Lifestyle, новости культуры

Эрмитаж обокрала одна семья?

03:37:20, 07 августа 2006
Эрмитаж обокрала одна семья?

Вот за этой скромной дверью прятались безумные богатства.

Похоже, умершая хранительница коллекции боялась, что разоблачат ее мужа и сына

Первые аресты

«Кражу века», которая произошла в Эрмитаже, похоже, совершали по методу «семейного подряда». По версии следствия, пропажа 221 экспоната - дело рук членов одной семьи из трех человек, двое из которых трудились в главном музее России. И именно благодаря им Эрмитаж приобрел дурную славу места, где плохо хранят сокровища. При этом остается непонятным, куда похитители дели вырученные от продажи ценностей деньги: «Комсомолка» выяснила, что жили подозреваемые довольно скромно.

В самом музее, да и в милиции пока от комментариев воздерживаются и никаких подробностей официально не сообщают. В главной сокровищнице страны вообще пригрозили уволить всех, кто будет болтать лишнее. Тем не менее на условиях анонимности музейщики рассказывают все, что знают.

Началось все с того, что в пятницу директор московского антикварного салона «Ортодокс Антик» Галина Ойстрах передала в Росохранкультуры один из потиров, украденных в Эрмитаже. Она объяснила, что на сайте музея, где размещены фотографии пропавших ценностей, она узнала вещь, приобретенную ее салоном в 2004 году. Продавец тогда представился сотрудником Московской патриархии, что, впрочем, не освободило его от необходимости оставить свои паспортные данные. По ним-то милиция и задержала этого человека. По слухам, он уже вовсю рассказывает следователям, как и через кого к нему попал музейный экспонат.

О втором аресте, произошедшем буквально через несколько часов после первого, даже директор Эрмитажа Михаил Пиотровский узнал только от журналистов. Хотя сюрпризом для него это вряд ли стало: задержаны двое подозреваемых - муж и сын хранительницы коллекции серебра Ларисы Завадской. Женщина умерла, когда в Эрмитаже началась ревизия ценностей. По слухам, на ее квартире найдено около сотни квитанций из ломбарда, выписанных на имя супруга Николая. Родные сотрудницы музея уже дают признательные показания и даже сообщили следователям, кому продали еще 70 вещей. По их словам, экспонаты из Эрмитажа они выносили постепенно, начиная с 1998 года.

Муж хранительницы Николай Генрихович Завадский читает историю в Институте физкультуры имени Лесгафта. На сайте, где студенты сообщают о профессорах, берущих взятки, о нем сказано следующее: «Замечательный человек. В нашем вузе выручил множество студентов, не знающих науки истории. Берет за «четверку» 4 сотни, за «пятерку» 5 сотен (проще говоря, 100 рублей экзаменационный бал)».

Хранитель-недоучка?

- Лариса Завадская проработала хранителем коллекции серебра лет восемь, - сообщили нам ее коллеги. - А до этого она трудилась в отделе учета и хранения лет двадцать. Она в свое время училась в аспирантуре, но диссертацию так и не защитила. Специалистом Лариса была не ахти каким, материал знала плохо, зато с документами умела работать отлично. Всю эту бумажную кухню, касающуюся учета, она знала досконально. Жесткая была дама, не очень общительная. Душой нараспашку ее не назовешь. И курила много. Кстати, ее сын Николай тоже работал в учете и хранении. Но незадолго до смерти Ларисы его уволили. Почему - не знаем. Какие-то темные делишки. Говорят, он сейчас в таможне пристроился. И вот еще деталь: все основные кражи происходили именно тогда, когда Завадский-младший работал в Эрмитаже. Стоило ему уволиться, как пропажи сошли на нет. Так что, возможно, это и не Лариса вещи брала. Он ведь мог спокойно приходить к ней в хранилище. Не будет же мать за родным сыном следить. А потом все вскрылось.

Небогатая жизнь

- В перерыве Лариса пила чай вместе со всеми, - рассказал нам работник Отдела русской культуры. - А потом встала, вышла в соседнюю комнату на свое место, села за компьютер и внезапно умерла. У нее тромб оторвался…

Дом, где живут Завадские, престижным назвать сложно: здание постройки 1936 года, «кировка». Перекрытия деревянные, правда, кое-где видны следы ремонта - похоже, недавно здесь меняли водопроводные трубы.

- Дом так себе, но район престижный, - сообщил нам риэлтер, недавно завершивший сделку по продаже соседней с Завадскими квартиры. - Много деревьев, рядом парки, а из окон вид на воду. Квадратный метр здесь стоит 2-2,5 тысячи долларов.

- Лариса Алексеевна была очень приличным человеком, - рассказала соседка снизу. - И ее муж Николай Генрихович тоже. В то, что они украли все эти вещи их Эрмитажа, я не верю. Ну сами подумайте: люди, которые воруют на огромные суммы, в таких квартирах жить не станут.

- Николай Генрихович о жене заботился, - вспоминает соседка Алла, прогуливавшаяся во дворе с собакой. - Богатым я его назвать не могу, он скромно одевался и ходил всегда пешком. Сын их вроде на машине ездит. Дорогая машина, черная, большая. Я в марках не разбираюсь, но, кажется, это «мерседес». Кстати, сын месяц назад женился. Нет, свадьба шикарной не была. Скромно отпраздновали.

Окна Завадских были распахнуты настежь. Так что с улицы хорошо было видно, что внутри сделан неплохой ремонт. Рамы, правда, деревянные, а не современные стеклопакеты, но, похоже, новенькие.

Где искать краденое?

Если на квартире Завадских найдены 100 квитанций из ломбарда, то, спрашивается, где остальные 120 вещей? О семидесяти якобы родные хранительницы уже рассказали следствию, но остается еще 50 предметов.

- Лариса Алексеевна одно время очень уж зачастила в Финляндию, - поведали нам в Эрмитаже. - Раньше за ней такого не наблюдалось. Но потом вдруг ездить туда перестала…

Так что, возможно, некоторые ценности могли быть вывезены в соседнюю страну. Этому могли способствовать и связи сына на таможне. А из Суоми вещи могли уже растечься по всей Европе: границы между членами Евросоюза не охраняются. Если в самолетах багаж еще просвечивают на предмет обнаружения бомбы, то на автомобиле или пароме можно вывезти что угодно.

Как правило, музейщики знают имена всех крупных коллекционеров и в России, и за рубежом. Тем более что эмали всерьез собирают вообще лишь три человека в мире, и все они живут в США: Малколм Форбс, сын основателя знаменитого делового журнала, Билл Ларссон и наследники известного «друга СССР» Армана Хаммера. Их агенты трудятся по всему миру, разыскивая для хозяев всевозможные ценности. Не исключено, что в Финляндии и устраивались сделки.

Впрочем, если у похитителей был заказчик, то какой смысл сдавать часть вещей в ломбард, где за них платят буквально копейки?

- Скорее всего, это были вещи, которые не приглянулись коллекционерам, - выдвинули версию сотрудники Эрмитажа. - Вот их, чтоб добро не пропало, и сдали в ломбард.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

Инфаркты еще будут?

Росохранкультура, проводящая экстренную проверку учета и инвентаризации экспонатов, опубликовала первые результаты.

- Нами сегодня подведены итоги первичной проверки в Эрмитаже, - сообщил глава ведомства Борис Боярсков. - Для себя мы делаем однозначный вывод, что с обеспечением сохранности в этом ведущем музее страны не все так благополучно, как хотелось бы.

Так что, по всей видимости, проверки вскроют еще не одну недостачу. Между тем никакого усиления охраны в музее не произошло: милиционеры как скучали на выходе, не обращая внимание на сигналы металлоискателя, так и скучают.

Александр ГОРЕЛИК
gorelik@kppublish.ru

Комсомольская Правда - СПб

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100