Lifestyle, новости культуры

Приметы пушкинской поры

22:12:07, 24 апреля 2006
Что значит для современного человека история? Что он видит в этой науке, а что не замечает? Для нас всегда были важны яркие события прошлого (их можно анализировать и извлекать из них уроки), биографии выдающихся личностей и культурное наследие (живопись, музыка, литература и т. д.). Меньше внимания мы уделяем повседневной жизни наших предков.
В учебниках сведения о быте того или иного времени обычно даются скупо, в конце параграфа.

Второй том издания «Быт пушкинского Петербурга» вобрал в себя максимум информации о том, как и чем жили петербуржцы первой половины XIX века. Информации интереснейшей и самой разнообразной. Здесь есть заметки о культурной жизни тогдашней столицы (статьи «Музыкальная жизнь», «Общество поощрения художников», «Объединения литературные», «Публичная библиотека»), статистические данные («Население», «Промышленность», «Тюрьмы», «Сословия»), описания светских развлечений и многое другое.

Принято думать, что между нами и людьми XIX столетия лежит пропасть. Изменилось решительно все: политический строй, система образования и даже климатические условия (150 лет назад еще не знали о глобальном потеплении). Но, читая «Быт пушкинского Петербурга», убеждаешься, что эпоха сменяет эпоху, а человек остается все тем же: его интересы, чаяния и привычки не меняются с течением времени.

Откроем для примера статью «Табак, трубки». При Николае I курили не меньше, чем сейчас. И дворяне, и ремесленники, и мастеровые, и извозчики, и прислуга с упоением предавались сомнительному удовольствию. Щеголяли черешневыми и янтарными мундштуками; забывая о мерах предосторожности, ложились спать с трубкой в зубах, из-за чего нередко случались пожары (см. статью «Пожары и пожарное дело»). Сегодняшние сторонники здорового образа жизни с радостью узнают, что в Петербурге времен Пушкина курение на улицах преследовалось законом и было чревато штрафом в размере одного рубля (Николай I сам не курил и слыл яростным противником этого занятия). Курить разрешалось только в трактирных заведениях.

Официальная медицина в те годы еще воздерживалась от выпадов в сторону курильщиков, зато в обществе бытовало немало других модных медицинских тем, которые с интересом обсуждались (как сегодня обсуждается птичий грипп). Самой модной темой тогда была так называемая мнимая смерть. Современники Пушкина очень боялись быть похороненными заживо. Их точку зрения разделяли и врачи: «В книжках и брошюрах, издаваемых под эгидой Медицинского совета для широкой публики, настоятельно рекомендовалось не предавать тело погребению ранее чем через трое суток, независимо от причин смерти».

О популярности темы мнимой смерти можно судить и по литературным произведениям того времени: Пушкин в «Истории села Горюхина» пишет об этом предрассудке с иронией, а его заокеанский коллега Эдгар По в своем рассказе «Заживо погребенные», напротив, предельно серьезен.

Как это обычно бывает, страх перед надуманными проблемами затмевает значимость реальной опасности. К свирепствовавшей в 1830 — 1831 гг. холере люди относились совершенно безалаберно: «Пушкин, как и многие его современники, верил, что «холера не прилипчива», потому что она «находится в воздухе», что она может возникнуть от простуды и что лечат ее «как обычное отравление: молоком и постным маслом».

Разумеется, обсуждения различного рода напастей не мешали петербуржцам того времени наслаждаться жизнью. Ходили в театры, салоны, на вечера; наиболее «продвинутая» часть общества посещала панорамы (представления, где посредством оптических эффектов демонстрировались «обширные виды городов и экзотических стран, звездное небо, великие сражения, ужасающие катастрофы и прочие занимательные для публики предметы»).

В дворянской среде очень популярны были игры, в которых можно было блеснуть остроумием: каламбуры, вопросы и ответы, сочинения акростихов и шарады.

Когда дворяне под утро спешили домой, чтобы выспаться перед предстоящим балом или званым обедом, город заполнялся простыми людьми: дворниками, разносчиками, рабочими, прислугой. Каждое сословие проводило день в соответствии с установленным режимом (статья «Распорядок дня»).

Из «Быта пушкинского Петербурга» можно узнать еще о многом. И о страшных наводнениях, и о моде, и о масонской ложе, и о цензуре. Книга снабжена большим количеством иллюстраций. На них в основном изображены люди, населявшие наш город полтора века назад. Иллюстрации были созданы тогда же.

Персонажи, глядящие на нас с этих картинок, разве что одеждой отличаются от наших современников. Вот стекольщик с рисунка А. О. Орловского. Кажется, он только сейчас вышел на свой промысел, чтобы заработать немного денег. На его лице, как и на лицах современных торговцев, написана забота о грядущем дне. Разве нам не приходилось видеть таких людей? Приходилось. Прошлое гораздо ближе, чем принято думать.

Быт пушкинского Петербурга: Опыт энциклопедического словаря. Л — Я. (руководитель проекта И. С. Чистова). — СПб: Изд-во Ивана Лимбаха, 2005. 416 с., ил. 3000 экз.

Санкт-Петербургские Ведомости

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100