Lifestyle, новости культуры

Петербургский эксперт аукциона Christie’s: Я держал в руках 5 похищенных экспонатов

21:07:02, 08 августа 2006
Петербургский эксперт аукциона
Christie’s: Я держал в руках 5
похищенных экспонатов

Замначальника Росохранкультуры Анатолий Вилков демонстрирует икону Серафима Саровского.

- Если бы Эрмитаж сделал каталог и фото своей коллекции, то похищенные экспонаты можно было бы с легкостью вернуть, - утверждает эксперт по оценке художественных ценностей Министерства культуры и массовых коммуникаций России, эксперт аукциона Christie’s Валентин СКУРЛОВ. - Я считаю, что это просто саботаж со стороны музея. Если частная коллекция - понятна секретность. Но это ведь государственное имущество!

Валентин Васильевич листает список украденных ценностей и делает пометки: вот эту обезьянку ему приносили осенью 2002 года на экспертизу. В списке она идет под номером 168. Сама обезьянка из камня, а передничек и половник - серебряные.

- Я тогда сказал, что это не Фаберже, и не стал давать экспертную оценку. Потому что подельщики стремятся получить отрицательную экспертизу - там перечислены все признаки подделки. И в будущем они их учитывают. Это обезьянка - подделка, очень качественно сделанная фирмой Михаила Монастырского в 1980-х годах. Клеймо у нее не такое, как у подлинного Фаберже. Спустя некоторое время у меня включилась память - где-то я ее видел. Открыл книгу «Выставка в Америке» - и точно, вот она! Две таких обезьянки после суда над Монастырским были переданы в Эрмитаж и Петергофский музей. Я подумал, что петергофскую фигурку мне и привозили. Ну, ради проверки.

Еще одного поддельного Фаберже Валентин Скурлов оценивал в том же 2002 году в Польше в антикварном магазине. Ему показали дворника из драгоценных камней, за которого выложили 25 тысяч долларов. Эксперт дал заключение - подделка.

- Настоящий находится в Америке и стоит миллион долларов. Но копии тоже представляют ценность.

Теперь историк ювелирного искусства думает, что тот польский дворник и есть пункт 181 из списка похищенного в Эрмитаже.

А в 2005 году он писал экспертное заключение на складень, один в один похожий на тот, что значится среди украденных вещей под номером 101. Резной триптих из кипарисового дерева в окладе из серебра с клеймом «П. Овчинников».

- Если бы был электронный каталог коллекции Эрмитажа, где содержались бы полные данные: фото, вес, описание, размер - то я бы среагировал на эти вещи. Память у всех, кто работает с антиквариатом, фотографическая. В таком случае, если б мне принесли раритеты из каталога музея, - сразу бы вызвал милицию. Это мой гражданский долг. Но от Эрмитажа информацию страшно тяжело получить.

Еще одну из пропавших ценностей Валентин Скурлов оценивал 20 июня этого года. Это серебряный портсигар, украшенный белой эмалью, с золотой обводкой. Он очень похож на сигаретницу под номером 131 из списка. То же сбитое клеймо, та же сапфировая синяя пуговичка, и вес - 158,65 грамма.

- Как я мог предположить, что вещь украдена, если ее изображения нигде нет?! Конечно, помогают книги, которые издает Эрмитаж. Например, вот эти часы-подвеска «Божья коровка» вошли в издание 1987 года «Русская эмаль». Они тоже значатся среди похищенного. Если мне принесут эти часы, я их сразу узнаю. Но в альбомы вошла меньшая часть коллекции.

Судьба эмалевого портсигара сложилась хорошо. Его не успели вывезти, и салон передал ценность обратно в Эрмитаж. Конечно, для антикваров это убытки, но репутация стоит дороже.

Еще одно правило, которое, по мнению эксперта, помогло бы избежать повторения истории с кражей - досмотр сотрудников.

- Я прочитал, что Пиотровский считает полицейскими мерами металлоискатели для персонала. Но позвольте, я 14 лет проработал в НИИ ювелирной промышленности, там нас заставляли и переодеваться, приходя на работу, и просвечивали. Это не должно обижать людей, имеющих отношение к обороту драгметаллов. Это просто норма, иначе все бы растащили. Никого же не унижает контроль в самолетах и супермаркетах. А здесь речь идет совсем о других суммах!

КСТАТИ

Кроме технического контроля за сотрудниками, Валентин Скурлов считает необходимым учитывать и так называемый человеческий фактор. Он уверен, что хранительницу Ларису Завадскую ни в коем случае нельзя было ставить ответственной за ценности.

- Ну нельзя переводить на должность хранителя фондов человека, который до этого 13 лет проработал в системе учета! Он же знает все плюсы и минусы этой системы. Знает, как ее обойти, так чтобы никакой контроль ничего не заметил. Впрочем, у нас в стране всегда оставляли лазейки для воров. Стоит вспомнить 20-е годы, когда из гохрана выносили под шинелями по 5 кило золотых украшений. Просто горстями брали кольца, подвески и тащили. Но тогда 18 человек были расстреляны.

РЕПЛИКА ПО ПОВОДУ

Во всей этой истории удивляет позиция Эрмитажа. Шесть лет из его фонда выносились уникальные экспонаты. Коллекционеры два года демонстрировали их широкой публике, а искусствоведы Эрмитажа ни сном ни духом. Честно говоря, директор известнейшего в мире музея напоминает нерадивого командира, чей боец дезертировал и уже неделю дома пьет чай в обнимку с автоматом. А генерал уверен, что солдат отыщется сам собой.

Последняя инвентаризация в Эрмитаже была в 1993 году. Следующую, по словам руководителя Росохранкульта Бориса Боярскова, сотрудники музея обещают завершить к 2014 году. Но как они собираются описать 2 000 800 предметов за семь лет, если с 1999 года им удалось инвентаризировать только 153 000? И сколько ценностей перейдут в разряд пропавших к 2014 году? Директор Эрмитажа Михаил Пиотровский получил четвертый выговор за утерю экспонатов. Но поможет ли это сохранности фондов? Вряд ли. Первые три выговора ведь не помогли...

Икону вернул в музей московский антиквар.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

Украденные сокровища открыто выставлялись в Москве

Вчера заместитель начальника Росохранкультуры Анатолий Вилков положил на стол перед журналистами нательную икону с изображением Серафима Саровского - еще один шедевр, украденный из знаменитого питерского музея. Целых два года икона услаждала взгляд не сотен тысяч посетителей Эрмитажа, а одного коллекционера (имя следствие не разглашает). Именно он помог милиции выйти на след питерского арт-дилера, у которого и приобрел музейный экспонат. Впрочем, по словам коллекционера, он даже не мог предположить, что покупает краденое. И, как только опознал свое сокровище в списке пропавших ценностей, принял решение - вернуть обратно. Причем безвозмездно (покупка иконы обошлась в десятки тысяч долларов). Теперь антиквар - свидетель по делу кражи.

Сегодня музей получил назад уже два экспоната - икону Саровского и чашу-потир (о потире «КП» писала в субботу, 5 августа). Самое удивительное - оба шедевра прикладного искусства после кражи вовсе не были спрятаны за семью печатями. Напротив, прошлой осенью и потиром и иконой могли любоваться... посетители Антикварного салона в Центральном доме художника (ЦДХ) Москвы. Неужели никто из посетителей или организаторов выставки не опознал знаменитые шедевры?

- Перед выставкой в ЦДХ все экспонаты милиция сверила с каталогами похищенного из различных музеев, - рассказал директор ЦДХ и Международной конфедерации антикваров и арт-дилеров Василий БЫЧКОВ. - Но тогда и потир и икона в списке ворованных ценностей еще не значились.

Мария РУДЫХ
mashar@kppublish.ru

Комсомольская Правда - СПб

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100