». Когда-то она была гордостью Эрмитажа.

В 1930 году по решению советского правительства картина была продана нефтяному магнату Галусту Гюльбенкяну. Он обеспечил сбыт российской нефти, в обмен получил право приобрести ряд вещей из Эрмитажа. Известный коллекционер купил много серебра, произведений прикладного искусства, большим любителем которого являлся, прекрасную статую Гудона «Диана-охотница», шедевры живописи Рембрандта, Ватто, Лакре.

Все это хранится теперь в художественном музее Гюльбенкяна в Лиссабоне. В ходе переговоров о широком сотрудничестве с Португалией мы попросили показать у нас картину Рембрандта.

Надо сказать, что ситуация, когда нам стали давать картины, когда-то нашей стране принадлежавшие, — показатель изменения международного климата. Мы уже многое показали, что свидетельствует о высоком уровне доверия Эрмитажу. То, что доверяют ему, многим другим могут не доверить.

Это имеет отношение к проблеме, возникшей в связи с арестом наших картин в Швейцарии. История омерзительная. Задержали, фактически арестовали, водителей, отобрали ключи, мобильные телефоны, выключили кондиционеры. Так поступают с гангстерами и торговцами наркотиками.

Нельзя приравнивать произведения искусства к деньгам. Мир, а музеи — часть этого мира, перестал понимать, что картины это не деньги. Безумные, нереальные аукционные цены на произведения искусства, ажиотаж вокруг того, что и сколько стоит, порождает нестабильность. Множество людей, которые раньше думать не думали о картинах, начинают воспринимать их как материальные ценности. Поэтому резко увеличилось количество краж произведений искусства, исков, связанных с правом собственности.

Процесс начался не вчера. Один из самых первых знаменитых арестов картин Пикассо произошел еще в советское время в Париже в связи с иском госпожи Щукиной. Тогда мы быстро забрали картины. Позднее в аналогичной ситуации французский суд принял решение: поскольку национализация коллекции произошла в России правительством, которое было признано Францией, вопрос должен решаться в российском суде. Примерно в то же время в Испании проходила выставка картин Эль Греко из Национальной галереи Вашингтона. Картины когда-то принадлежали Румынии, она и предъявила иск. Заместитель директора галереи прилетел на военном самолете и увез картины.

Сейчас возникает множество исков по всему миру, в том числе связанных с проблемами картин, перемещенных во время второй мировой войны. Иски надо разделять. Одно дело, когда судятся потомки бывших владельцев, речь идет о праве собственности, хотя по большому счету тоже о деньгах. Но когда произведения искусства берут в заложники в чисто экономическом споре, отнимают у Российского государства, это уже никуда не годится. Тут есть вопросы к мировому сообществу, к нашему правительству, юристам и людям, создавшим ситуацию с фирмой, права которой признаны в суде. Но нас в данном случае интересует не это, а культурный обмен в мире. Он должен продолжаться.

Проблемы, возникавшие с картинами, пересекавшими границы, привели к тому, что в нескольких странах появилась система государственных гарантий возврата выставок даже в случае иска со стороны третьих лиц. В числе этих стран США, где государство гарантирует, что картины вернутся домой, даже если возникнет судебный иск. Подобное законодательство приняла Франция. Гарантии возврата произведений искусства предоставляет Германия.

Но есть страны, которые не имеют подобного законодательства. Мы пытаемся инициировать его создание, требуя от всех, кто хочет принимать наши выставки, таких обязательств. Когда речь идет о гарантиях государства, нам часто отвечают, что в демократических странах судебная власть отделена от государственной, и предлагают гарантии региона, области, муниципалитета. Иногда мы соглашаемся, но не всегда. Раз в сто лет мы решились отправить картину Тициана «Святой Себастьян» на очень важную выставку в Лондон, запросили государственные гарантии, правительство Велико-

британии ответило: «Мы демократическая страна», и Тициан остался дома. Мы ведем переговоры с музеями и правительством Великобритании, сходимся на том, что надо искать какую-то форму гарантии. Варианты есть, например страховка против ареста, мы ее применяли, отправляя выставки в Лондон.

Важно понять, что решение этой проблемы для других стран гораздо важнее, чем для нас. Мы можем ничего не возить. В России есть Эрмитаж, где представлено мировое искусство, большинство стран мира и части этого не имеют. Произведения искусства разбросаны по миру, все заинтересованы в обмене.

Политика Эрмитажа — превращать минусы в плюсы. Сейчас мы активно превращаем в плюс ситуацию с арестом картин в Швейцарии. Она получила широкую огласку в Велико-британии. Музеи обратились с письмом в министерство культуры с предложениями, как ситуацию разрешить. Дважды в год проходят совещания крупнейших музеев мира, эта проблема там обсуждается, рецепты есть исходя из опыта стран, которые дают гарантии.

Я думаю, мы решим проблему. Та же Швейцария, которая, с одной стороны, проявила хамство, с другой — показала, что все эти разговоры о великой демократии, разделение судебной и прочих властей несколько относительны. Как только правительство почувствовало серьезное давление со стороны наших властей, давление общественного мнения внутри своей страны, тут же отменило судебное решение. Оказывается, в Швейцарии можно отменить судебное решение, если оно противоречит национальным интересам. Вот вам и ключ. Теперь в этой стране мы всегда будем требовать государственных гарантий, а не гарантий кантонов, как это было прежде. Я думаю, как и предыдущие решения были приняты под давлением разных ситуаций, возникших с нашими выставками, так и теперь Россия поможет человечеству развивать демократию.

Надеюсь, это произойдет в Великобритании, в Голландии, где тоже нет такого законодательства, но есть разные способы проявления доброй воли. Например, в Италии такого законодательства нет, когда мы возили туда большую выставку, получили гарантии министерства культуры. Инцидент возник в последний день выставки в связи с иском внука Щукина. Итальянцы не проявили такого грубого рвения, как швейцарцы. Они приняли иск, но не кинулись арестовывать картины. Выставка уехала, а затем наши партнеры подали встречный иск. Это юридические дуэли, в которых мы умеем участвовать.

У нас нет никакой нужды возить выставки за границу, картины от этого подвергаются опасности. Нас просят, и мы на это соглашаемся. Если оказывается, что выставки не желанны и не уважаемы, а швейцарские власти проявили неуважение, мы не будем отправлять туда картины. Будем возить их в Сибирь и Казань, а также в Америку, Японию, Францию, Германию, Финляндию... Достаточно стран в мире, где возврат картин гарантирован законодательством.

Санкт-Петербургские Ведомости

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100