Lifestyle, новости культуры

Не рвать рубашку на груди, а договариваться

00:42:03, 11 января 2006
Чуть больше месяца назад я написал президенту два письма. Одно от Союза музеев России о проблемах музеев и государственных приоритетах. Второе, как заместитель президента в Совете по культуре, о том, что слово «культура» надо произнести, чтобы чиновники на местах не думали, что с ней покончено. Еще я писал о том, что к 100-летию Дмитрия Сергеевича Лихачева в основу государственной стратегии пора положить написанную им декларацию прав культуры. Надо помнить, что у культуры есть права.

Почему это важно именно теперь? Сегодня проблемы культуры рассматриваются в первую очередь с точки зрения, вошла она или не вошла в число государственных приоритетов. Я не думаю, что ей нужно становиться одним из национальных проектов. Что такое национальные проекты? Это область, где реформы и все, что делалось с желанием доброй воли, в конечном итоге провалились. Декларировалось, что медицинское обслуживание, как только станет платным, будет качественным и доступным для всех. Ничего не вышло. Перемены в области образования ведут к тому, что в результате мы можем получить множество необразованных людей. Реформы, которые должны были дать положительный результат, потерпели крах, надо срочно эти «дыры» заткнуть инвестиционными деньгами.

С культурой дело обстоит несколько иначе. Ее приоритет в принципе выше, чем у национальных проектов. Это национальный приоритет. В одном из своих выступлений президент сказал, что армия и культура у нас всегда были в небрежении, и обещал, что этого не будет больше никогда. Он назвал армию и культуру.

Армия и культура, безопасность и культура — главные приоритеты государства вообще. Медицина и образование в любой стране существуют сами по себе при правильном денежном соотношении. Культура и безопасность страны, каждого человека в отдельности — самое главное, это высшие приоритеты. Этот высокий уровень признается, но надо сказать об этом во всеуслышание.

Честно говоря, есть культура или нет в числе приоритетов, для крупных музеев Москвы и Петербурга не так важно. Их имена звучат, у них особые возможности. Но на местах и в советское время, когда слово «культура» звучало через запятую, начальники говорили: «не лезьте со своими просьбами». Теперь, когда и через запятую это слово исчезнет, будут говорить: «обойдемся без вас».

Сейчас идет процесс передачи ряда музеев на муниципальный уровень. Параллельно ведутся разговоры о том, что они должны содержать себя сами. Маленьким музеям это не по силам. Большие, может быть, и могут, но не должны, для полноценного функционирования им не хватит денег, которые они зарабатывают.

Кроме того, идет реформа бюджетной сферы. Музеи ставят перед выбором. Нам говорят: если вы бюджетные организации, тогда все заработанное отдаете государству. Если вы хотите сохранить самостоятельность, государство вам будет платить за услуги, в остальном выкручивайтесь сами, а если что не так, будете банкротами. Коллекции не отберут, все остальное могут забрать, включая здание.

Одним словом, музеи оказались в зоне риска, они могут исчезнуть. Исчезновение небольших музеев влечет за собой много важных последствий. Во-первых, исчезает очаг духовности. Во-вторых, возникает вопрос, что будет с теми ценностями, что они хранят. По идее, они должны перейти в другие музеи. В-третьих, нельзя не думать о судьбе территорий, которые они занимают. В городах это, как правило, здания-памятники в центре. Проблем много, но бессмысленно по этому поводу плакать, кричать. Надо искать меры, которые ситуацию в силах изменить.

Что можно сделать? В свое время мы не зря создали Союз музеев России. В какой-то момент были сомнения, зачем это делать, если существует ИКОМ. Последний год показал, союзу есть что делать, причем на долгое время вперед.

Союз музеев России активно участвует в работе Совета по культуре при президенте. У нас есть рабочая группа, которая занимается реформированием законодательства в бюджетной сфере. Мы много работали вместе с Союзом театральных деятелей и другими учреждениями культуры, с юристами, вели беседы с Министерством экономического развития. В результате документы, которые подготовлены и теперь пошли в правительство, стали значительно лучше, чем были.

Во-первых, туда вернулась фраза об обязательстве государства финансировать культуру. Во-вторых, там прописан механизм, как это должно происходить. Учредитель должен финансировать не только какие-то услуги, но и, допустим, то, что важно для музеев и библиотек, — хранение. Услуги не главная наша функция. Мы должны хранить культурное наследие, собирать его, изучать, реставрировать и только потом показывать. Государство обязано все это содержать. В разных формах это вошло в проект законов. Мы внесли много изменений в вопросы попечительских советов, контроля... Я надеюсь, эти поправки сохранятся.

Государство стремится уменьшить свои обязательства и увеличить контроль. Мы должны сделать так, чтобы государственные обязательства если не увеличивались, то сохранялись. Проекты, которые мы после больших боев предложили, приняты, теперь надо следить за ними на всех этапах прохождения — в правительстве и парламенте.

Параллельно мы занимаемся проблемами малых муниципальных музеев. На совещаниях в Москве, Ставрополе мы обобщаем опыт, как негативный, так и положительный. Люди слушают, когда им объясняют, что и как надо делать. В каких-то случаях, как это произошло в Ставрополе, малые музеи надо передать не на муниципальный уровень, а в качестве филиалов большим музеям. Можно предпринять какие-то законодательные меры на местах. В качестве примера возьмем налог на имущество. По Налоговому кодексу, его должны платить все, в том числе и учреждения культуры. Но в Петербурге есть закон, который снимает этот налог с учреждений культуры. Он дает послабление как местным, так и федеральным учреждениям. Эрмитаж не будет платить налог на имущество благодаря петербургскому, а не федеральному Налоговому кодексу.

С другой стороны, по тому же Налоговому кодексу, надо платить налог на землю. От него освобождены такие крупные учреждения культуры, как Эрмитаж, но не освобождены многие другие федеральные учреждения и некоторые городские. Здесь надо работать с местными законодателями. В городском законодательстве есть закон, по которому от оплаты за землю освобождаются учреждения культуры, созданные городом. Такая лазейка существует. Нам надо искать и другие налоговые лазейки.

Льготы отменены, мы должны общими усилиями их вернуть, пусть в другом виде. К учреждениям культуры нельзя подходить с теми же мерками, что и к коммерческим организациям. Если их вынуждать как можно больше зарабатывать и больше платить налогов, они погибнут. Погибнут фактически или морально, если будут стремиться заработать любыми способами. Такие тенденции существуют в российской культуре.

Союз музеев России и союз музейщиков нашего города работают с администрацией Петербурга. Когда возникают острые ситуации, мы стараемся объяснять специфику работы музеев, библиотек, учреждений культуры. Она особая. К примеру, то, что является ужасным грехом для коммерческой организации — недополученная выгода, в музейном деле совсем иное дело. Музеи вообще должны быть бесплатными. С другой стороны, то, что для коммерческой организации не очень важно, допустим, не тех пригласили на торжество, не тем позволили провести прием, для музея грозит потерей лица. Страшное преступление. Только мы можем это объяснить.

Работа с администрацией города ведется постоянно. Пресловутая история с Дворцовой площадью тому пример. Мы находимся в непрерывном диалоге, пытаясь найти решение, которое позволит провести кинофестиваль и не перейти границы того, что, с нашей точки зрения, делать нельзя. Имеется в виду безопасность Эрмитажа и Дворцовой площади, регламент площади, права музея, права культуры... Я думаю, если спокойно говорить, искать решение, а не рвать рубашку на груди, всегда можно договориться.

Санкт-Петербургские Ведомости

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100