Lifestyle, новости культуры

Рукой Шолохова

00:07:03, 13 января 2006
Среди подарков, полученных Институтом русской литературы (Пушкинский дом) Российской Академии наук к его столетию, были два огромных фолианта в белых переплетах в картонных коробках. К ним прилагался и третий, потоньше, содержавший комментарии к первым двум. Подарок, поступивший от Института мировой литературы имени М. Горького в Москве, можно считать и новогодним: ведь Пушкинский дом праздновал свой юбилей в декабре. А содержание двух томов поистине уникально: на их страницах — факсимильное воспроизведение рукописи «Тихого Дона», первых пяти его частей, то есть большей части знаменитой эпопеи.

С понятным волнением переворачиваю тяжелые, плотные страницы. Не секрет ведь, что именно отсутствие рукописи было одной из главных причин, порождавших сомнения и толки: кто же все-таки написал «Тихий Дон»? Не будем повторять многократно сказанное, вдаваться в аргументы сторон. Перед нами рукописный текст, можно сравнить его с известными образцами шолоховского почерка, в том числе и с теми 143 страницами, что издавна хранятся в Пушкинском доме.

Впечатление однозначно: рука определенно та же самая. Может быть, это субъективная, визуальная оценка? Но она подкрепляется графологической экспертизой Всесоюзного (именно Всесоюзного, ибо относится к 1989 году) НИИ судебных экспертиз Минюста СССР.

Рукопись явно рабочая: в ней многочисленные правки, пометки чернилами, синим, красным карандашом. Есть вычеркнутые строки, целые страницы, не вошедшие в окончательный текст. «Просачиваясь сквозь изжелта-зеленую лохматую листву орешника, солнечные лучи серебряной рябью пятнали землю...» — это один из вариантов начала романа. А вот второй: «Григорий пришел с игрищ в полночь, после первых петухов...» И лишь третий вариант: «Мелеховский двор на самом краю станицы...» — близок к тому, что мы знаем.

Еще и тут будет работа, вместо «станицы» появится «хутор», но верная интонация запева наконец-то найдена. Каждый пишущий знает, как это важно. Взята нужная нота — и повествование развивается естественно, широко, вольно.

Можно без конца удивляться, как мог написать эти гениальные страницы, требующие не только таланта, но и опыта, и знаний, совсем молодой человек в двадцать с небольшим лет, но совершенно ясно: такое невозможно имитировать.

— Почему же тогда рукопись столь долго оставалась неизвестной? Почему она так поздно поступает в научный оборот? — спрашиваю у сотрудника Пушкинского дома Владимира Запевалова, много лет занимающегося творческой историей «Тихого Дона».

— О том, что рукопись где-то существует, и скорее всего, в Москве, слухи ходили давно. В семидесятых годах вышла книга «Строка, оборванная пулей», посвященная памяти литераторов, погибших на Великой Отечественной войне. В письме фронтовика Василия Кудашева к жене Матильде Емельяновне промелькнула строка о том, что «надо срочно вернуть ему (Шолохову) рукопись «Тихого Дона». Это был уже адрес: Василий Кудашев — редактор довоенных изданий романа. Судя по всему, речь шла о той самой рукописи, которую Шолохов привез в Москву в марте 1929 года, когда впервые была предпринята попытка оспорить его авторство. Огромная рукопись в 920 страниц большого формата, беловых и черновых, из них две трети — несомненно рукой самого Шолохова, остальные — рукой его жены Марии Петровны и ее сестры Нины Петровны.

Почему московская семья не спешила расстаться с этим сокровищем или хотя бы сообщить о его существовании? Тут сошлось много факторов, объективных и субъективных. Война, на которой погиб и Василий Кудашев, смена поколений. Да и сама проблема авторства обрела новую остроту лишь после появления в 1974 году за рубежом нашумевшей книжки «Стремя «Тихого Дона».

Так или иначе, первым, кто завоевал доверие хранителей рукописи, был московский журналист Лев Колодный — тут его заслуга неоспорима. Он рассказал о своих поисках в книгах «Кто написал «Тихий Дон. Хроника одного поиска» (1995) и «Как я нашел «Тихий Дон». Хроника поиска. Анализ текста» (2000). А в 1999 году при прямом содействии В. В. Путина, тогда председателя правительства РФ, рукопись была приобретена государством и передана в Институт мировой литературы.

В 2005 году вышла большая книга Ф. Кузнецова «Судьба и правда великого романа», где были уже факсимильно воспроизведены некоторые страницы. Так что, как видите, в научный обиход рукопись входила постепенно. И на сегодня уже вошла прочно.

— Можно ли считать, что с нынешней публикацией положен конец всем спорам об авторстве?

— Для специалиста, для филолога, текстолога места сомнениям не остается. Тем более что параллельно тем же Львом Колодным были найдены в другой московской семье — Левицких — письма молодого Шолохова, во многом проливающие свет на историю создания и публикации донской эпопеи.

Скептики, правда, еще есть. Они соглашаются, что да, эти страницы написаны рукой Шолохова, но скорее все же не написаны, а переписаны с какого-то неведомого оригинала, кое-где подправлены, отредактированы — и не всегда удачно. Но это, если можно так выразиться, уже арьергардные бои. Так или иначе, факсимильное издание выпущено тиражом 800 экземпляров, это достаточно, для того чтобы каждый серьезный исследователь мог с ним ознакомиться и сделать свои выводы.

На титульном листе издания значится: «Москва — Киев — Париж». Париж здесь присутствует потому, что в качестве одного из спонсоров дорогостоящего издания выступил «фонд подвижничества и просветительства» под названием «Да возродится великая Русь!», существующий в столице Франции. Тем более закономерно присутствие в этой триаде Киева: в качестве издателей названы «Библиотека журнала «Днипро» и «Московский писатель». Участие Украины в чем-то даже символично: отец писателя — русский, мать — украинка. Культуры двух великих славянских народов переплетены и связаны неразрывно. И это намного существенней, чем преходящие политические коллизии.

Санкт-Петербургские Ведомости

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100