Lifestyle, новости культуры

«Ужасный век, ужасные сердца!»

21:58:39, 09 декабря 2005
На афише пермского театра «У моста» — мужчина в женском парике и платье со зверской улыбкой склонился над умывальником. Ну, думаю, покажут какой-нибудь фарс вроде «Тетки Чарлея». Оказалось, ничего подобного, пьеса ирландского драматурга «Красавица из Линэна» — вовсе не фарс и даже не грустная комедия, как определен жанр спектакля, а драма жизни. Если учесть, что современная драма без мрачноватого юмора не бывает.

На сцене мы увидели хороший психологический театр, от которого почти отвыкли. Режиссер Сергей Федотов перед началом представления выразил удивление, почему Мартин Мак-Донах, популярный в Европе и Америке, не ставится в России. Наивный какой этот пермяк! Не ставится, потому что не хочет публика смотреть про наши будни.

Все происходящее в «Красавице из Линэна» мне хорошо знакомо, я знаю такие пары. Собственно, перед нами — ситуация пушкинского «Скупого рыцаря», из него я заимствовал для заглавия финальную реплику. Там старик-отец заедает существование обнищавшего сына — здесь мать-шизофреничка не дает словить свой последний шанс дочери. Только у Пушкина все масштабно, и сын отказывается травить отца — у Мак-Донаха нет ничего, что поднимало бы над кухней, горшками. И под конец отчаявшаяся дочь убила-таки мать. Вернее, думает, что убила. Мать уже мертва, когда Морин сбрасывает труп с лестницы. Правда, этому предшествует пытка матери раскаленной сковородкой. Вот такая комедия!

Молодой ирландец оценивает своих героев жестко. С позиции двадцати семи лет (в этом возрасте он написал трилогию о городке Линэн — ее целиком поставил театр «У моста») и сорокалетняя дочь, и ее несостоявшийся жених Рэй (М. Орлов), по сути, уже давно умерли в нравственном отношении, живые трупы, хотя и могут быть иногда довольно темпераментными. Впрочем, и самый юный из квартета персонажей, Пэйто (В. Ильин), тоже безнадежен и придурковат. Десять лет его мучает детская история с отобранным теннисным шариком.

Уральские актеры очень точно, с чувством меры и без намека на сантимент рисуют характеры своих «подопечных», их странности. Разница между старческим слабоумием Мэг Фолан, которую великолепно играет И. Маленьких, и странностями среднего возраста Морин (М. Шилова), Рэя, странностями жеребячьего возраста у Пэйто не так уж значительны. Ну выливает старушка горшок обязательно в умывальник — велико дело. В остальном поведение Мэг абсолютно понятно. Она постоянно хочет есть (а вы бы не хотели, поглощая суп и кашу из пакетиков?) и панически боится дома престарелых. Склероз, задержка речи тоже всегда с нами. Мать улыбается, когда дочь дома, даже если та обещает родительницу придушить, а еще любит смотреть новости — все по-людски.

Морин, бывшая красавица, располневшая, охрипшая от курения, неврастеничка, лишенная нормального общения и женской жизни — как тут не сойти с ума. И вот ее последняя надежда, ради нее она и с матерью покончила, рухнула — Рэй женится на другой. Морин садится на материнское кресло и принимает эстафету безумия. Да, Рэй увезет в Бостон молоденькую жену, но мы понимаем: этот нервный закомплексованный мужчина тоже не сможет построить семью, девица выбрала его лишь от безысходности. И брат его — псих. Пэйто, дожидаясь Мэг в течение часа, от нетерпения бьется головой о стол. Он повторит «крестный» путь старшего брата и тоже везде будет изгоем-ирландцем. Ни в чем даже намека на просветление. При этом в рамках привычного кошмара жители захолустья Линэн встают перед нами, как живые, со своими бедами, искалеченными судьбами, так что награды, полученные актерами, режиссером на разных фестивалях, вполне заслуженны.

Пэйто, большой «интеллектуал», говорит: люблю сериалы, в которых много трупов и девочки в лифчиках. «Красавица из Линэна» скромна: там всего один труп и один лифчик. Вторая часть трилогии, «Череп из Коннемары», показанная петербуржцам на следующий день, богаче: там речь идет о плановой эксгумации трупов, в том числе и жены главного героя. Жаль, этого вы уже не увидите — посмеялись бы.

Если отбросить нашу традиционную жажду «возвышающего обмана», Мартин Мак-Донах действительно драматург талантливый, и пермский театр, судя по увиденному спектаклю и по общей афише, — театр серьезный, высокопрофессиональный. А что касается мрачности, безысходности — «неча на зеркало пенять...».

Санкт-Петербургские Ведомости

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100