Lifestyle, новости культуры

Фасады решено не золотить

19:02:06, 23 марта 2009

– Ольга Владиславовна, в крупных музеях принято значительную часть заработанных средств вкладывать в ремонт и реставрацию. У вас нет опасений, что из-за кризиса уменьшится поток посетителей и музей лишится этой возможности?

– Пока, по нашей ежедневной статистике, посетителей не меньше, чем обычно. Но это не показатель, надо дождаться последних чисел мая. В это время у нас пик туристического потока.

Конечно, у музея есть собственные доходы, которые он направляет и на реставрацию. Например, в прошлом году их сумма была соизмерима с бюджетным финансированием. Но если планировать большие серьезные работы, на собственные заработки можно рассчитывать только отчасти. В таких случаях должно быть целевое федеральное финансирование.

Мы так и формировали заявку на этот год. Честно скажу, все второстепенное, даже то, что хотелось бы сделать, отсекли.

– Можно догадаться, корректировка вызвана кризисом?

– Совершенно верно. Нашу заявку почти не сократили, но в дальнейшем это вполне может случиться. Пока мы на всех уровнях отстаиваем свой бюджет: обращаемся в Министерство культуры России, к председателю Комитета по культуре Госдумы. Глава администрации Пушкинского района, который входит в организационный комитет по празднованию 300-летия основания Царского Села, обещал поддерживать интересы музея. Надеюсь, что все намеченные объекты мы введем в строй.

– Список объектов внушительный, все интересно. Его трудно корректировать?

– Объектов много, это хорошо. Все знают золотую анфиладу Екатерининского дворца: Тронный зал, Антикамеры. Это анфилада эпохи Елизаветы, ее проектировал Растрелли. Работы в ней мы завершили.

Теперь реставраторы вошли на половину Екатерины. Она существенно отличается от золотой анфилады, потому что ее облик определяла другая хозяйка, другое время, другой архитектор – Чарльз Камерон. На этой половине восемь залов: Арабесковый, Купольный, Китайский, Лионский... Мы не ставим задачу отреставрировать их все к 2010 году. Лионский зал, где вначале были запланированы работы, на время оставляем в покое, не тратим на него деньги. Все силы, средства, возможности бросаем на Арабесковый зал, чтобы его закончить к юбилею.

Зато павильон «Эрмитаж», реставрация которого была в планах на 2011 год, мы посчитали возможным включить в юбилейную программу, хотя понимали, что это тяжелый объект. Павильон закрыт уже лет сорок. Исторически он не отапливается, поэтому и работы там могут идти только в летнее время. Думаю, если сейчас не предпринять рывок в связи с юбилеем, шансы увидеть Эрмитаж отреставрированным у нас появятся не скоро.

Началось с того, что несколько лет назад был получен кредит Международного банка реконструкции и развития (МБРР) на реставрацию Эрмитажной рощи, кухни и канала, окружающего павильон. Думаю, ошибка была в формулировке, по которой выделялись деньги. Как можно привести в порядок канал и рощу, оставив при этом неотреставрированным павильон?

КГИОП и музей предложили Международному банку взять на себя дополнительные затраты и привести в порядок фасады Эрмитажа. После колебаний банк согласился. Была названа сумма сорок миллионов рублей. Сейчас она возросла в несколько раз. У канала оказалось другое русло, пришлось прокладывать канал по исторической конфигурации, которую нашли в процессе археологических изысканий. Во время реставрации выяснилось, что стропильная система павильона сгнила, без ее замены нельзя поменять кровлю, а значит, реставрировать фасады бессмысленно... Все цеплялось одно за другое. Наверное, банк проклял день, когда взялся кредитовать этот памятник в Царском Селе.

Но тем не менее летом за счет банковских средств будут отреставрированы фасады. Музей приведет в порядок площадку вокруг павильона. На деньги федерального бюджета будут сделаны интерьеры. К юбилею планируем работы завершить. Более того, к этому времени мы хотим воссоздать подъемные столы в Эрмитаже. Столы XVIII века – затеи Елизаветы, она их придумала, чтобы изолировать себя от прислуги. Сейчас проходит конкурс на восстановление подъемных механизмов. Надеюсь, если все пойдет так, как задумано, летом столы изготовим.

– Не могу не задать вопрос о золочении фасадов дворца. В качестве эксперимента, помнится, пару лет назад золотили капители колонн парадного крыльца?

– Коллегия Министерства культуры приняла решение: фасады Екатерининского дворца не золотить. Золочение – удовольствие дорогое, но не в этом причина такого решения. Фасады стояли золочеными меньше пятидесяти лет. На взгляд исследователей, их закрасили не потому, что есть красивая легенда – якобы Екатерина ехала в Царское Село, увидела закат, отражающийся в золоте, испугалась, что дворец объят пламенем. В течение нескольких десятилетий XVIII века в сметах фигурирует обновление золота в больших объемах. Россия не Италия, у нас перепады температур случаются до десяти градусов за день, высокая влажность. Золото плохо стоит в нашем климате.

То же самое показал и эксперимент, о котором вы упомянули. Экспериментальное золочение выполнялось на капителях Парадного крыльца со стороны плаца. Покрытия там делались разные и на разной основе. Половина капителей золотилась в мастерской, а половина – на улице. Что-то покрывалось настоящим золотом, где-то применялось искусственное покрытие. Использовались полимерная основа и гипс, как старый, так и новый. Результаты, как видите, разные. Через три месяца на золоте появились трещины и пузыри. Через год дало трещины покрытие последней капители. Она была сделана из полимера – современного материала, на который покрытие наносилось в мастерской.

Очевидно, сегодня нельзя гарантировать какой-либо устойчивости золота на лепном декоре фасада.

– Понятно, почему от проекта отказались. Музей не пытался получить стоимость золота в денежном эквиваленте?

– В стоимости золочения фасадов основную часть занимает не золото, а работа. Чтобы золото держалось, требуется идеальная подготовка поверхности. Коллегия Министерства культуры, на мой взгляд, пришла к разумному выводу: к юбилею Царского Села фасады дворца мы золотить не будем, а начнем их тщательную, качественную научную реставрацию. Уже в процессе предварительного изучения много открытий сделано. Итальянские реставраторы нашли подлинные элементы XVIII века со следами золочения. Таких элементов оказалось больше, чем мы предполагали. Работы на фасадах начнутся в этом году, а завершатся к 2012-му.

– Масштабную реставрацию часто сопровождают открытия. Наверняка их было немало?

– Находки, интересные для реставраторов, случаются часто.

Так, параллельно с другими объектами идет реставрация павильона «Концертный зал». Это павильон, построенный Кваренги для Екатерины II. Пол там украшает вывезенная из Италии в 1784 году каменная мозаика конца II – начала III веков н. э. В павильоне стояли мраморные бюсты – антики итальянской работы. Большая их часть сохранилась.

До начала работ стены зала украшала живопись 1950-х годов – следствие послевоенной реставрации. В одном кабинете под слоем штукатурки реставраторы обнаружили оригинальную живопись конца XVIII века, времени Кваренги. Живопись интересная – цветы, гирлянды... Видимо, после войны стены штукатурили, потом расписали сверху.

Срок сдачи павильона «Концертный зал» – май 2010 года. Не исключено, что там будут проводиться концерты и, разумеется, экскурсии.

– Очень красиво в парке выглядит Турецкая баня. Этот объект завершен?

– Реставрация Турецкой бани не закончена. Завершен первый этап – общестроительные работы, и уже виден хороший результат. Реставрацию этого павильона тоже финансирует Международный банк реконструкции и развития. На его деньги сделана гидроизоляция, укреплен полуостров, на котором стоит павильон «Турецкая баня».

В процессе работ выяснилось, что в аварийном состоянии находился минарет, он отклонялся от оси. Не хотелось его разбирать, но конструкторы настояли. Минарет выложили заново. Восстановили купол с накладным золоченым декором. Павильон засиял.

Очень долго Турецкая баня в парке служила лодочной станцией. Ее стены внутри были закрашены краской. Когда краску сняли, под ней обнаружился искусственный мрамор, следы росписи. Ждут очереди на реставрацию мраморные фонтаны, вывезенные из Турции для Екатерины. Это большие чаши XVI – XVII веков для фонтанов, большие рельефы с надписями турецкой вязью. Архитектор Монигетти использовал мраморы, которые были вывезены из Турции, вмонтировал их в стену, обыграл. Мраморные панели старше Царского Села и Петербурга, они на учете как музейные экспонаты.

Фонтаны будут функционировать, к ним сделана подводка. Живопись, которую нашли на куполах и сводах, отреставрируем за счет федерального бюджета. Проект получается совместным. Музей готовит экспозицию, для нее подбирается восточная мебель из наших фондов. Турецкую баню мы откроем к началу туристического сезона в конце мая. Это сложно, но постараемся.

– Церковь тоже откроете? Недавно с куполов сняли верхний ярус лесов. Кресты засияли.

– Начало работ было вызвано аварийным состоянием обшивки куполов и их декора. Элементы декора – гирлянды из цинка и меди реставрируют, по возможности их оставляют подлинными. Завершена первая очередь работ. Дата их окончания – весна следующего года.

К реставрации интерьеров церкви мы не приступали и пока не собираемся. Это дело многих лет, требуется изучение проекта, исторической иконографии. Живописный плафон церкви изучается уже лет пять. Возникли методические вопросы: можно его дописывать или нет. До наших дней сохранились только фрагменты. Эта работа требует осмысления и кропотливой научной реставрации. К юбилею с этим не следует торопиться.

– Вы считаете, юбилей не повод для спешки?

– Юбилей хорош как повод многое привести в порядок. Раньше достижения старались представить к 1 мая или 7 ноября. Я сама эту традицию всегда осуждала. Но теперь понимаю, в ней есть стимул к рывку, к получению дополнительного финансирования, к реализации всячески отодвигаемых, но нужных проектов.

– Получается, большую часть объектов музей откроет нынешним летом. Что будете делать потом?

– Никогда нельзя сказать, что все сделано и окончательно завершено в таком большом музейном комплексе. На все жизни не хватит.

Время идет, тому, что уже сделано, требуется обновление. Тронный зал открыли после реставрации 30 лет назад, уже кое-где отслоился левкас, требует обновления позолота, реставрируются полы. Когда занимались полами, не было мореного дуба, его пришлось заменить на другую породу дерева. Сейчас нашли мореный дуб. Вставки меняют на оригинальный материал. В результате совсем другое впечатление: рисунок паркета более четкий, графичный, очень красивый.

Еще много работы в парках, причем к Александровскому мы только подступаем. Приведена в порядок часть, примыкающая к Екатерининскому парку и к туристическим маршрутам. До того, что расположено в глубине парка, руки пока не дошли. А там есть интересные объекты. Пока они в том виде, в котором остались после войны. Мы ими будем заниматься после юбилея.

Один пример. На границе Александровского парка напротив Федоровского городка есть Белая башня. Сооружение интересное, в стиле средневекового рыцарского замка. В нишах были установлены статуи рыцарей, они туда вернутся. Значительная часть объекта отреставрирована, работы остановлены из-за недостатка финансирования. Мы обязательно продолжим их после юбилея и завершим за год-два.

Санкт-Петербургские Ведомости

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100