Lifestyle, новости культуры

На русском языке издан мировой бестселлер «Бегущий за ветром»

15:21:16, 26 ноября 2007
На русском языке издан мировой бестселлер «Бегущий за ветром»

ХАЛЕД ХОССЕЙНИ

БЕГУЩИЙ ЗА ВЕТРОМ

ФАНТОМ ПРЕСС
перевод Сергея Соколова

«Бегущий за ветром» с момента издания (в 2005 г.) по сегодняшний день удерживается в первой десятке бестселлеров США и Европы. На протяжении 105 недель занимал высшую позицию в рейтинге New York Times. Права проданы уже в 53 стран мира. Общий тираж – свыше 10 млн.экз.


Ошеломляющий дебютный роман, который называют главным романом нового века, а его автора – живым классиком. «Бегущий за ветром» – это поразительная по силе воздействия на читателя история о детстве, дружбе, предательстве, чувстве вины и ее искуплении.
Амира и Хасана разделяла пропасть. Один принадлежал к местной аристократии, другой – к презираемому меньшинству. У одного отец был красив и важен, у другого – хром и жалок. Один был запойным читателем, другой – неграмотным. У Хасана была заячья губа, уродливые же шрамы Амира были скрыты глубоко внутри. Но не было людей ближе, чем эти два мальчика.
Их история разворачивается на фоне кабульской идиллии, которая вскоре сменится грозными бурями, что разрушат Афганистан. Мальчики - словно два бумажных змея, которые подхватила эта буря и разметала в разные стороны. У каждого своя судьба, у каждого своя трагедия, но они по-прежнему, как и в детстве, связаны прочнейшими узами.
«Бегущий за ветром» – проникновенная, пробирающая до самого сердца, история о дружбе и верности, о хрупких отношениях, связывающих отцов и детей, богов и людей, мужчин и их страны. Роман стал одним из самых ярких явлений в американской и мировой литературе последних лет. Книга очень нежная, тонкая, ироничная и по-хорошему сентиментальная, она напоминает живописное полотно, которое можно разглядывать бесконечно.
Название книги отсылает к традиционной забаве афганских мальчишек – сражения бумажных змеев. Победить соперников и остаться в одиночестве, парить в бездонном синем небе – настоящее детское счастье. Ты бежишь за своим змеем и ветром, как бежишь за своей судьбой, пытаясь поймать ее. Но поймает она тебя.

Отзывы о книге:
Удивительная книга… Это одна из тех незабываемых историй, которые остаются с вами на многие годы. Все большие темы литературы и жизни соткали ткань этого экстраординарного романа: любовь, гордость, чувство вины, искупление… Роман настолько мощный, что очень долго все, что я читала позже, казалось мне пресным и невыразительным. ИЗАБЕЛЬ АЛЬЕНДЕ

Прекрасный роман… несомненно, одна из лучших книг последних лет. Рвущая сердце история о необыкновенной дружбе.
The Denver Post

Блестящий дебют… История о дружбе двух афганских мальчишек и их трагических судьбах. Этот традиционный по форме роман просто сметает читателя.
San Francisco Chronicle

Изумительные, захватывающие дух сюжетные повороты убедительно представляют личные судьбы на фоне политических событий… Редко встретишь книгу, настолько своевременную и написанную на таком высоком литературном уровне.
Publishers Weekly

Личный мотив – тесная дружба Амира и сына его слуги Хасана – является тем стержнем, на котором держится книга. Хрупкость отношений мальчиков, вместе запускающих воздушных змеев, проявляется вполне, когда вся их прежняя жизнь рушится. Хоссейни изображает жизнь дореволюционного Афганистана с мягким юмором и в то же время не скрывая трений между различными народностями страны… Какие яркие образы – инвалид, продающий свой протез, чтобы накормить детей; виновные в супружеской измене, побиваемые камнями в перерыве футбольного матча; маленький мальчик, танцующий на потребу насильникам подобно обезьянке шарманщика!
The New York Times

Книга, собственно, не раскрывает политических вопросов, она скорее повествует о жизни в некогда прекрасной стране, ныне разодранной на части многолетней гражданской войной. Через сюжет и образы Хоссейни показывает, какие испытания выпали на долю его любимой родины.
San Antonio Express-News

Выдающийся роман об отчаянной борьбе самых обычных людей на крутом повороте истории.
People

 Сильная вещь… никаких наворотов, никакой литературщины, скупая жесткая проза… Темы семьи и дружбы, предательства и спасения поданы ясно и просто, хотя некоторые сцены кажутся литературно необработанными и читать их тяжело… Видно, что Хоссейни любит свою страну и ненавидит ее теперешнее обличье. Автор пользуется простыми мазками, его роман стоит ближе к «Тысяче журавлей» Кавабаты нежели к «Трилогии» Нагиба Мафуза. Особенно удаются Хоссейни сцены отчаяния и душевных мук.
The Washington Post Book World

Талант рассказчика и уважение к литературным традициям проявляются в равной мере… у автора масса достоинств… о любви, политике и социальных противоречиях Хоссейни повествует просто, достойно и необычайно увлекательно.
The Cleveland Plain Dealer

Хоссейни демонстрирует, как следует писать (просто и изысканно), чтобы читатель увлеченно переворачивал страницу за страницей.
The Philadelphia Inquirer

Автор дает осознать масштаб бедствий, обрушившихся на страну, о которой до одиннадцатого сентября мало у кого было сложившееся представление. И несмотря на целый ряд печальных эпизодов, конец романа внушает оптимизм относительно будущего Афганистана, оптимизм, который готов разделить весь мир.
BookPage

Хоссейни способен вызывать нежность и ужас, представлять сладкие калифорнийские мечты и кабульские кошмары. Поразительная притча.
Globe and Mail

Мастерски рассказанная история об Афганистане, незнакомом большинству американцев, и о сторонах человеческой души, о которых обычно не говорят.
Contra Costa Times

Настоящее открытие: яркий литературный дебют афганца, ныне живущего в США. На фоне трагических событий недавнего прошлого развивается тема предательства и искупления. Обжигающее зрелище борьбы за собственное достоинство и спасение души. В самую точку.
Kirkus Reviews

Срез жизни афганцев на протяжении четверти века. Герои Хоссейни Амир и его отец, перипетии их отношений, дружба Амира и Хасана представлены с немалым литературным талантом. Хоссейни, ныне врач из Калифорнии, пожалуй, единственный афганец, пишущий на английском. Горячо рекомендуем его первый роман.
Library Journal


Халед Хоссейни родился в 1965 году в Кабуле, в семье афганского дипломата. В 1980-м его семья получила право на политическое убежище в Соединенных Штатах, где он поступил на медицинский факультет. Дебютный роман «Бегущий за ветром» был тепло встречен критикой и читателями. Уже несколько лет он является одной из самых читаемых книг в мире. Книга Халеда Хоссейни стала одной из самых больших сенсаций нового века. Продана в
Жюри литературной премии «Свидетель мира», ежегодно вручаемой Радио Франции, в 2005 году удостоило Халеда Хоссейни звания лауреата.
В ноябре 2007 года состоится мировая премьера фильма «Бегущий за ветром», снятого по роману Халеда Хоссейни (внимание, уважаемые коллеги! Еще несколько дней назад так все и было. Но премьера отложена до декабря: к этому времени продюсеры рассчитывают вывезти из Афганистана мальчиков, исполнителей главных ролей, поскольку, по их мнению, оставаться в стране юным актерам сейчас небезопасно http://www.zaneslo.ru/article/941.html) На апрель анонсирована российская премьера. В 2007 году Халед Хоссейни опубликовал свой второй роман – «Тысяча сияющих солнц», – который тотчас стал самой популярной книгой в книжных магазинах всех англоязычных стран.

Халед Хоссейни о своем романе

Амир сам скажет вам, что он не является ни самым благородным, ни самым храбрым мужчиной. Но три года назад он совершил благородный и храбрый поступок. Он вернулся в талибанский Афганистан после 20 лет отсутствия, чтобы искупить свой детский грех предательства. Он вернулся, чтобы спасти ребенка, которого никогда не видел, и тем самым спасти себя от собственного проклятия. Путешествие это едва не стоило ему жизни. И всему виной я. Ведь в конце концов, это я создал Амира, который является главным героем моего романа «Бегущий за ветром». 
В 2003 году, когда моя книга ушла в печать, я повторил путешествие моего героя, сев в «Боинг-727» рейсом на Кабул. Как и Амир, я не был там очень много лет, целых 27 лет, мне было 11, когда я покинул Афганистан. И теперь я возвращался туда 37-летним врачом, живущим в Северной Калифорнии, писателем, мужем и отцом двух детей. Я пристально смотрел в иллюминатор, надеясь, что в прорехах между облаками увижу Кабул. И когда это случилось, я словно слился со своей книгой и своим героем, Я стал Амиром. Я вдруг ощутил родство с древней землей, которая виднелась далеко внизу. Это очень удивило меня. Я ведь и думать о ней забыл. Но, выходит, дело обстояло иначе. И Афганистан тоже не забыл меня. Бытует мнение, что человек пишет о том, что он испытал. Я же собирался испытать то, что написал.
Мое двухнедельное пребывание в Кабуле окрасилось совершенно ирреальными оттенками, ибо каждый день я видел те места и те предметы, которые я уже видел – глазами Амира, в своем воображении. Но так же, как и Амир, я чувствовал себя туристом на собственной родине. Мы оба слишком долго не были здесь, мы не участвовали в двух войнах, бушевавших здесь, мы не страдали с остальными афганцами. Я писал о чувстве вины Амира. Теперь я и сам испытал то же самое.
Граница между воспоминаниями Амира и моими собственными стерлась. На страницах книги Амир переживал мои воспоминания, а теперь я переживал его. Я помнил красивую улицу Джадех, а теперь здесь лежали руины, груды щебня, остатки стен в выбоинах от пуль, за которыми нищие нашли себе пристанище. Я помнил, как отец покупал мне на этой улице мороженое. И я помнил, как Амир и его верный друг Хасан покупали на этой же улицы бумажных змеев – у слепого старика по имени Сайфо. Я посидел на осыпающихся ступенях «Кинопарка», где мы с братом частенько смотрели советские фильмы, и где Амир с Хасаном  смотрели свое любимое кино «Великолепная семерка» – не менее 13 раз. Вместе с Амиром я заглянул в дымные, тесные кебабные, куда водили нас наши отцы и где все так же, спустя столько лет, у открытого огня сидели по-турецки  мужчины, исходя потом и раздувая угли под вертелами с шипящими кебабами. Вместе с Амиром мы пристально вглядывались в синее небо над садами Бабура, правившего в 16-м веке, и ловили глазами бумажного змея, плывущего высоко-высоко над городом. Я смотрел в небо и думал о том солнечном зимнем дне в 1975-м, когда 12-летний Амир сделал выбор и предал Хасана, который боготворил его. Этот день будет преследовать его всю жизнь. А сделай он иной выбор, то остался бы в Афганистане и с талибами.
Я сидел на трибуне стадиона «Гази» и наблюдал за новогодней процессией, в которой участвовали тысячи афганцев. Я смотрел на них и вдел своего отца и себя, играющих в бузкаши, а еще я видел Амира, который был свидетелем талибской расправы над двумя любовниками – вон там, у стойки южных ворот, где сейчас группа молодых людей в традиционной одежде танцует танец атан.
Но особенно вымысел и правда слились воедино, когда я отыскал наш старый дом в районе Вазик Акбар, дом, в котором я вырос, так же, как и Амир вырос в соседнем доме. Мне потребовалось три дня поисков, адреса я не помнил, а все вокруг изменилось до неузнаваемости. Но я искал и искал, пока не наткнулся на знакомую арку.
Я вошел в дом, и солдаты, обитавшие там теперь, оказались настолько любезны, что позволили мне мой ностальгический тур. И я увидел, что краска на моем доме, как и на доме Амира, облезла, трава пожухла, деревьев во дворике больше не было, а стена, ограждавшая двор, почти обрушилась. Как и Амира, меня поразило, каким же маленьким оказался мой дом по сравнению с тем, что жил в моей памяти.  И – клянусь! – когда я вышел за ворота, то увидел на асфальте то самое гудронное пятно в виде кляксы Роршаха, которое увидел и Амир в книге. Я попрощался с солдатами и пошел прочь, и во мне росло чувство, что если бы я не написал «Бегущего за ветром», то моя встреча с отчим домом потрясла бы меня гораздо сильнее. Ведь я уже пережил ее – в книге. Я стоял рядом с Амиром в воротах дома его отца, с которым расправились безжалостные талибы, и вместе с ним переживал потерю. Я видел, как он положил руки на ржавые штыри ограды, и мы вместе вглядывались в просевшую крышу и раскрошившееся крыльцо.
Вы скажите, что вымысел украл жизнь – что ж, так оно, наверное, и есть.

Издательский Дом "Фантом Пресс"

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100