Lifestyle, новости культуры

Андрей Логинов: у боевых искусств и литературы много общего

12:42:33, 20 мая 2014
Андрей Логинов: у боевых искусств и литературы много общего

В рамках программы IX Санкт-Петербургского международного книжного салона на Зимнем 25 мая на Зимнем Стадионе (Манежная площадь, 2) пройдет презентация книги стихов Андрея Логинова «Назидание», выпущенного издательством «Симпозиум».

Андрей Логинов — поэт, писатель, руководитель петербургского отделения Международной ассоциации клубов кун-фу «Триада», мастер воинских искусств, путешественник, автор нескольких сборников стихов, романа, новелл, киносценариев и множества статей. Произведения А. Логинова переведены и опубликованы за рубежом на китайском и английском языках.

Накануне презентации сборника автор ответил на несколько вопросов о своей новой книге, о своей жизни и творчестве в целом.

- Что общего у боевых искусств и литературного творчества?
- Это две стороны одного явления, разные грани одного дела. Занятия воинским искусством для меня способ постижения жизни, а литература позволяет мне поделиться теми мыслями, выводами, к которым я прихожу благодаря кунфу.

- Как вы пишете?
- Это абсолютно спонтанный, эмоциональный процесс. Компьютером пользоваться не очень люблю и пишу всегда от руки. Это ни в коем случае не дань великой восточной традиции каллиграфии, хотя я сам много занимался этим высоким искусством и очень его ценю. На меня сильно повлияла японская поэзия с её хокку и танка. Нельзя сказать, что я буквально следую нормам японского стихосложения в том, что касается количества слогов в строке и прочих строгих правил, но я стараюсь уложиться в несколько слов, высказывая какую-то мысль, описывая свои чувства. Этому лаконизму я как раз и учился у японской поэзии.

- Европейская поэзия на вас повлияла?
- Мне очень интересны французские «проклятые поэты»: Рембо, Малларме, Верлен… Близок Бродский, я чувствую, что мы принадлежим одному поколению, хотя он намного старше.

- Несколько лет назад в монастыре Шаолинь вам было присвоено звание монаха-проповедника. При этом в вашей книге много любовной лирики. Нет ли здесь противоречия?
- Нет, посвящение в монахи монастыря было символическим, я не принимал никаких обетов. Кроме того, монах-шаолинец - это воин, который идет своим путем. Им руководят не внешние запреты, а самоорганизация и самодисциплина.

- В одном из ваших стихотворений сказано: кто не считает себя великим, тот проживет свою жизнь безликим. Вы считаете себя великим?
- Безусловно.

- В чем ваше величие?
- В том, как я прохожу свой путь, в том, что у меня есть последователи. Я являюсь президентом Международной ассоциации клубов кунфу «Триада». За 26 лет работы нашей организации мы воспитали тысячи учеников. Многие наши воспитанники если не исповедуют кунфу как образ жизни, то во всяком случае нашли благодаря ему свой путь, выросли порядочными людьми. Я лидер этого движения. Появление и становление кунфу в нашей стране совпало с серьезнейшими переменами в обществе, когда у преступных структур был огромный спрос на мастеров боевых искусств. Но никто из наших ребят не пошел по скользкому пути криминала, никто из них не имел проблем с законом.

- Как вы сами пришли к восточным боевым искусствам?
- Я с шести лет занимался самбо. После включения дзюдо в программу Олимпийских игр многие самбисты стали заниматься и дзюдо, благо техника и правила во многом схожи. С занятий дзюдо и начался мой Путь. Меня поразили униформа, поклоны, поясная система, этикет, ритуалы – во всём этом было свидетельство чего-то духовного, насыщенного глубокими, трудно определимыми вещами. Было очевидно, что это не простая рукопашка. Я достиг определенных успехов в дзюдо, и стал открывать для себя мир карате…. Когда я начал осознавать, что такое воинское искусство, я понял, что корни этого искусства - из Китая. Начал заниматься китайским воинским искусством, открывая для себя новых наставников. Вскоре меня вывели на шаолиньскую традицию. Моим наставником стал мастер Ши Дэ Чэнь.

- Какое музыкальное произведение вы поставили бы эпиграфом к вашему сборнику?
- Густав Малер. Конкретное произведение я назвать не готов, но мне очень близка общая атмосфера его музыки, её глубина и трагизм. К Малеру меня привёл Александр Николаевич Сокуров, с которым мы дружим уже тридцать лет.

- Как вы познакомились?
- Наша дружба началась с творческого сотрудничества. В силу того, что я занимался воинскими искусствами и владею навыками рукопашного боя, я много лет трудился каскадером и постановщиком трюков на «Ленфильме», участвовал в съемках более пятидесяти картин. Сокуров приезжает на наши соревнования и показательные выступления. Я крайне признателен ему за то, что он нашел время ознакомиться с рукописью книги «Назидание» и высказать свои замечания. Все они при подготовке книги были учтены.

- Кроме отзыва А. Н. Сокурова, на обложке приведены слова о Вашей поэзии, сказанные Эдуардом Хилем…
- С Эдуардом Анатольевичем мы не были близкими друзьями, он значительно старше меня, и у нас не было возможности много общаться. Но мы много раз виделись на творческих вечерах – его и моих. Впервые встретились мы на выставке «Эхо тишины» – где были представлены мои стихи и картины китайского живописца Цзян Шилуня. Эдуард Анатольевич ознакомился с моими стихами, лестно отозвался о них, предложил проводить совместные выступления. К сожалению, этим планам не суждено было сбыться, он ушёл из жизни, проекты остались незавершенными. В память об этом замечательном человеке я посчитал уместным вынести его высказывание о моих стихах на обложку книги – разумеется, с согласия его родных.

- На вопрос «Для кого вы пишете?» Иосиф Бродский ответил, процитировав Игоря Стравинского: «Для себя и гипотетического альтер эго». У вас есть образ читателя?
- Я пишу для близких мне людей. В первую очередь, наверное, для воспитанников, которые сориентированы вектором воинского искусства на одухотворенное постижение жизни. И через них я обращаюсь ко всем остальным.

«Сборник «Назидание» — это уникальная веха, событие в мире современной поэзии. Как и все значимое, книга требует особого подхода, взамен же щедро дарит изысканное, утонченное откровение. Поэзия Андрея Логинова — целый космос, открытый для всех и доступный для немногих. Вам повезло, если удалось стать одним из немногих».
Александр Сокуров

«В стихах Андрея Логинова столько музыки, что их хочется не просто читать, а петь! Петь задушевно, с гордо поднятой головой, воспаряя духом, иногда пряча слезу, иногда украдкой улыбаясь…» 
Эдуард Хиль

Вопросы: Сергей Князев

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100