Lifestyle, новости культуры

Нас толкают к банкротству и гибели

00:27:03, 29 марта 2006
Ярким событием культурной жизни марта стало празднование двухсотлетия музеев Кремля. Они ведут свою историю с учреждения Оружейной палаты Александром I.

Праздник проходил на самом высоком уровне, о чем свидетельствует присутствие президента и Патриарха. Торжественное заседание состоялось в Андреевском зале Кремля, где такие вещи происходят нечасто, если это не президентские мероприятия. В первых рядах сидели музейщики — гости из российских и зарубежных музеев.

Высокий уровень торжеств, конечно, объясняется тем, что музеи находятся в Кремле, и в то же время это стремление подчеркнуть роль музеев вообще. Об этом в своей речи говорил президент. Он особо отметил значение музеев для российской государственности и воспитания молодого поколения. Это очень важно, и мы об этом постоянно говорим. Музеи — не склады вещей и не учреждения, оказывающие услуги населению. Они выполняют важнейшую государственную задачу — хранят, собирают, изучают и показывают культурные ценности, то главное, что отличает человека от животного и один народ от другого.

Как известно, на своей ежегодной пресс-конференции президент сказал, что было ошибкой не включить культуру в число национальных приоритетов. В этом некий ответ на наши письма и обращения. Сейчас надо пользоваться тем, что нас слышат, и развивать успех.

Об этом мы говорили на заседании Союза музеев России, недавно состоявшемся в Оренбурге. Наш союз создавался пять лет назад для сохранения единого музейного пространства. На встречах мы обсуждаем нашу стратегию и линию поведения. Сегодня стратегия связана с принятием новых законов. Беспокойство, которое мы ощущаем в связи с этими законами, вызвано конкретными вещами. Создается впечатление, что музеи, а вместе с ними и другие учреждения культуры, не просто двигают, а подталкивают к банкротству и гибели.

Выстраивается политика, которая культуре наносит вред. Эта политика не имеет прямого отношения к музеям. Она направлена на развитие рынка, а значит, на уравнивание всех и вся. Возможно, политика уравнивания для рыночных отношений — правильный путь, но он губителен для культуры.

Суть новаций объясняется просто: мол, у нас есть поле, где все находятся в равных условиях. Из этого следует, что государственные учреждения культуры не долж-ны иметь привилегий в сравнении с другими, допустим коммерческими, организациями, которые действуют в той же сфере.

И в то же время у музеев возникла реальная угроза потерять часть средств, которые они до сих пор сохраняли. Еще советская власть даровала им право оставлять то, что они зарабатывают. Это помогло многим учреждениям культуры сохраниться и выжить в самые тяжелые времена. В новом проекте бюджетного кодекса ликвидируется право музеев, находящихся на бюджетном финансировании, самим распоряжаться заработанными и привлеченными средствами.

Если нас лишить свободы распоряжаться средствами, мы потеряем стимул их зарабатывать. Нам любят повторять — вы зарабатываете деньги на государственной собственности. Но капитал не работает, когда он лежит мертвым грузом. Талант, зарытый в землю, не талант. Деятельность музеев придает ценность вещам, которые они хранят, их изучают, представляют людям...

Недоумение, по меньшей мере, вызывает и новый закон о тендерах. В сфере культуры он не работает и работать не может. Понятно, когда строится здание, тендер необходим. Но странно его проводить на постановку спектакля или тех же торжеств по поводу юбилея музеев Кремля. «Мосфильм», который намеревается поставить фильм по сценарию Никиты Михалкова, будет проводить тендер между Михалковым, Тодоровским и кем-то еще на то, кто будет картину снимать? Надо раз и навсегда понять, что есть сферы, где нужны другие способы регулирования. Уравниловка в ее рыночной форме ничуть не лучше, чем в форме идеологически-политической.

Сейчас идет спешная работа над уставами учреждений культуры, оттуда выбрасывается все, что касается науки. Музейная деятельность — это комплекс, куда входят просвещение, хранение, наука, образование. Репутацию Эрмитажа определяют не только его коллекции, но и наука, которая там создавалась и создается до сих пор, имена ученых. Музеям отказывают в праве быть научными учреждениями, иметь научных сотрудников, аспирантуру. В Эрмитаже должна быть своя аспирантура, как это было до сих пор. А нам говорят — не надо, вы должны финансироваться исключительно по оказанию платных услуг.

Это касается не только музеев. Я был на выездном заседании комитета по науке Государственной Думы. Там обсуждались те же проблемы. Говорят, научный институт должен заниматься наукой, а не образованием, это будут делать другие. В качестве аргументов звучит — зачем все эти сложности, оплата разная, давайте решим по-простому.

В то же самое время государство в законодательном порядке снимает обязательства по отношению к культуре, отменяет декларацию о гарантированном финансировании, на ближайшие годы не предусматривает повышение субсидий. Оно готово содержать культуру, но лишь в той степени, какая необходима для оказания услуг населению. Что получается? После советского времени мы долго жили в условиях, когда существовали государственные обязательства, к которым добавлялась определенная степень свободы добывать деньги и принимать решения. Что нам предлагают сейчас? Государственные обязательства в значительной степени сокращаются, резко усиливается контроль, при этом в будущем ликвидируется свобода.

Против контроля трудно возражать, он необходим, причем в большей степени, чем руководство. Но он должен быть тщательно выверен. Контроль на низшем уровне, со стороны чиновников, мы уже проходили. В такой ситуации решений добиться трудно, зато начинаются бесчисленные проверки.

Надо думать о том, как изменить сложившуюся ситуацию. Несколько дней назад состоялось заседание рабочей группы Совета по культуре при президенте. С представителями министерств мы обсуждали то, что нам не нравится в законодательстве, и как это можно поправить с нашей помощью. Если все оставить как есть, в результате реформ значительная часть наших музеев может стать банкротами и их имущество попадет в чужие руки. Мы теряем государственные гарантии, возможность зарабатывать, а значит, в условиях рынка становимся беззащитными.

Сегодня, когда наступил новый этап передела собственности, взвинчены цены на предметы искусства, идет борьба за недвижимость в исторических центрах, у этого процесса немало заинтересованных наблюдателей. Музеи, как правило, занимают здания-памятники в центре города, всегда есть опасения, что их заберут или снесут, чтобы построить на этом месте новые. Речь идет, конечно, не об Эрмитаже, а о сотнях музеев по всей стране.

Наконец, есть еще философский аспект проблемы. Идет борьба за умы юных граждан страны. На кого рассчитан шоу-бизнес, начиная с фильма «Дневной дозор» до «Фабрики звезд»? На самых молодых. У нас хорошая молодежь, но она часто идет по неверному пути, куда ее толкает доходная сфера культуры. Мы тоже работаем для молодых, пытаемся их воспитывать. На это рассчитаны наши школьные, детские, студенческие программы, бесплатное посещение музея. Если у нас отнимут свободу решений и финансовую базу, мы это сражение проиграем. Драться на уровне доходов учреждения культуры не в силах.

Санкт-Петербургские Ведомости

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100