Lifestyle, новости культуры

Черный параллелепипед

00:07:09, 19 ноября 2007
Черный параллелепипед

Тихий Астрономический музей Пулковской обсерватории, любимый мною, видимо, приходит в себя после шока: поговаривают, полтысячи любителей современного искусства нагрянули в Обсерваторию в день открытия инсталляции «Ваня, иди домой!» Ивана Говоркова и Елены Губановой в рамках акции ПРО АРТЕ «Современное искусство в традиционном музее»; в ней же участвовал, судя по релизу, и Музей космонавтики и ракетной техники. Эти две институции, кажется, нынче сигналов не подали (или их не приняли).

А вот Центральный музей связи имени Попова, хоть и с небольшим опозданием, устроил сложносоставную композицию, которую так и назвали – «Эра космоса». Композиция состоит из очень простых и в большинстве своем понятных экспонатов, документальных и, простите, художественных, совокупность которых «новой вселенной» не становится.

Сначала предлагается увидеть 15 эскизов изданных и не изданных знаков почтовой оплаты. Некоторые вышли в открытый космос (то есть, в свет), а некоторые нет. Вот одна из причин: «Эскиз отклонен руководством в связи с потерей связи с межпланетной станцией». Речь о неизданной почтовой марке с изображением памятной медали, посвященной запуску автоматической межпланетной станции «Венера-1» (12.02.1961). Перечитайте предыдущие две фразы. Уже и медаль была сделана, и марку с ней нарисовали. А «Венера-1» трагически замолчала... Замечательный раздел экспозиции из коллекции музея. Жаль, что маленький.

Затем в соответствии с планом нужно разглядывать семь листов графики художника-космиста члена группы «Амаравелла» Виктора Черноволенко (1900 – 1972). Это свидетельства из тридцатых годов, принадлежат Институту-музею семьи Рерихов в Петербурге. Требуют к себе уважения, очевидно. Удовольствия обывателю, судя по реакции публики вернисажа, не доставляют.

За желтоватыми листами с карандашным космизмом следует живопись. «Сварка в космосе». Автор – дважды Герой Советского Союза летчик-космонавт Владимир Джанибеков. Картина хороша уверенностью художника в том, что человек (или космонавт?) велик – он больше Земли, точно. Я иронизирую, однако полотно действительно впечатляет. И, главное, Джанибеков однозначно имеет право на такую точку зрения. Ибо он действительно видел Землю так, как никогда не увидит большинство из нас.

А затем идет самый большой раздел выставки. Живопись, графика, скульптура, фотография, видеоинсталляция, объекты – от группы товарищей, которых принято считать лучшими современными художниками Петербурга. Не буду их называть, поскольку перечисление долго, а восхититься, увы, некем.

Во-первых, многие работы уже видены. Во-вторых, даже новые – какие-то прежние по духу. В-третьих, рядом с тем самым блестящим шариком с усиками (его министр Рейман подарил; выставлена, разумеется, «точная копия») и спутником с огромными крыльями чего-то улавливателей, рядом с концами кабелей связи, расщепляющимися на сотню разноцветных проводков так, что делаются похожи на кисточки художника-великана, рядом с иными подлинными красивыми и мощными вещами, «соображения» наших художников вдруг кажутся мелкими во всех смыслах. Оказалось, это опасное для художников соседство. Между ними и реальными предметами возникает то, что пренебрежительно-огорченно-жалобно констатируется как плохая связь.

Да и более или менее длинные пояснительные тексты на табличках (куда ж без них в современном искусстве), отправляя зрителя в разные стороны человеческого космоса, от Авраама до милитаризма и кастрюльки, дают ему с собой в дорогу слишком сухой паек. Ума палата, и даже эдакое специальное художническое остроумие присутствует в нескольких работах, а ничто, ничто не будит воображения.

И в этом смысле действительно логически завершают экспозицию «Фрагменты планшетной выставки «Космическая связь 1970-х годов» из фондов Центрального музея связи имени А. С. Попова». Называется пышно, а выглядит заштатными четырьмя плакатами «на космическую тему». Которые могли висеть в любом районном доме культуры в ту пору, когда вдохновлялись завоеванием космоса, а не глянцем, когда слова «дизайн» не было в обиходе.

Не случайно и то, что самым интригующим, просто завораживающим объектом в огромном гулком «первом» атриуме музея стала черная, блестящая, слегка отражающая плита, лежащая на полу. Без таблички. Просвещенная публика вернисажа – сами художники, видные искусствоведы, сочувствующие – останавливались и робко так или деланно-равнодушно пытались заглянуть в глубину черноты.

Совершенно очевидно – вспоминали фантастический черный параллелепипед из кубриковского шедевра «Космическая одиссея-2001».

Санкт-Петербургские Ведомости

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100