Lifestyle, новости культуры

Интервью с автором Александром Кудрявцевым участником Книжного Салона 2008

13:12:20, 15 апреля 2008
Интервью с  автором Александром Кудрявцевым участником Книжного Салона 2008

Не скинхед и не футбольный фанат, не карьерист и не лузер – это из аннотации. Кто вы на самом деле?

Здесь хотелось бы процитировать строчку из стихотворения о Тиле Уленшпигеле: «Я человек, вот мой гражданский титул».

Когда начали писать и почему? Кто были первыми читателями ваших произведений? Какие рецензии получали от них?

Первый рассказ был написан в начальных классах, назывался «Шапка». Автор перенес на бумагу свои переживания о реальном случае из жизни: после принятия в Октябрята, автор пошел с классом в кино, потерял шапку, а потом ее благополучно нашел. Потом с реализмом было покончено, и после знакомства с творчеством Герберта Уэллса начался период фантастических произведений, с кошмарными кошмарами и героическими героями. Однажды в школе тетрадка с красочно иллюстрированными рассказами была украдена неизвестным. Так и не нашел. Но любовь к толстым тетрадкам в клеточку осталась навеки. Первые читатели – традиционно, мама, бабушка и младшая сестра, я им торжественно читал вслух свои новинки. Потом выслал один из рассказов в московскую гуманитарную студию-лабораторию «Начало», на конкурс – меня приняли, обучался там заочно несколько лет. Читали и в школе, знакомые и друзья. Хвалили и критиковали. Помнится, в пионерлагере пересказывал пацанам ночью в качестве страшных историй кое-какие тексты, а они не верили, что это мое, но я и не настаивал. Потом, в классе 9, творческая энергия была переключена на создание своего музколлектива, тексты прекратились, начал песни сочинять – с крайне серьезным асоциальным подтекстом, разумеется.

Что стало поводом к написанию книги «Не бойся никогда»?

Так как это очень серьезный вопрос, придется ответить серьезно. У меня было время – такое у всех рано или поздно случается – когда необходима поддержка со стороны. Маяк в дороге, батарейка в спине, дружеский пинок под зад. Ты зашел в тупик, из которого необходимо выбираться, но выть родным и друзьям о помощи нельзя – некрасиво. Я отправился в книжный магазин, чтобы посоветоваться со старшими, обсудить общие насущные проблемы  – и ничего в тот момент там для себя не обнаружил. Нельзя все время перечитывать классиков, жизнь кипит новыми конфликтами, пусть и с традиционной подоплекой. А товарищей, которые пытаются творчески осмыслить происходящее вокруг в книгах и фильмах, до сих пор не очень много. Поэтому чуть позже и возникла идея написания текста. Книжка-батарейка для тех, кто в пути. Или кому по пути со мной. Ну, и конечно, хотелось сохранить для себя и друзей некоторые истории, которые имеют обыкновение забываться. 

Кому вы ее посвящаете?

Моей стремительно увеличивающейся семье.

Как вы думаете, в каком возрасте уже можно приступать к написанию мемуаров? Чтобы это выглядело логично, было уместно и интересно в конце концов… Разве в 28 лет уже есть чем поделиться с читателями?

Мой текст – не мемуары. Как и любой начинающий автор, я, естественно, поделился со своим персонажем частью биографии – но есть в тексте и выдуманные или позаимствованные истории, и выдуманные герои. Обращу ваше внимание еще на одно: первые две части мой сквозной герой – просто наблюдатель. Так что свой текст я не считаю ни благостными вспоминаниями себя, ни поучением потомкам, а, простите за выражение, – попыткой актуального диалога с современником. Книги – это, прежде всего, круг общения.

А к мемуарам лучше всего приступать, наверное, лет в 59. По Аристотелю, это самое время созревания человечьей души.

Как происходила работа над книгой? Сколько времени ушло на работу над ней?

Практически вся книга творилась в ощущении свободного полета. Многие главы я писал под определенные саундтреки. Однажды мой коллега Евгений Коган принес на работу в редакцию информагентства диск с григорианскими песнопениями – а я тогда вел криминальную рубрику, и весь день писал о трупах и происшествиях под трансцендентальный монашеский  хор. Очень философически получилось. Понравилось. Взял работу под саундтреки на вооружение. Так что, пользуясь случаем, хотел бы передать в ноосферу приветы ностальгическим ВИА «Сектор Газа», «Доктору Албану» и «Кар-мэн» (первая, «провинциальная» часть книги),  Пи Джей Харви, Нику Кейву и «Нирване» (вторая «университетская» часть) и сердитым исполнителям тяжелой музыки (третья «лесная» часть). В общей сложности на три части ушло около года, честно говоря, не считал. 

Вы переписывали какие-нибудь главы? Подвергалась ли книга цензуре? Чьей? Какие сцены, эпизоды, героев вы намеренно не включили (или в итоге убрали)

Главы я переписывал, когда был ими недоволен, цензуре не подвергался, всех героев, которых я хотел включить, включил.

В каком молодежном движении (субкультуре) вы участвовали в юности? С представителями каких направлений молодежной культуры общались, дружили?

Я в юности мечтал стать музыкантом, поэтому и общение было соответствующим. Общался со многими «субкультурщиками», так что выделить кого-то сложно, меня они и до сих пор интересуют. В Интернете некоторые интересные мне авторы собираются на сайте «Неоновая литература».  

Какие комментарии по поводу книги получали во время ее подготовки и от кого?

Самым моим любимым откликом было послание двоюродного брата Сереги: «Читал на одном дыхании. Приеду – получишь по шее». А так комментировали и в реальности, и в виртуальности. Где-то критиковали по делу, где-то – нет. Я, например, доволен, что от земляков в большинстве своем хорошие отзывы пришли – значит, картинка провинции не лубковой получилась.

Помогают ли вам жестокие правила улиц, усвоенные в юности, во взрослой жизни? Как именно?

Я бы не назвал себя уличным бойцом. Поэтому отвечать на вопрос компетенции не имею (смайл).

Вы можете назвать себя писателем? А кем можете?

Не могу. Как известно, назвать – значит ограничить.

Творчество каких авторов вызывает ваше восхищение?

Из отечественных писателей – Чехов Антон Павлович, из поэтов – Гумилев Николай Степанович. Они были последовательны и в своей жизни, и в своих текстах. А вообще, если снова добавить патетики, при подобных вопросах я вспоминаю о Данте, который так восхищался Вергилием, что назначил его своим проводником по Аду. Вот такого проводника среди современников-соотечественников у меня, к сожалению, пока нет – может быть, плохо ищу. Основные претенденты: Виктор Пелевин и Павел Крусанов. Но скорее, это будет французский чех Милан Кундера. Его «Бессмертие» перечитываю ежегодно.

Расскажите, пожалуйста, о себе. Чем вы сейчас занимаетесь?

Я сейчас работаю журналистом-фрилансером, сотрудничаю с несколькими редакциями. Сравнительно недавно состоялась небольшая разминка для мозгов в виде выпуска собственной задумки в виде журнала GAGARIN. Было весело, но недолго – глянец ест очень много средств, так что проект заморожен до лучших времен и начала поисков издателя.

Чем увлекаетесь в свободное время?

Практически все свое время я увлекаюсь своей невестой. Свободного времени немного – это прогулки по Питеру, друзья, книги, музыка, музицирование для своих, планирую возобновить свою боксерскую любительщину. 

Готовы ли общаться со СМИ? На какие темы?

Готов. На любые темы, кроме моей личной жизни.

"Пресс-служба ЭКСМО"

Издательство «Эксмо»

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100