Lifestyle, новости культуры

Интервью Антона Грановского

17:02:21, 31 марта 2010
Интервью Антона Грановского

Антон Грановский.

Как Иван-дурак в Гиблое место ходил

- Как Вам пришла идея написать серию книг о приключениях нашего современника в мире Древней Руси?

- Наши фантасты с удовольствием забрасывают своих героев в эпоху рыцарей, королей, принцесс и драконов. Эта тема очень хорошо разработана, и сказать в ней что-то новое почти невозможно. Описывать в миллионный раз орков, гоблинов и эльфов мне тоже не хотелось. Российская фантастика ими просто наводнена. А вот Древняя Русь – не такая исхоженная тропа, как Средневековая Европа, и на этой тропе дышится вольнее и по сторонам смотреть интереснее. Наши «родные» упыри, волколаки, лешаки и стригои - персонажи гораздо более интересные и зловещие, чем орки и гоблины. А волхвы и вещуньи легко заткнут за пояс напыщенных европейских магов.

- Многие называют ваш проект «Гиблое место» юмористическим или пародийным фэнтези. Это так?

- Я действительно начинал «Гиблое место» как пародию. Но потом увлекся и понял, что отношусь к своему герою Глебу и его приключениям серьезнее, чем ожидал. Мне понравилось играть в Глеба Первохода, и я стал примерять к его приключениям разные жанры. Так серия стала литературным проектом, в котором каждая книга - игра в определенный жанр.
Думаю, такой «двойной» подход идет романам на пользу. Любители пародий найдут в сериале много моментов, пересмеивающих и обыгрывающих расхожие фэнтези-штампы. Любителям литературной игры будет интересно наблюдать, как Глеб Первоход поведет себя внутри вестерна, романа ужасов или детектива.

- Куда бы Вы еще отправили нашего современника и почему?

- Я бы отправил его в девятнадцатый век. Век цилиндров, сюртуков, карет, балов, сумасшедших профессоров, кровожадных потрошителей, галантных вампиров и частных сыщиков, в совершенстве владеющих как дедуктивным методом, так и шестизарядным «кольтом». Побывать в этом мире я никогда не смогу, но я могу в него поиграть и, вероятно, когда-нибудь это сделаю.

- Откуда появилось название «Гиблое место»?

- Из русского фольклора. Место, где пропадают люди, и где водится нечисть – это Гиблое место. Название очень зловещее, и этим оно мне нравится.

- Образ Глеба Орлова – яркого и неординарного журналиста с кого списан? Есть ли у него реальный прототип или это полностью вымышленное лицо?

- Ну, я ведь и сам когда-то был журналистом. Писал статьи-отчёты про путешествия Фёдора Конюхова,  вел репортажи из сахалинских шахт, брал интервью у космонавтов и финалисток конкурсов красоты. Журналист – человек «понахватавшийся», он знает множество странных вещей – как сварить самогонку, как увести деньги в оффшор, как запустить турбину ГЭС. Он всё это знает, потому что он про всё это писал. Знания его неглубоки и беспорядочны, но обширны. Именно эта обширность и беспорядочность знаний помогла моему герою выжить в средневековом обществе и занять в нём прочное и высокое положение. Будь он банковским клерком или, скажем, юристом, плохи были бы его дела.

- Если бы отправляясь в мир Древней Руси, Вам было бы разрешено взять только один предмет, что бы Вы выбрали и почему?

- Ружье. В мире, где всё решает сила, выживает тот, кто хорошо вооружен. Как любит приговаривать мой герой, «у кого ружьё, тот и прав».

- Кому сложнее выжить: жителю Древней Руси в современном мире или нашему человеку в средних веках?

- Житель Древней Руси не прожил бы в современной Москве и часа. Его элементарно сбила бы машина. Но «нашему человеку» в Древней Руси тоже не сахар. Купцы наглеют, бояре интригуют, князь гневается, а тут еще и тёмные твари достают. Что ни день, то Хеллоуин. Но наш герой – парень крепкий, и он выкрутится.

- Какие черты Древней Руси стоило бы принести в наш мир?

- Моя «Древняя Русь» - место весьма условное. Хлынское княжество – это не столько географическо-историческое понятие, сколько территория захватывающей игры.

- В так называемом классическом фэнтези Толкиена существует стандартный набор обитателей: гоблины, эльфы, орки. Какие персонажи живут в мире «Гиблого места»?

- Персонажей очень много, и все они, мягко говоря, неприятные. На старых погостах ютятся упыри. В заброшенных рудниках обитают жуткие волколаки. По чащобе и сёлам рыщут стаи кровожадных оборотней. Стригои – кровососы, но гораздо более страшные, чем западноевропейские вампиры. А в подклетах мёртвого города Кишень-града прячется племя таинственных нелюдей. Вся эта армия нечисти делает Гиблое место смертоносным  и невыносимым для людей.

- Есть ли в книгах персонажи не из мифов и легенд, а созданные Вами? Что нужно для создания оригинального монстра?

- В каждой книге серии читателей ждет встреча с новыми чудовищами. Гиблое место не сидит без дела, оно постоянно пытается расширить свои границы. И, к счастью для меня (и к несчастью для древних русичей) запас сюрпризов у него неисчерпаем.

- «Ходок в места погиблые» - это тот же сталкер?

- Ходок в места погиблые – специалист самого широкого профиля. Он и сталкер, он и траппер, он и стрелок, он и добытчик. Он ходит в Гиблое место за чудом, как Иван-дурак из известной сказки, но делает это из сугубо меркантильных соображений. Впрочем, для многих ходоков Гиблое место – это не только место промысла, но и своего рода Чистилище. А для некоторых – ад.
- В книжных магазинах сейчас уже 4 книги цикла «Гиблое место», в ближайшее время выйдет пятая. Вы сразу задумывали цикл? Или написав первую книгу поняли, что нужно продолжение?
- Я знал, что романов будет несколько. Тема слишком обширная, и первая книга всего лишь вводит читателей во вселенную Гиблого места. Начиная со второй книги я приступил к игре всерьез и развернулся «на полную». Вряд ли я скоро остановлюсь - в голове теснятся истории, которые мне интересно переносить на бумагу. Это хорошо для меня, но плохо для Глеба Первохода, поскольку его возвращение домой, в родной XXI-й век, постоянно откладывается.

- Сколько всего книг планируется в цикле «Гиблое место»?

- Пока в планах 17 книг. Сколько их будет на самом деле – не знаю. Всё будет зависеть от Глеба Первохода и от его взаимоотношений с тёмными тварями.

- С чем Вы связываете успех цикла «Гиблое место»?

- Повествование в моих книгах развивается стремительно, стиль легкий и понятный, сюжет в меру изощрен, но при этом отчетлив и ясен. Мне интересны приключения моего героя, и я стараюсь не заслонять эти приключения громоздким историческим антуражем. Мои герои – это вполне современные люди, хотя живут в 9 веке. В этом смысле, моя Древняя Русь - чистая условность, и речь в романах идет о вполне современных вещах и проблемах. Но главная причина популярности серии у читателей – это, конечно, главный герой. Глеб Первоход меняется от романа к роману. В первой книге он беспомощный чужеземец, во второй – опытный охотник на темных тварей, в третьей – хладнокровный убийца, в пятой – проницательный сыщик. И так далее. Он развивается, меняется, тяготея то к добру, то к злу. Глеба постоянно «штормит» и «заносит», как, в общем, и любого из нас. Мне интересно наблюдать за этими переменами. Надеюсь, и читателям тоже.

- Один из героев серии говорит, что Гиблое место – это вся русская земля. Вы с ним согласны?

- Нет. Этот герой слишком радикален в своих утверждениях. Я не таков.

- На одном Интернет-форуме форуме читатели, обсуждая «Гиблое место», сошлись на том, что с каждой книгой Вы пишите всё интереснее и интереснее. И что вторая книга «на порядок» лучше первой», а четвертая – «намного круче» третьей. Вы согласны с тем, что книги становятся лучше?

- Не знаю. Но если это так, я рад.

- «Гиблое место» – первый Ваш литературный проект?

- Второй. Первым проектом была серия «Детектив полуночи». В той серии я постарался обыграть самые известные киношные архетипы – «психиатрическая клиника», «заговор интеллектуалов», «женщина, потерявшая память», «призраки на полярной станции». Заниматься этим было интересно.

- Это были детективы?

- Скорее, мистические триллеры с научно-фантастическим уклоном. «Гиблое место» - тоже литературная игра, но совсем другого рода.

- «Наш человек в Древней Британии», «наш человек в Древней Руси», наш человек там, наш человек сям… Не слишком ли много сейчас выходит романов на эту тему?

- Ну, это ведь изобретение не нового времени. Ещё в четырнадцатом веке был такой довольно известный автор-фантаст, который описал странствия «нашего человека» в аду и в раю. Имя этого фантаста – Данте Алигьери, а назывался его фэнтези-проект – «Божественная комедия».

- Вернется ли Глеб Первоход домой?

- Я на это надеюсь, но… поживем – увидим.

- Как Вы думаете, почему тема нашего современника в другом времени (особенно в прошлом) сейчас настолько популярна?

- Думаю, всё дело в эпохе, в которую нам довелось жить. Отсутствие внятного проекта развития страны, примат формы над содержанием, дизайна над искусством, безыдейность и отсутствие ясных перспектив – это всё характерные приметы нашего времени. Писатели, пытаясь внести смысл в царство бессмысленности, выдумывают альтернативную историю, меняют исторические события, направляют реку времени в другое русло, и читателя с увлечением подхватывают эту игру.

Кроме того, путешествие в другую эпоху – это самая экстремальная ситуация, какую только можно себе вообразить. Читатель примеряет эту ситуацию на себя. «А что бы я сделал на месте героя»? По сути, чтение книги превращается в ролевую игру, а играть любят все.

Издательство «Эксмо»

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100