Lifestyle, новости культуры

Ларин разбился и воскрес

20:07:09, 12 декабря 2005
Новый спектакль Игоря Ларина, актера, режиссера, драматурга, художника театра «Монплезир» называется «Разбился я с театром» (это реплика из монолога Несчастливцева).

Ларин имеет все основания считать себя «разбившимся» с театром (иными словами, разошелся — и вдребезги). Последнее время, несмотря на многочисленные фестивальные награды, ему не находилось места на площадках родного города. И вот год назад родилась идея театрализованного «прощания со сценой». Не в смысле слезной жалобы, а в смысле задушевного разговора с героями прежних спектаклей и Станиславским заодно. Пока спектакль сочинялся (впрочем, он и сейчас варится), выяснилось: вроде Ларин и не совсем разбился. Клин клином вышибают.

На маленький помост-балюстраду Театрального музея поднялся странный человек в коричневом фраке с мешком. Из мешка начал извлекать какие-то помпончики, букетики, бамбуковые палочки. Человек публикой не интересовался — выпятив нижнюю губу, он занимался своим делом. У него, оказывается, сложились собственные отношения с Ольгой Леонардовной Книппер-Чеховой и Константином Сергеевичем. Книппер (через динамики) рассказала ему про мучительность и счастье отношений с Учителем. Сам основатель МХАТ, строго смотрящий с портрета, предостерегал против внешнего, непрожитого в актерской игре. Товарищ во фраке слушал обиженно голос Станиславского, но явно с ним был не согласен.

Вдруг фрачник заговорил, слегка пародируя Качалова. Качалов-Ларин разыграл диалог Сатина и Барона. Это было смешно (уж очень резок контраст между рыкающим босяком и картавящим пшютом из дворян) — в то же время давно я не слышал хрестоматийный текст Горького, так рельефно поданный. Ларин играет очень необычно, я бы сказал, эскизно. В его композициях парадоксально сочетается традиционная культура, начитанность и шалость, умная дерзость.

Скажем, кто не резвился вокруг «Быть или не быть»? Однако не всем по плечу «отчебучить» весь монолог на английском языке в манере старинного яростного трагика, какого-нибудь Олдриджа-Задунайского. Собственно, своим постижением Шекспира хвастал перед Аркашкой трагик Несчастливцев из «Леса» А. Островского, и он же напомнил отставному комику и королю суфлерской будки, как прощаются Катерина с Борисом в «Грозе». Сцена эта своей неестественностью вызывала едкую иронию еще Дмитрия Писарева. Ларин с Писаревым заодно. При этом он передает «зерно», по терминологии Станиславского, ситуации, а не буквальные реплики Островского. Я хохотал до слез, как дитя. В конце эпизода Катерина с любовником отправились в Сибирь строить новую жизнь — это гораздо лучше, чем бросаться в грязную Волгу. Опять же, какой спрос (в смысле искажения классика) с Несчастливцева? Актер нутряной, он никогда роли не учил.

Главная тема ларинской фантазии, его пробежки по страницам великих книг — человек, творец в растерянности. Где, что, а главное, для кого художнику творить? Те же проблемы и у Треплева. Правда, Треплев вместе с волнообразным движением рук Ларина незаметно перетекает в Тригорина, Аркадина, Нину. Они, конечно, портят друг другу жизнь и все же одним миром мазаны. Изображая чеховских персонажей, человек во фраке превратился в печального клоуна, напомнив о первом исполнителе роли Треплева во МХАТ Всеволоде Мейерхольде. Мейерхольд потом гениально сыграл Пьеро в «Балаганчике» А. Блока. А Пьеро потянул за рукав другого белолицего паяца, Александра Вертинского. Словом, не буду пересказывать последовательность фрагментов, все кончилось песнями и танцами на музыку Н. Рота и Т. Уэйтса. Какое отношение имеет Нино Рота к Станиславскому? Ну я не знаю. Станиславского свернули в трубочку и сунули обратно в мешок, чтоб не занудничал.

Приятно видеть, как Ларин, подобно Иванушке-дурачку из сказки, окунулся в кипяточек и ледяную воду Шекспира, Островского, Чехова, Горького, Пушкина и снова стал молодцем хоть куда. Разумеется, если вы пойдете на следующее представление, может быть, пушкинская Татьяна Ларина со своим письмом (с ней можно обращаться по-родственному) вылетит в трубу, а на ее место влетит другая страстная женщина. Трепетный, а также суровый Ларин и с этой справится.

Премьера премьерой, а все-таки часто разбиваться не следует. Можно каких-нибудь деталей недосчитаться. Хорошо бы нашлись в городе рисковые люди, которые помогли Ларину осуществить его оригинальный план «Бесприданницы», частично реализованный на телевидении замысел «Театрального романа». Это было бы любопытно.

ФОТО Владимира ПОСТНОВА

Санкт-Петербургские Ведомости

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100